Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Начало осени – начало нового политического сезона; и в реальности, и в онлайне. Появление в сети открытых для подписания документов – первый признак того, что этот самый сезон открыт.

Минувшая неделя началась с письма правозащитников и деятелей культуры – письма, посвященного печально известной истории с реставрацией вестибюля станции Московского метро "Курская-кольцевая". Там, где под потолком – строчка из первого михалковского гимна: "Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги" и так далее.

Письмо, в котором описываются преступления Сталина, заканчивается так:

"Мы требуем ликвидации в Московском метрополитене надписей, которые были убраны после того, как наша страна осудила преступления Сталина. Реставрация надписей во славу Сталина не восстанавливает историческую справедливость, а искажает историю нашей страны. Мы выступаем не только во имя правды о прошлом страны, но и во имя ее будущего".

Среди подписавших – Людмила Алексеева, Даниил Гранин, Борис Стругацкий, Яков Гордин и очень много других достойных людей.

Появление письма вызвало споры – не только традиционные: сталинисты, антисталинисты – было бы о чем говорить. Тут, однако, получилось интереснее. Один из жителей США - человек более чем антитоталитарных убеждений – в блоге fantik1 поставил под сомнение саму возможность подписания этого письма негражданами России: "Вы ничего не можете требовать. Вы не являетесь гражданами. Вы не платите налоги и не голосуете".

В блоге одного из жителей Белоруссии, vadim_i_z, тут же появился ответ:

Станция метро "Курская-кольцевая" строилась тогда, когда была одна большая страна, гражданами которой были мои родители, неплохо познавшие на своём опыте, как "нас вырастил Сталин".
Потом страна распалась.
Я сейчас не о том, хорошо это или плохо. Распалась в 1991 году, это факт.
Но.
Меня никто не спрашивал, желаю ли я этого распада.
Я не подавал заявления о выезде из неё.
Отсюда эрго.


Дискуссия перешла в плоскость "кто может, а кто не может вмешиваться во внутренние дела России и московского метрополитена". И здесь мы имеем редкий для блогосферы случай, когда подобный спор разрешился сам собой. Дело в том, что сбор подписей под требованием изгнать Сталина из метро "Курская" пришлось приостановить. Слишком многие электронные граждане стали подписываться Иосифами Сталиными, Адольфами Гитлерами, Шамилями Басаевыми и прочими покойниками того же извода. В результате собственно подписей оказалось всего лишь около тысячи.

Можно было бы вспомнить Высоцкого: "Расклад перед боем не наш" – если бы бой в нашем случае все же состоялся. Хотя бы в соотношении "их восемь, нас двое".

* * *
Судьба другого письма, по другому поводу – тоже имеющему отношение к архитектурным изыскам – на минувшей неделе сложилась куда более благополучно. Если, конечно, под благополучием понимать количество откликов в блогосфере. В Санкт-Петербурге прошли так называемые общественные слушания по поводу того, нужен ли городу четырехсотметровый небоскреб "Охта-центр", в котором планирует навеки поселиться компания "Газпром". Прослушав все, что пожелали сказать сторонники строительства, и вычленив из прослушанного то, о чем сторонники говорить почему-то не пожелали – например, все те же проблемы сочетания небоскреба и исторического облика Питера, - питерские пользователи блогов решились на акцию прямого действия. В рамках отдельно взятого Живого журнала.

Участница общественных слушаний Наталия Введенская вывесила в своем блоге пост, призывающий петербуржцев завалить районную комиссию по застройке заявлениями с протестом. Аргументы Введенской таковы:

Заказчики "Охта-центра" даже не пытались объяснить, почему их случай исключительный. Но членораздельно разъяснили устами главного архитектора проекта, что ставят "амбициозную задачу создания новой доминанты, нового символа города". Новый символ выглядит как четырехсотметровое пламя газпромовской зажигалки. Страшненько, честно говоря, но верно: символ новой России для них, безусловно – газовый факел. …Если Газпром все же получит разрешение, то остановить волну небоскребного строительства в городе будет невозможно.


Бланк заявления представлен тут же. Едва ли продолжение общественных слушаний сможет повлиять на решение городских властей. Однако, как говорил герой Джека Николсона в "полете над гнездом кукушки" Милоша Формана и Кена Кизи – "я хотя бы попытался". За попытку – спасибо.

* * *
Следует признать: блогеры куда с большей охотой, чем собственно письмами, на минувшей неделе озаботились проблемами языкознания в целом. С первого сентября вступил в силу документ российского министерства образования, узаконивающий такие истинно народные вокабулы, как кофе в среднем роде – "черное кофе", да, - а также "дОговор" и почему-то "йогУрт". Первая волна откликов была вполне предсказуемой: прозвучало даже предложение перевести министра образования Фурсенко в тот же род, что и вкусное ароматное кофе. Однако затем пошла обратная волна. Популярный блогер Максим Александров был одним из тех, кто задал тон крестовому походу против надменного лингвистического консерватизма:

Язык, который существует "официально", не должен сильно отличаться от языка, которым пользуется народ. И если население страны в большинстве своем говорит "звОнит" и пишет слово "исчо" то это значит, что надо менять словари.
Язык - живой. Язык - средство коммуникации, а не пыточный инструмент для школьников.
А элита пусть говорит на латыни - языке мертвом и потому навеки неизменном.


Писатель и сценарист Олег Козырев – человек весьма либеральных убеждений – тоже встал на защиту узаконенных министерством образования дОговоров и йогУртов:

Критики, как вы так можете относиться к родному языку? Вы искренне считаете, что правильное произношение сперва попадает в словари и учебники для дикторов и только потом в народ? Для вас является новостью, что слова имеют свойство становиться общеупотребительными?

- "ЗвонИт, а не звОнит" - вечная дергалка, которая меня раздражала. У меня родные говорили звОнит и вокруг многие говорили так и я не хочу ради прилизанного диктора уничтожать и не любить говор своей родины.


Здесь уже напрасны комментарии вроде "Какую общность обозначает ударение "звОнит"? Никакую". Бессмысленны апелляции к культуре и прочим вещам, от которых иным звОнящим впору хвататься за пистолеты. Состоялось, свершилось, вошло в норму, прожито и смято. Две России встретились над словарями – та, которая кладет, и та, которая ложит. И у каждой отныне - своя правда. Узаконенная приказом Минобразования.

Лучший комментарий – ведущий если не к примирению, то к некоему сближению позиций - принадлежит блогеру maryro:

Сами же говорили лет 20, как попало, а теперь ржем, что эти бедолаги решили это в словарь внести. Мне всегда было интересно, когда еще на филологии училась, как этот процесс происходит - когда "живая речь диктует языку собственные законы". А оказалось, что вот так коряво оно и происходит, что вся страна "пацталом".


"Тех, кто меня уничтожит, / Встречаю приветственным гимном", - писал Брюсов в преддверии революции. Лучший гимн новому языковому порядку в своем блоге сОздал – либо создАл, ибо и так, и так можно – Евгений Смирнов в содружестве с Инной Гофф: "сдраствуй черное кофе / йа твой новый учениг".

На всякий случай: все еще – "класть". А не "ложить". Но это временно, судя по всему.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG