Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кого бережет моя милиция (Снежинск)


Александр Валиев: Снежинск - небольшой закрытый городок под Челябинском. В ночь с 26 на 27 августа здесь прошли массовые беспорядки. Они стали реакцией на убийство 18-летнего Ивана Сухорученко, тело которого нашли в понедельник, 24 августа, утром в окрестностях Снежинска. Вскоре выяснилось, что убийц было двое, один из них - сотрудник милиции Демин. Правда, следствие утверждает, что Демин был без оружия и находился не на службе. Рассказывает Елена Морозова, директор рекламно-информационного агентства "Снежинск Медиа".

Елена Морозова: Наши попытки нашего агентства связаться с заявителями, к сожалению, натыкаются на такие факты. Люди указывают на то, что с ними уже была проведена беседа следствием, возможно, сотрудниками ФСБ, и отказываются давать какие бы то ни было комментарии. Но надо понимать, что это, в основном, люди молодые. Ивану было 18. Это его ровесники.

Александр Валиев: Убийство Ивана Сухорученко, возможно, и не получило бы столь широкого резонанса, если бы не реакция его друзей и знакомых. Они вышли на центральную улицу маленького закрытого городка и потребовали справедливости. Правда, сейчас уже многие из них, судя по всему, пожалели о том, что участвовали в этой стихийной акции. Иван - единственный сын у матери. Работал на двух работах, был доброжелательным, спокойным, воспитанным юношей - так о нем говорят те, кто его знал. Вот, в частности, мнение девушки, которая попросила не называть в репортаже ее имя.

- Он был долгожданным ребенком. Мама его родила в 33 года. Мальчик старался для мамы. Он получал 7 тысяч рублей, 6 из которых он отдавал маме, поддерживал семью. Работал на двух работах. Мальчик был доброжелательным, не злой. Воспитан он был превосходно. Добрый мальчишка был.

Александр Валиев: По официальной версии в субботу на одной из городских дискотек произошел конфликт между девушкой милиционера и другом Ивана Сухорученко. В результате и сам Иван, и его друг оказались в милиции, где провели всю ночь. В воскресенье ночью Ивана вызвали из дома, и назад он уже не вернулся. Говорит Елена Морозова.

Елена Морозова: По свидетельству соседей, нам прокурор об этом сообщил, картина следующая восстановлена. Демин вместе с Васильевым, ранее судимым, вызвали Ивана из дома, напали на него, усадили в машину, руки его сразу были зафиксированы наручниками, и вывезли его в лесной массив, где избивали, а потом убили.

Александр Валиев: На массовую акцию протеста вышли порядка 50 человек, позже к ним присоединялось еще около сотни людей. По некоторым оценкам их было больше. Люди скандировали имя Ивана и требовали выдать им убийцу друга. Тогда милиция не поддалась на провокации, хотя нескольких, наиболее буйных участников, задержали. Но сегодня многие из тех, кто вышел на улицу, уже, скорее всего, жалеют об этом. Говорит знакомая погибшего Ивана, пожелавшая остаться неизвестной.

- На следующий день началась облава. Они сказали, если вы будете еще раз такое выкидывать, мы вас будем выцеплять по одному и сажать. Они должны хотя бы прислать повестку, еще что-то, еще что-то. А приходят в наглую и начинают задавать вопросы, хотя не имеют на это право. Ребята боятся. Те, которые шли в бой, сейчас они уже идут в отказку. Я осталась одна. Доказать я ничего не могу.

Александр Валиев: Оба убийцы задержаны. По городу ходят упорные слухи, что Ивана застрелили, а не забили молотками, как говорит следствие. Впрочем, официальная экспертиза свидетельствует об обратном. А прокурор Снежинска Георгий Бабаскин на пресс-конференции попросил не распространять слухи.

Георгий Бабаскин: Следователем Следственного комитета принимались меры проверки сведений, изложенных в СМИ, о наличии о работника милиции Демина при себе огнестрельного оружия и спецсредств. Эти сведения подтверждения не нашли. Согласно данным регистрационных журналов данные специальные средства Деминым не получались, а огнестрельное оружие сдано им по окончании службы 23 августа.

Александр Валиев: Высокие милицейские чины Снежинска обещают, что не будут прикладывать усилий, чтобы облегчить участь своего коллеги. Возможно, эта история не повторит сюжет другого трагического случая с участием милиционера в Челябинской области. Тогда пьяный сотрудник УВД выехал на чужой машине на встречную полосу, врезался в Жигули, водитель которых погиб, а пассажир стал инвалидом. Сейчас пассажир "Жигулей" Айдын Каранизаде пытается добиться справедливости, но пока это у него не очень получается.

Айдын Каранизаде: И прокуратура, и судебные органы обычно лояльны, если в деле фигурируют правоохранительные органы. Есть лояльность и в предварительном следствии, и в судебном разбирательстве покрывать факты.

Александр Валиев: Случаи, когда сотрудники милиции становятся героями неприглядных ситуаций - не редкость. Не так давно в Челябинске стал достоянием общественности случай, когда милиционеры избили и заставили убирать помещение дежурной части ни в чем не повинного человека. Уголовное дело удалось возбудить только после вмешательства журналистов и депутата гордумы. А вот что думают рядовые челябинцы о работе милиции.

- В милиции, как и во всех других организациях и учреждениях, работают разные люди – есть порядочные, есть не очень, есть добрые, есть хорошие, есть злые.

- Патрулирование не проводится во дворах. Я сколько раз обращался к участковому – бесполезно. Мальчишки хулиганили, я позвонил. Через 5 минут приехала машина. Ребята сказали – звоните нам.

- Тезис совдеповской России о том, что моя милиция меня бережет, наверное, уже несколько утратил свое значение. Причина банальна для всех бюджетных организаций в современной России – это нехватка финансирования. Нормальные люди просто не согласятся работать в милиции, рискуя своей жизнью за жалкие гроши. Конечно, остались в милиции те люди, которые работают за идею.

Александр Валиев: Между тем, Юрий Золотов, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, поручил исполняющему обязанности прокурора Челябинской области Можину обеспечить необходимый надзор за исполнением следствия убийства в Снежинске.
XS
SM
MD
LG