Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юбилей Нового Амстердама.





Александр Генис: 12 сентября 1609 года, то есть, 400 лет назад, Генри Гудзон, британский мореплаватель на службе Нидерландов, вошел в устье еще безымянной реки на том самом корабле “Полумесяц”, реплика которого сейчас по ней курсирует. Память об этом судьбоносном событии сделала праздничным все нынешнее лето. Бесконечные юбилейные торжества дали Нью-Йорку всласть повспоминать голландскую юность. Ведь первый из своих четырех веков город прожил под голландским влиянием, о чем напоминает топонимика, начиная со всем известных районов - Гарлем и Бруклин.
Справедливости ради, следует сказать, что предыдущие юбилеи справляли по-разному. Так, 200 лет назад, в 1809 году, Вашингтон Ирвинг, который, кстати, сам прекрасно говорил по-голландски, напечатал пародийную, смешную и обидную “Историю Нью-Йорка”. В ней он изобразил основателей Нового Амстердама сонными, ленивыми обжорами, чье правление, по словам классика, “зиждилось на широкой голландской основе безобидной глупости”.
Зато 100 лет спустя, в 1909-м, голландцы были реабилитированы. Теперь их вспоминали как аристократов-патрициев, передавших Нью-Йорку свою предприимчивость, чистоплотность и хорошую, во всяком случае сытную, кухню.
Нынешний юбилей объединил в порыве любви Старый и Новый Амстердам. Соединившись на праздничном торжестве, мэры обоих согласились с тем, что их города делят один и тот же ДНК. В этот генетический код входят космополитизм, терпимость, безудержная энергия и другие унаследованные Нью-Йорком от голландцев черты характера, позволившие ему стать неофициальной столицей мира.
Юбилей изменил весь город. Вдоль нью-йоркских улиц высажены тысячи оранжевых тюльпанов. С плакатов на нас смотрят портреты голландских негоциантов. Магазины в честь праздника торгуют бесподобной голландкой селедкой. Город украсили мемориальные таблички и новые монументы. На южной оконечности Манхэттена, где все начиналось, выросла декоративная голландская деревня с неизбежной ветряной мельницей. И конечно, все городские музеи соревнуются в устройстве голландских выставок.
Одна из самых интересных экспозиций все лето украшала музей истории Нью-Йорка. С ее организатором, куратором и заместителем директора музея Сарой Генри (Sarah Henry) беседует наш корреспондент Ирина Савинова.

Сара Генри: Эта выставка открылась 4 апреля. Обратите внимание на дату, потому что именно 4 апреля 1609 года экспедиция Генри Гудзона подняла паруса в Амстердаме, и он отправился на поиски пути в Азию.
Многие из экспонатов выставки “Амстердам/Новый Амстердам” – из европейских музеев и коллекций и впервые попали в Америку.
Выставка рассказывает об интересном времени: опасных морских путешествий и открытиях новых земель. Экспедиция Генри Гудзона не проложила путь в Азию – вместо этого она открыла невероятно богатый природными ресурсами остров, – сегодняшний Манхэттен. Генри Гудзон в отчетах, которые он посылал в Европу, описывал остров с очень плодородной землей, могучими лесными массивами и пушными зверями. В особенности - бобрами. Все это представляло интерес для укреплявшей свое экономическое положение и вес на мировой политической арене недавно получившей независимость Голландии. Выставка прослеживает, как все достижения Амстердама были перевезены через Атлантический океан – в Новый Амстердам.
Музей города Нью-Йорк получил поддержку от Музея голландской национальной морской истории в Амстердаме и от проекта штата Нью-Йорк “Новая Голландия”.


Ирина Савинова: Сара, помогите нам поместить ее в исторический контекст.


Сара Генри: Начало 17-го века было временем активной геополитической борьбы европейских стран за обладание торговыми путями и колониями. Северным странам приходилось догонять Испанию и Португалию, на сто лет раньше других стран ставших колониальными державами.
Голландия, как и Великобритания, искала путей на рынки Азии. Огибать Африку – долгая дорога, к тому же ее контролировали испанские и португальские конкуренты. Открыть новые пути стало просто необходимо. Организовывались экспедиции, которые искали прохода через Северный полюс, другие огибали с северо-востока Россию. Шли поиски и западного пути, вокруг северного побережья Америки, которая тогда представлялась небольшим континентом.
Генри Гудзон был первым европейцем, закрепившим за Голландией обширные территории от реки Коннектикут до реки Делавэр. Они легли в основу Новой Голландии. А 20 лет спустя, началось заселение региона.
В 1664 голландцы сдали колонии Новая Голландия и Новый Амстердам англичанам, а Новый Амстердам стал городом Нью-Йорком.


Ирина Савинова: Голландская колония отличалась от остальных колоний Нового Света толерантным отношением к другим религиям, не так ли?

Сара Генри: Совершенно верно: выставка “Амстердам/Новый Амстердам: миры Генри Гудзона” демонстрирует, что эта колония была по характеру исключительно голландской. Голландия приобрела независимость от Испании лишь одно поколение назад и стала республикой – редкое явление в политической культуре того времени. Монарха у них не было, не было и демократии в таком смысле, как мы это понимаем, но был некий эгалитаризм: все граждане республики пользовались определенными привилегиями и обязанностями. И эта очень важная политическая установка была приспособлена к условиям Нового Света и внедрена в устройство колонии Новый Амстердам.
Голландская республика прислала в Новый Свет и такое редкое тогда понятие как свобода совести. Это тоже не совсем то, что мы сейчас понимаем под свободой вероисповедания – только голландская реформистская церковь была наделена правом строить церкви и проводить публичные службы. Но в частном порядке разрешалось исповедовать любую религию. И это привело к тому, что новая колония стала местом, – невероятно для того времени – где мирно сосуществовали разнообразные религиозные верования. Не все в Новом Амстердаме хотели такого разнообразия: генерал Стайвесант был против того, чтобы иудеи, лютеране и квакеры имели своих священнослужителей. Но разнообразие религий сохранилось.
Несмотря на свободу вероисповедания, населить колонию голландцами было трудно: дома экономическое положение было более стабильным. Чтобы привлечь колонистов, пришлось принимать самых разных людей. На улицах молодого города Новый Амстердам 200 с небольшим поселенцев говорили на 18 языках! Уже тогда будущий Нью-Йорк проявил свой космополитический характер, столь отличный от колоний Новой Англии на севере или Виргинии на юге.


Ирина Савинова: Какие Ваши любимые экспонаты выставки?

Сара Генри: Географическая карта 1612 года. На ней изображен Гудзонский залив, место последней экспедиции Генри Гудзона. Заливом он не зовется. Вместо этого на карте значится Маре Магнум - Большое море.
Другой экспонат рассказывает об игре “Тянуть гуся” – свидетельство социальной жизни того времени. Это жестокая игра: в ней участники пытаются оторвать голову живому гусю. Именно такой род развлечения правительство пыталось искоренить, но сделать это было крайне трудно – народные массы часто представляли собой дикую неуправляемую толпу.
Есть на выставке показаны красивейшие витражи из реформистской церкви Нового Амстердама.


Ирина Савинова: Какие юбилейные торжества пройдут в Нью-Йорке?

Сара Генри: В 2009 году пройдут несколько торжеств. Конечно, нужно упомянуть наши три выставки в Музее города Нью-Йорк. На Говернорз-Айленд будет организован фестиваль. Люди знают Нью-Йорк как город 21-го века, но в связи с торжествами можно будет углубиться и узнать его колониальную историю. Скажу прямо: это - лучшее время для визита в Нью-Йорк.
XS
SM
MD
LG