Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
С интересом прочел вот такую "шапку"- заголовок к статье о теннисе: "Сколько можно позорить российский теннис и российскую культуру?!" Это произнес не кто-нибудь, а главный тренер Федерации тенниса России Владимир Камельзон. Сильно сказано, а?

Ну хорошо, давайте посмотрим на ситуацию пристальнее. Формальный повод для такого вывода г-на Камельзона – плачевные для России итоги Открытого чемпионата США по теннису. На четвертом в году турнире серии Большого Шлема в четвертьфинал впервые за 9 лет не смог выйти никто из россиян, в том числе и первая на текущий момент ракетка мира Динара Сафина, и выигравшая в этом году Открытый чемпионат Франции Светлана Кузнецова.

"Особый", я бы даже рискнул сказать – "изощренный цинизм" ситуации для российских болельщиков заключается в том, что четырех россиянок подряд, одну за другой, выбила из розыгрыша 17-летняя американка Мелани Удин. Имена этих россиянок – Анастасия Павлюченкова, Елена Дементьева, Мария Шарапова и Надежда Петрова. Первая – восходящая звезда российского тенниса, вторая – олимпийская чемпионка, третья – 3-кратная победительница турниров Большого Шлема, да и Петрова в свое время считалась очень сильной теннисисткой.

Ну что ж, Мелани Удин, наверное, сейчас ждет ослепительное будущее. Российских же теннисистов ждет, судя по выражению главного тренера, "разбор полетов". Вот только не очень понятно, как это разбор проводить и при чем тут "русская культура"? Поскольку теннис – вид спорта индивидуальный, национальная принадлежность спортсменов здесь – дело весьма условное. Большинство из них в России не живет и не тренируется, а даже если и так – график профессионального теннисиста являет собой череду переездов и перелетов по всему миру. Тренера, массажиста, билеты, проживание и питание теннисист оплачивает из своих гонораров. Да, бывает и так, что игрок принимает участие в матчах за сборную страны, и на это время его берет на содержание национальная федерация. Но в масштабах его доходов, расходов и индивидуальных планов эти ситуации решающей роли не играют.

Ситуация с Марией Шараповой – классический пример того, как ее папа, буквально продав все, что только было можно, отправил девочку учиться во Флориду, в легендарную теннисную академию Ника Боллеттиери. И все прочие ее достижения – и поражения, конечно! – стали ее личным делом. Личным – а вовсе не делом Федерации тенниса России. Потому вполне понятно, что и возможностей как-то "наказать" теннисистов у федерации немного.

Разговоры же о "русской культуре" вообще странны применительно к теннису – игре вовсе не российской, как, например, городки или лапта. Она, скажем, в СССР и России долго считалась "не нашей", "аристократической" и серьезную популярность приобрела лишь в последние лет 15-20, чему во многом способствовало увлечение теннисом "лично" Бориса Ельцина. Да, сегодня за теннисом в России следят многие болельщики, но все же таким уж "поголовным" явлением российской культуры он пока еще не стал. Хотя после каждой российской победы ощущение такое порой складывается – уж очень любит пресса превозносить эти достижения с дрожью в голосе.

Любопытно, что нынешнее заявление совпало с приемом в Кремле российских спортсменов, ставших олимпийскими чемпионами Пекина. Странно уже то, что награждать спортсменов вздумали более чем через год после окончания Олимпиады! Странным показалось и заявление Дмитрия Медведева о том, что все крупные достижения в спорте невозможны без участия государства. Заявление это, мягко говоря, не очень верное, хотя, скажем, участие в спортивной жизни таких олигархов, как Роман Абрамович (футбол), Михаил Прохоров (биатлон) или Алишер Усманов (фехтование) нельзя назвать совсем уж "негосударственным". Ну и, наконец, в очень двусмысленную ситуацию попала та же Елена Дементьева, потерпевшая катастрофу в Америке и получившая награду в Кремле в день, когда Открытый чемпионат США еще не завершен. Что ж, такова, как говорится, спортивная жизнь – от касторки до конфетки один шажок...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG