Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путь Америки к экономическому выздоровлению. Как выглядят меры правительства через год после падения ипотечных агентств


Барак Обама: Я заметил, что некоторые люди уже забыли, как плохо обстояло дело 7 месяцев назад. А вы это заметили? У них какая-то избирательная амнезия. Так давайте им напомним…

Ирина Лагунина: С этими словами президент США Барак Обама обратился в понедельник – в День труда в Америке – к членам профсоюзного объединения АФП-КПП на пикнике в Цинциннати, штат Огайо. Действительно, год назад это выглядело так:

Барак Обама: Финансовая система на грани коллапса. Около 700 тысяч человек в месяц теряют работу, началась худшая на нашей памяти рецессия, которая грозила перерасти в еще одну Великую Депрессию. Вот что происходило всего семь месяцев назад.

Ирина Лагунина: Первые экстренные меры были предприняты правительством США год назад 7 сентября. Государство взяло под свой контроль крупнейшие ипотечные компании Фэнни Мэй и Фрэдди Мэк. А в середине месяца были объявлены новые экстренные меры Министерства финансов для стабилизации положения на финансовых рынках - дополнительные расходы бюджета на 700 миллиардов долларов - 5% от тогдашнего объема американской экономики в целом. Эти деньги правительство направило на выкуп облигаций и других ценных бумаг американских банков и финансовых компаний, так или иначе связанных с национальным рынком ипотеки. Фактически, это было крупнейшей в истории США сделкой по национализации частных компаний. Напомню ситуацию годичной давности, как ее рассказал Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: На долю только этих двух агентств приходится сегодня почти половина всех закладных по ипотеке в США – на 5 триллионов долларов из 12 триллионов в целом. В какой мере это соответствует антимонопольному законодательству, призванному не допускать чрезмерной концентрации того или иного бизнеса?
Говорит руководитель Центра по изучению рынка недвижимости при Гарвардском университете профессор Николас Ретсинас:

Николас Ретсинас: Перед нами не монополия, а, скорее, дуополия. Антимонопольные законы не нарушаются: ведь ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mac конкурируют между собой. Кроме того, на ипотечном рынке США действует множество других частных компаний, например, инвестиционные банки. Все они выполняют те же функции...

Сергей Сенинский: Хотя оба федеральных агентства, по форме собственности, являются сегодня исключительно частными компаниями, мало кто из участников финансовых рынков сомневался и до сих пор, что, возникни кризисная ситуация, государство в стороне не останется. Что, собственно, и произошло. Из Лос-Анджелеса – вице-президент инвестиционной компании TCW, специализирующейся на ипотечных облигациях, Джеффри Гандлак:

Джеффри Гандлак: Fannie Mae и Freddie Mac являются гарантами ипотечного кредитования. Одна из таких гарантий заключается в том, что эти агентства выкупают у коммерческих банков закладные по ипотечным кредитам. Благодаря этому банки получают дополнительные средства и могут направить их на выдачу новых ипотечных кредитов.
Кроме того, агентства Fannie Mae и Freddie Maс выпускают на основе этих закладных специальные ценные бумаги, которые продаются на финансовых рынках. В этих ценных бумагах отмечается, что Fannie Mae и Freddie Maс обязуются их гарантировать. И если завтра эти два агентства вдруг перестали бы существовать, то вместе с ними исчезнут и гарантии.
В результате цена недвижимости может просто обвалиться, так как резко сузится круг потенциальных покупателей жилья: ведь у банков исчезнут нынешние фонды, которые и помогают людям совершить столь дорогостоящую покупку.

Сергей Сенинский: 7 сентября, правительство США объявило, что берет оба агентства под свой контроль. А на следующий день их акции на фондовой бирже рухнули сразу на 75-80%...

Николас Ретсинас: Правительство было обеспокоено судьбой этих двух компаний, так как они жизненно важны для нормальной деятельности рынка жилья. Именно благодаря им, люди могли получать в банке кредиты на покупку жилья под умеренные проценты.
Чтобы такая возможность сохранялась в США и впредь, правительство и взяло под свой контроль 80% акций Fannie Mae и Freddie Mac. Взамен компании получают экстренную финансовую помощь. А цена их акций рухнула, так напуганные держатели акций стали их массово продавать.
Все решения руководителей этих агентств должны теперь одобряться директором нового федерального агентства - Federal Housing Finance Agency, которое было специально создано Конгрессом США еще в начале этого года...

Сергей Сенинский: Агентства Fannie Mae и Freddie Mac выпускали огромное количество собственных облигаций. Их общий объем на сегодня – 5 триллионов долларов. Для сравнения: это – текущий объем ВВП России сразу за три года.
Облигации американских ипотечных агентств имеют наивысшие кредитные рейтинги и всегда считались на мировых рынках одними из самых надежных: их участники понимали, что за ними фактически стоят обязательства правительства США. И потому облигации эти скупали на сотни миллиардов долларов зарубежные инвесторы, в том числе – центральные банки и правительства других стран, включая Россию, фактически дополнительно кредитуя тем самым экономику Соединенных Штатов.

Николас Ретсинас: Одной из причин экстренного вмешательства правительства и было намерение предотвратить сокращение потока зарубежных капиталов, идущих в США. Чтобы зарубежные инвесторы продолжали покупать облигации Fannie Mae и Freddie Mac, правительство и заявило: мы гарантируем эти ценные бумаги.

Сергей Сенинский: На сегодня самыми крупными держателями облигаций Fannie Mae и Freddie Mac являются национальные банки Японии и Китая – объем их вложений исчисляется сотнями миллиардов долларов.
Центральный банк России в прошлом году оценивал свои вложения в эти облигации в 100 миллиардов долларов, то есть пятую часть своих валютных резервов. Теперь, по разным оценкам, объем этих вложений составляет 30-40 миллиардов долларов.
В России неким аналогом американских агентств Fannie Mae и Freddie Mac можно считать Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), созданное в 1997 году. 100% его акций принадлежат государству. Но, как и американские агентства, российское АИЖК выпускает свои облигации. Из Москвы – аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Александр Кудрин:

Александр Кудрин: Действительно, облигации АИЖК можно считать квази-аналогом американских ипотечных облигаций - хотя бы потому, что это тоже государственное агентство, которое позволяет развивать ипотечный рынок, который рефинансирует ипотечные кредиты. Однако полным аналогом, конечно, облигации АИЖК не являются уже потому, что, по российскому законодательству, существующие на рынке облигации АИЖК в большинстве своем являются не ипотечными бумагами, а корпоративными облигациями. Да, есть примеры двух выпусков уже полноценных ипотечных бумаг АИЖК, но ликвидность этих инструментов оставляет желать лучшего, да и объем их невелик.

Сергей Сенинский: В целом - какое влияние оказал разразившийся в прошлом году в США ипотечный кризис на рынок жилой недвижимости в стране? Намного ли сократилась доля американских семей, живущих в собственных домах, которая еще недавно составляла почти 70% от всех? И стало ли на этом рынке больше относительно дешевого жилья? Из Вашингтона – содиректор Центра экономических и политических исследований Дин Бейкер:

Дин Бейкер: С 2004 года количество американских семей, живущих в собственных домах, сократилось на 2%. И похоже, оно продолжает сокращаться дальше.
Значительно меньше стало и потенциальных покупателей, потому что теперь труднее получить в банке кредит на покупку дома.
Да, в результате ипотечного кризиса на рынке недвижимости в США появилось гораздо больше дешевых домов. Это хорошо для покупателей. Раньше цены на жилье были явно завышены, и они должны были снизиться.
Но, к сожалению, все это - довольно болезненный процесс. Даже если дома и подешевели, станут ли их больше покупать?.. Не знаю. Пока общее количество домовладельцев продолжает сокращаться. С одной стороны, теперь купить дом могут люди, которые еще 2-3 года назад просто не могли себе этого позволить. Но, с другой стороны, за долги лишаются своих домов некоторые из тех, кто купил их 2-3 года назад.

Сергей Сенинский: Из Лос-Анджелеса - Джеффри Гандлак, инвестиционная компания TCW:

Джеффри Гандлак: Падение цен на недвижимость в США в последние два года привело к тому, что многие домовладельцы просто перестали выплачивать банкам свои долги по взятым ранее кредитам. Ведь до этого почти все кредиты исправно погашались. И не только потому, что у клиентов были достаточные доходы, чтобы их возвращать.
Теперь же рыночная цена того же дома значительно снизилась, а нередко оказывается и меньше суммы оставшегося долга. И все больше домовладельцев стали приходить к выводу, что долг возвращать и вовсе не стоит. Пусть, мол, банк забирает дом, и сам с ним возится – ведь все убытки он примет на себя.
Отделавшись, таким образом, от дома, люди могут или снимать жилье, или попробовать купить себе другое - подешевле. В итоге все невозвращенные долги легли тяжким бременем и на банки, и на ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Maс. В этом и заключается сегодня главная проблема американского рынка недвижимости...

Сергей Сенинский: По сути, часть именно этих долгов собирается теперь выкупать у банков и финансовых компаний правительство США. На что и планируется потратить те самые 700 миллиардов долларов, которые Министерство финансов дополнительно запросило у Конгресса...

Ирина Лагунина: Так описывал ситуацию год назад наш экономический обозреватель Сергей Сенинский. Что удалось сделать новому президенту США за то время, которое он находится у власти. Вот как он сам это представил в выступлении по поводу Дня труда.

Барак Обама: Времена все еще трудные. Я знаю. Но мы сократили налоги для 95 процентов работающих семей в Америке. Это 45 миллионов семей в Огайо, в том числе здесь, в Цинциннати. Это – обещание, которое я дал в ходе предвыборной кампании, и я сдержал его, став президентом Соединенных Штатов. Мы сократили налоги на малый бизнес. Мы выдали кредиты более тысячи малых предприятий здесь, в Огайо, чтобы они могли расти и нанимать новых рабочих. Мы распространили пособие по безработице на дополнительных 12 миллионов американцев, включая около 570 тысяч граждан Огайо.

Ирина Лагунина: А на днях вице-президент Джо Байден выступил с большой речью на тему экономики в одном из вашингтонских мозговых центров – Институте Брукингса. Тему продолжит Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: На этой неделе президент и Конгресс вернулись из летнего отпуска. И главе правительства, и законодателям предстоит сложная осень. Многие наблюдатели считают, что ближайший месяц определить политическую судьбу Барака Обамы. Неожиданно резкое неприятие избирателями президентского плана реформы здравоохранения – самый острый, но не единственный симптом разочарования избирателей. Вторая по значимости проблема – Афганистан. Вскоре президент должен принять крайне непопулярное решение о направлении в Афганистан дополнительных войск. В глазах большинства американцев, афганская война ничем не лучше иракской. Получается, что весь антивоенный пафос Обамы выразился в том, что он перебросил войска из Ирака в Афганистан. Не разрешены и даже усугубились другие сложные международные проблемы – иранская, северокорейская, ближневосточная.
Но самое главное – состояние американской экономики. Нарисовать радужную картину не удается. По оценкам ряда экспертов, кризис продолжает углубляться, хотя и не такими стремительными темпами, как прежде. Об этом свидетельствует, прежде всего, ситуация на рынке рабочей силы, рост безработицы.
По всем этим причинам рейтинг президента снижается. По данным социологической службы Расмуссен, в январе доля тех, кто «решительно одобряет» действия президента, составляла 43 процента, в августе – всего 30. Зато процент тех, что «решительно не одобряет», увеличился за тот же период с 20 до 39 процентов. Такого резкого падения популярности в первый год президентства не было ни у кого из предшественников Обамы. Данные службы Расмуссен обычно отличаются повышенной точностью, так как она опрашивает не просто избирателей, а тех, кто ходит голосовать.
В таких условиях вице-президент Джо Байден счел своим долгом помочь президенту. В первых строках своей речи он напомнил безотрадное положение, в котором оказалась американская экономика на исходе президентства Буша.

Джо Байден: Когда президент Обама и я вступили в должность, мы находились посреди того, что я называю Великой Рецессией. Казалось, с того дня, когда мы принесли присягу, не было утра, когда мы не просыпались бы и перед нами не шествовало новое явление парада экономических ужасов. Причем некоторые из них мы предвидели. Американцы наблюдали, как их сбережения тают вследствие сокращения фондового рынка. стоимость жилья рушилась. Люди теряли сбережения, теряли дома. Крупнейшие банки – сегодня это с трудом вспоминается, хотя прошло всего восемь месяцев – крупнейшие банки пребывали на грани краха. Экономисты всерьез рассуждали, а не объявить ли банковские праздники. Кредитная деятельность была заморожена, предприятия не могли занять деньги на закупки, перестали расширяться и нанимать персонал, лишь бы сохранить прежний штат. Заслуживающие доверия экономисты опасались возможности настоящей депрессии. Нобелевский лауреат Пол Кругман писал в январе 2009 года: «Не стоит заниматься самоуспокоением: все это ужасно похоже на начало второй Великой Депрессии».

Владимир Абаринов: Далее вице-президент указал три направления, в которых действовала администрация в целях борьбы с кризисом.

Джо Байден: Перед лицом этого разрастающегося бедствия, мы понимали, что необходимо действовать, и мы стали действовать в трех направлениях. Прежде всего, мы должны были стабилизировать финансовую систему. Мы сделали непопулярный, но необходимый шаг по спасению банков. И сегодня, хотя еще многое предстоит сделать, 8 из 10 крупнейших финансовых институтов Америки, включая такие, как Голдман Сакс, Морган Стэнли, Америкен Экспресс, а также 16 банков поменьше – полностью погасили ссуду правительства, причем налогоплательщик получил прибыль в размере 4 миллиардов. Во-вторых, совместно с Федеральным Резервом мы приняли меры к стабилизации рынка жилья, позволив ответственным домовладельцам остаться в своих домах. И мы уже начинаем наблюдать результаты этих мер. В июле рост рынка жилья составил 10 процентов, и это уже четвертый месяц непрерывного роста. Так что, мы уже у цели? Нет. Но мы движемся к ней. Двести дней назад президент Обама подписал третью часть антикризисного плана – Закон о восстановлении и реинвестициях. И сегодня налицо растущий консенсус: закон работает. Не полагайтесь на мои слова. Посмотрите оценки авторитетных аналитиков. Они считают, что Закон о восстановлении создал или сохранил от полумиллиона до 750 тысяч рабочих мест.

Владимир Абаринов: Джо Байден ответил тем, кто считает, что сейчас не время для масштабных и затратных проектов, которые администрация Обамы намерена реализовать несмотря на то, что они углубляют бюджетный дефицит и увеличивают национальный долг США.

Джо Байден: Знаете, в прошлом президенты имели возможность – а я здесь видел уже восьмерых – имели возможность распределить проблемы, с которыми они сталкиваются: вот эти две будем решать в первую очередь, а эти пять или шесть - отложим. Потому что они знали, что статус-кво не изменится. Но из тех проблем, которые легли на стол президента Обамы, назовите мне хотя бы одну, о которой он мог бы сказать: вот это мы отложим на три года. Неужели кто-нибудь думает, что мы можем лидировать в 21 веке без коренного изменения энергетической политики? Неужели кто-то считает, что мы способны сохранить наше место в мире без радикальных перемен в нашей системе образования, когда мы всего лишь на 17-м месте по числу выпускников высших учебных заведений? Неужели кто-то верит, что мы обойдемся без решительных изменений в стоимости здравоохранения в этой стране, если не согнем эту кривую в другую сторону?

Владимир Абаринов: Джон Байден рассказал, каким он видит будущее Америки.

Джо Байден: Мы знаем, что нам нужна совершенно новая, умная сеть электропередач. Применение новых информационных технологий в здравоохранении модернизирует способы оказания медицинской помощи, спасет жизни и сохранит деньги. Расширение современных телекоммуникаций в ныне заброшенные уголки страны принесет технологические блага всем и одновременно значительно повысит производительность труда. Скоростные железные дороги – это сокращение перегрузок, повышение эффективности и сокращение загрязнения среды. Инвестиции в новую технологию позволят создать электромоторы для следующего поколения автомобилей. Когда все будет сказано и сделано, мы возродим нашу экономику не на финансовых пузырях, а на твердом основании инновационного бизнеса, чистой энергии и модернизированной системы здравоохранения. Каждая из этих отраслей будет обеспечена завидными рабочими местами. Таково наше вúдение, и это видение мы намерены претворить в жизнь.

Владимир Абаринов: По мнению вице-президента, пока еще слишком рано выносить вердикт президентству Барака Обамы.

Джо Байден: Если посмотреть на Закон о восстановлении как на марафон длиной в два года, то получится, что мы пробежали всего 9 миль. Мы приближаемся к отметке «9 миль». Спустя 200 дней закон работает лучше, быстрее и эффективнее, чем большинство людей ожидало.

Владимир Абаринов: В переводе на англо-американские единицы длины марафонская дистанция составляет 26 миль и 385 ярдов. Таким образом, администрации Обамы осталось пробежать 17,2 мили. Иными словами, пробежал он чуть больше трети дистанции.

Джо Байден: Инвестиции в широкополосный интернет будут увеличены в ноябре. Мы свяжем в единую сеть обширные территории, где нынешних линий не хватает или просто нет. Мы уже получили заявок на 30 миллиардов долларов – в семь раз больше, чем мы предоставили по антикризисному плану. В результате сельские больницы смогут практиковать телемедицину, консультироваться со специалистами, находящимися за сотни миль от них. Взрослые люди смогут пойти в виртуальные классы и закончить колледж или получить ученую степень, не выходя из дома. Скотоводы смогут в режиме реального времени узнавать о ценах на рынке и продавать свой скот на интернет-ауционах, зарабатывать больше с меньшим риском. Это реально, это осязаемо, это выполнимо для тех сегментов населения, кто до сих пор был лишен всего этого.

Владимир Абаринов: Джо Байден мобилизовал все свое красноречие, которым он славится, в заключительной части речи.

Джо Байден: Первые 200 дней мы делали необходимое. Следующие 200 дней мы будем делать возможное. В конечном счете эти инвестиции – гораздо больше, чем просто создание новых рабочих мест. Это возрождение надежды и веры в возможности. Знаете, легко сидеть в Вашингтоне, как мы сидим сейчас, и гадать, что творится в стране. Последние два года я исколесил всю страну, ее проселки и магистральные автострады, побывал и в крупных городах, и в мелких городишках. Встречался с должностными лицами на местах, с предпринимателями, рабочими, фермерами. Самая хватающая за сердце фраза, – в буквальном смысле – какую я слышал повсюду: «Здесь прежде было». Здесь прежде был сталелитейный завод. Этот город был столицей американской керамики. На этой фабрике прежде работали 1200 человек. Здесь находилась штаб-квартира компании. «Здесь прежде было» - я слышал это постоянно, когда говорил с людьми. Но благодаря средствам, которые мы начали инвестировать, и инвестициям, которые появляются как следствие крепнущей уверенности в то, что это дело перспективное, я слышу теперь другой рефрен: «Здесь будет». Здесь будет фабрика, делающая современные оконные стеклопакеты. Здесь будет предприятие, где мы будем делать электроаккумуляторы емкостью, которой хватит на 220 миль пробега. Здесь будет подстанция новой умной линии электропередач, куда будет поступать энергия, произведенная на просторах Великих равнин, чтобы освещать города Среднего Запада. В этом здании бывшей фабрики будут квартиры для сотен семей по нормальной, низкой цене. А эта фабрика не закрывается, а расширяется – мы делаем на ней трансформаторы для электростанции, генерирующей энергию из ветра. Эта школа не закрывается – мы добавляем к ней еще два класса, чтобы получить правительственный грант за новаторство. Это подлинные истории о том, как Закон о восстановлении помогает справиться с трудностями. Этого пока далеко не достаточно, но этого с каждым днем будет все больше. Вспомните, что мы пока всего лишь на девятой миле марафонского забега.

Владимир Абаринов: Вице-президент не исключил временных, тактических отступлений с избранного курса. Но сценарий, при котором президент свернет с дороги, он считает невероятным.

Джо Байден: Дорога впереди будет очень непростой, ухабистой. Будут и позитивные экономические новости, и негативные. Но я уверен: на каждый шаг назад придется три шага вперед. Именно так работают программы восстановления. Мы знаем, мы абсолютно уверены в том, что мы на верном пути. На этом пути мы сможем обеспечить устойчивый и надежный рост посредством создания благоприятных обстоятельств, при которых у людей будет достойная работа, достойная зарплата, обеспечивающая им уровень жизни среднего класса, и рост этот не сократится.

Владимир Абаринов: Между тем в США начинается дискуссия, не появится ли у Барака Обамы к следующему избирательному циклу конкурент в рядах Демократической партии. По данным службы Расмуссен, 44 процента активных избирателей считают, что Хиллари Клинтон должна еще раз испытать судьбу в 2012 году.
XS
SM
MD
LG