Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аварию на Саяно-Шушенской ГЭС расследуют парламентарии


Российские парламентарии готовы расследовать причины аварии на Саяно-Шушенской ГЭС

Российские парламентарии готовы расследовать причины аварии на Саяно-Шушенской ГЭС

Председатель Госдумы Борис Грызлов в среду на открытии осенней сессии заявил, что Госдума должна создать комиссию и провести парламентское расследование в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС.

Между тем, спасатели в среду обнаружили тело 74-го погибшего 17 августа при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС – Вячеслава Жданова. Заместитель руководителя следственного отдела СКП РФ по Сибирскому федеральному округу Владимир Ануфриев сообщил, что в настоящий момент официально считается пропавшей без вести еще одна сотрудница станции.

На заседании 9 сентября совет директоров ОАО "РусГидро" принял решение выделить дополнительные средства в сумме не более 85 миллионов рублей для "ликвидации социальных последствий" аварии на СШ ГЭС, в том числе и для выплат пострадавшим, семьям погибших и пропавших без вести.

В среду же глава Ростехнадзора Николай Кутьин сообщил журналистам: "Картина аварии на Саяно-Шушенской ГЭС полностью восстановлена, мы понимаем что произошло. Сейчас происходит формирование акта. 14 числа мы его окончательно вычитаем и сформулируем, а 15 сентября акт будет подписан и представлен общественности".

Владимир Кара-Мурза: Спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов заявил, что Государственная дума должна создать комиссию и провести парламентское расследование в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС. «Это инициатива партии «Единая Россия», - сказал Грызлов в ответ на предложение депутата-коммуниста Валентина Романова заслушать главу правительства Владимира Путина по этому вопросу. По словам Грызлова, профильному комитету уже дано соответствующее поручение для сбора подписей депутатов и подготовки всех материалов для того, чтобы начать данное расследование. Спикер сообщил, что в понедельник депутаты получили подробную справку о произошедшей аварии. О том, насколько продуктивна практика парламентских комиссий по расследованию в связи с намерением российского парламента расследовать аварию на Саяно-Шушенской ГЭС мы говорим с бывшим народным депутатом СССР, бывшим членом Совета федерации Юрием Болдыревым и депутатом Государственной думы Российской Федерации Виктором Илюхиным. Удивила ли вас инициатива партии власти создать парламентскую комиссию по расследованию аварии на Саяно-Шушенской ГЭС?

Юрий Болдырев: Да, честно говоря, очень удивила. Парадокс в том, что с точки зрения формальной логики, мы возьмем сообщение о том, что в какой-нибудь стране X произошла авария и в парламенте спикер парламента заявил, что мы создаем парламентскую
В этом случае возникает вопрос: парламентская комиссия чьи действия будет расследовать?
комиссию по расследованию. Вроде все логично, все нормально, не к чему придраться. А теперь мы получаем другое сообщение, что в стране Y есть парламент, в котором безусловное большинство принадлежит той же партии, лидер которой является председателем правительства. И надо добавить к этому, что в этой стране меньшинство в парламенте, подчеркиваю, меньшинство, то есть те, кто в оппозиции не имеют права и возможностей создавать парламентскую комиссию, инициировать ее и что бы то ни было делать самостоятельно. В этом случае возникает вопрос: парламентская комиссия чьи действия будет расследовать?
Вот я в свое время руководил контрольным управлением президента. В рамках авторитарного режима в той или иной степени, если президент, лидер правящей партии хочет что-то выяснить, он легко может дать поручение контрольному управлению президента, прокуратуре, массе других органов исполнительной власти, которые во всем разбираются. Парламентские комиссии по расследованию создаются в другом случае. Парламентские комиссии по расследованию не расследуют причины и обстоятельства аварии, они расследуют деятельность конкретного субъекта – они расследуют деятельность исполнительной власти. Мне кажется очень важно еще раз понять: парламентские комиссии по расследованию расследуют не предмет, а на какой-то предмет расследуют действия объекта исполнительной власти, применительно к нам - президента и правительства. Но можно ли себе представить, чтобы спикер нашей Государственной думы радостно объявил, что мы беремся расследовать деятельность премьер-министра по обеспечению безопасности энергетических объектов и так далее? Это невозможно, это абсурд. Значит либо они собираются расследовать что-то другое, что, честно говоря, не очень понимаю, либо мне остается предположить, что сказали, не подумавши.

Владимир Кара-Мурза: Проявились те изъяны закона о парламентском расследовании, о которых вы в свое время предупреждали?

Виктор Илюхин: Вы знаете, они всегда есть и они проявляются тогда, когда в стране возникает какая-то ситуация, чрезвычайная ситуация. Я всегда говорил о том, что провести парламентское расследование в сегодняшней России при сегодняшнем парламенте, при том законе, который есть у нас о парламентском расследовании, просто невозможно. Этот закон я с горьким юмором называю не закон о парламентском расследовании, а закон о запрете парламентского расследования. Потому что для того, чтобы провести расследование, надо создать комиссию. Комиссия создается из депутатов Государственной думы и комиссия создается из членов Совета федерации. При одном условии: если большинство и там, и там проголосуют за создание такой комиссии. Найти такое согласие, найти такое понимание и в Государственной думе и в Совете федерации по одному и тому же вопросу просто невозможно. Это один момент.
Второй момент: комиссия не может быть создана, если по тому или иному факту возбуждено уголовное дело и проводится расследование. По закону, даже если тогда, когда комиссия начнет свою работу, после возбуждения уголовного дела, а уголовное дело может возбудить любой дознаватель, фактически парламентская комиссия, вдумайтесь в это, парламентская комиссия обязана прекратить свою деятельность. Честно говоря, смешной закон. Закон был удобен для власти, для Путина, для «Единой России», его сегодня протащили, провели, и Грызлов заявил о том, что он будет создавать парламентскую комиссию.
Я с одной стороны хочу согласиться с Юрием Юрьевичем, уважаемым мною депутатом бывшим и в первую очередь гражданином, я его уважаю за гражданскую позицию. Но с другой стороны, хочу отметить, меня удивляет, Юрий Юрьевич, только лишь по одной причине: парламентская комиссия – это тот громоотвод, в который можно вывести весь гнев и людской, и оппозиции, и попытку публичного обсуждения того явления, в частности, авария, по своим масштабам, по последствиям она тяжелее, чем чернобыльская авария, вот все это утопить в создании этой комиссии.

Владимир Кара-Мурза: Адвокат Юрий Иванов, бывший замглавы думского комитета по конституционному законодательству, бывший член Государственной думы по расследованию событий в Беслане, видит в происходящем хитрый маневр.

Юрий Иванов: Почему председатель думы вдруг озадачился и, смотрите, он парламентскую комиссию хочет создать. Причиной было заявление коммунистов. Встал коммунист Романов и сказал, что он считает, что в думу надо пригласить Путина как премьер-министра, заслушать его и задать ему вопросы. Чтобы вывести Путина из-под этих вопросов, объявили, что будет создана по инициативе единороссов какая-то комиссия. Эта комиссия позволит уйти от обсуждения еще одного важного вопроса – а что с другими аналогичными объектами? То есть я вас уверяю, комиссия будет создана только для рассмотрения вопроса по Саяно-Шушенской ГЭС, а какие нас ждут ГЭСы, какие Чернобыли с вами ждут, туда не будет ни шагу. Если бы люди подготовились к встрече с премьер-министром, они бы могли ему задать эти вопросы, в каком у нас состоянии находятся другие объекты. Значит сузили объекты, вывели Путина, объявили гласно, что такие они инициативные, руководство ГЭС будут их таскать, пар выпускаться.



Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG