Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обещает ли повторное возбуждение уголовного дела выявление заказчиков убийства Галины Старовойтовой?


Галина Старовойтова, 3 октября 1998 года

Галина Старовойтова, 3 октября 1998 года



Владимир Кара-Мурза: Следственная служба УФСБ по Петербургу и Ленинградской области возобновила производство по уголовному делу по факту убийства депутата думы Галины Старовойтовой, совершенного 20 ноября 98 года. Ранее потерпевший по данному делу петербургский правозащитник Руслан Линьков, который был ранен во время покушения на Старовойтову, и сестра погибшей Ольга обратились с письмом к президенту Медведеву. Они настаивали на том что, следствие по делу должно быть продолжено, ни посредник, ни заказчик так и не попали на скамью подсудимых. Побудительным мотивом к их письму стало задержание бывшего депутата Госдумы от ЛДПР петербургского предпринимателя Михаила Глущенко, долгое время пребывавшего за пределами России. Ему приписывали посредничество в организации убийства Галины Старовойтовой. О том, обещает ли повторное возбуждение уголовного дела выявлению заказчиков убийства Галины Старовойтовой, мы говорим с адвокатом, бывшим помощником депутата Старовойтовой Петром Кучеренко. Напомните, пожалуйста, нашим радиослушателям, кто такой этот депутат от ЛДПР бывший Михаил Глущенко.

Петр Кучеренко: Я думаю, что имя как депутата вряд ли кому-то что-либо говорит. Это авторитетный, если назвать политкорректно, санкт-петербургский бизнесмен, который в период правления губернатора Яковлева активно участвовал в петербургской федеральной политике, инкорпорировал списки партий, особенно одной - Либерально-демократической. Соответственно Михаил Глущенко на момент совершения преступления 98 года - это депутат фракции ЛДПР в Государственной думе. То есть можно так сказать, в каком-то роде коллега по парламенту Галины Васильевны.

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, мы освещали процесс над исполнителями этого преступления, они говорили, что весь план разрабатывался в офисе одного из депутатов, намекая, очевидно, на Михаила Глущенко.

Петр Кучеренко: На самом деле большая часть тех лиц, которые сейчас осуждены, которые составляли эту преступную группу, они хранили молчание. Только лишь некоторые из них пошли на сотрудничество со следствием. И действительно, они очень почтительно отзывались о некоем дяде Мише. Дядя Миша – это и есть Михаил Иванович Глущенко. Так же называлась фамилия другого бывшего депутата от ЛДПР - Шевченко. Эти две фигуры постоянно всплывали в том или ином формате. Самое интересное, когда только первая информация об этом появилась, и меня попросили прокомментировать, я сказал, что я абсолютно уверен, что Галину Васильевну ничего не могло связывать такими людьми, представителями преступного мира, как Глущенко и Шевченко, мне стал звонить некий человек, который представлялся адвокатом депутата Шевченко, потом посыпались какие-то угрозы. Сначала говорил, что мы встретимся в суде, потом всевозможные другие варианты развития событий. А потом господин Шевченко уехал на Кипр и его нашли задушенным в полиэтиленовым пакете. И сейчас следственные органы Санкт-Петербурга как раз и допрашивают Михаила Глущенко по данному факту. И кроме этого было обнародовано письмо Шевченко, в котором он называет Михаила Глущенко, которое начинается словами о том, что если это письмо вы читаете, значит меня нет в живых, но я хочу сказать, что Михаил Глущенко стоит за совершением таких-то, таких-то преступлений, в том числе называет преступление - убийство Галины Васильевны Старовойтовой.

Владимир Кара-Мурза: Судя по всему Михаил Глущенко летом вернулся из Испании в Санкт-Петербург, значит он не опасался ничего. Имеет ли срок давности такие преступления, как убийство Галины Васильевны?

Петр Кучеренко: Срока давности нет, дело было приостановлено. Сейчас, как вы сказали, оно возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам. На самом деле ведь достаточно уникальная ситуация. Ведь представьте себя на месте тех лиц следственной группы, которая в течение 10 лет занимаются этим делом. Эти люди подвергались давлению со стороны одни структур, других. Их вызывали на ковер, требовали найти виновных. Их потом вызывали на ковер, требовали не найти виновных но что-то предъявить обществу. И я думаю, что в какой-то мере вот все время, оно и разбудило профессиональный азарт. То есть когда люди не получают за этого наград, они не объявляют, как их начальники, что дело раскрыто, но они имеют полную картину, они имеют первое представление. И все-таки, я думаю, что для кого-то, как это ни звучит слишком пафосно, для части следственной бригады это дело чести найти, не то, что найти, а доказать, чтобы люди понесли ответственность, те, которые совершили это преступление.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», бывший коллега Галины Васильевны по «Демократической России», одобряет действия единомышленников.

Лев Пономарев: Молодец Линьков, что потребовал в связи с тем, что появились новые обстоятельства, вновь возбудить уголовное дело. Я надеюсь, что будут выявлены какие-то детали. И конечно, если будет найден заказчик - это будет огромное достижение. Фактически самое первое громкое политическое убийство будет раскрыто в современной России. Мне кажется, это очень важно.

Владимир Кара-Мурза: За прошедшие 10 с лишним лет ощущалось и противодействие властных структур раскрытию этого преступления?

Петр Кучеренко: Безусловно, потому что власть не монолитна, она очень разная. И конечно, такие дела резонансные превращаются в элемент подковерной борьбы, особенно в условиях, когда нет публичной политики. Поэтому, когда одна башня качается в одну сторону, понятно, что другая башня качается в противоположную сторону. Вся ситуация с Глущенко тому подтверждение. Пять лет назад, то есть в разгар судебного процесса, когда найдены обвиняемые, привлечены к ответственности, Глущенко спокойно приезжает в Санкт-Петербург, приходит в паспортный стол, меняет паспорт, уезжает за границу. В этот раз он получил точно такие же гарантии, что с ним ничего не случится, но оказалось, что те, кто дает гарантию, уже не могли этого гарантировать, появились некие новые силы, в этом заинтересованные.
Мы можем только догадываться о том, что происходит, по каким-то отблескам, которые так или иначе, по тем утечкам, которые так или иначе идут. Но, конечно, я не думаю, что нынешний поворот приведет к тому, что мы в ближайшее узнаем имена заказчиков. Но то, что именно российское гражданское общество не дает этому делу утихнуть, то, что оно теребит власть – это действительно очень важно. Потому что сегодня по большому счету спустя 10 лет выросло поколение людей, которые не знают, кто такая Галина Старовойтова, а наверное, самое главное, чтобы о ней знали. Когда они будут знать, они заинтересованы вопросом, а кто это сделал.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился бывший салатник Галины Васильевны по «Демократической России» Юлий Рыбаков, бывший депутат Госдумы. Насколько вероятна новая версия убийства Галины Васильевны? Подозревают, что настолько велики были трения среди санкт-петербургского депутатского корпуса, в число подозреваемых попал ваш бывший коллега депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Глущенко.

Юлий Рыбаков: Слава богу, он не являлся моим коллегой поскольку мы были в разных, воюющих между собой фракциях. ЛДПР была той фракцией, которая, на мой взгляд, всегда была отвечающая отнюдь не человеческим интересам, скорее интересам тех, кто заказывал эту партию. Но не об этом речь. Да, этот человек оказался, собственно говоря, это не новость, давно оказался в кругу лиц, считавшихся возможными посредниками и, думаю, что не заказчиками, скорее посредниками в заказе на убийство одного из ведущих демократических политиков России тех лет. Сегодня оказалось ситуация сложилась так, что, скажем, он находится сегодня в кругу возможностей российского правосудия, которое могло бы выяснить наконец этот вопрос, являлся ли он причастным к этому убийству, политическому убийству или нет.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Андрей Пионтковский, активист партии «Яблоко», не склонен верить в искренность потенциальных обвиняемых.

Андрей Пионтковский: Мне хотелось бы в это верить, но ведь все же упирается в допрос Глущенко, бывшего депутата от ЛДПР Государственной думы. Он привлечен собственно по другим делам, за другие преступления - это профессиональный преступник. Он прекрасно понимает, что ответственность за убийство Старовойтовой - это пожизненное заключение, убийство политического деятеля, террор. Вряд ли он будет давать, мне кажется, какие-то серьезные показания, которые выведут на настоящих заказчиков. Мне кажется, это обвинение такой своеобразный пиар власти, которая хочет показать, что вот она серьезно относится к расследованию убийства известного деятеля демократического движения, и не более того.

Владимир Кара-Мурза: Вы что-нибудь слышали когда-нибудь от Галины Васильевны про депутата Глущенко?

Петр Кучеренко: Я слышал, когда она называла эту фамилию в числе тех денежных мешков, которые купили просто-напросто места в Госдуме, заплатили деньги и стали депутатами. Потому что она говорила, что я никогда не видела в глаза тех или иных персоналий. Коллеги по Питеру, но я не знаю, кто они. Причем Галина Васильевна всегда это говорила в открытую, не боясь. Она всегда говорила, что может быть то не получается, это не получается, но мы не должны отдавать город на откуп преступникам из ЛДПР, когда шла речь о выборах в Санкт-Петербурге или в Ленинградской области. Поэтому, да, эта фамилия фигурировала, но никогда каких-то больших, интересных событий с ней связано не было.
Знаете, ведь все, что предшествовало этому преступлению – это череда очень больших случайных или неслучайных совпадений. Во-первых, так сих пор не получили внятного ответа, когда за год до этого преступления в «Московском комсомольце», минуя главного редактора, как потом выяснилось появилась, статья «Кем же он заряжен», в которой некая журналистка Елена Егерева писала, описывала о том, что якобы Борис Ельцин уволил Галину Старовойтову за то, что она продала права на интервью с ним британскому таблоиду за 30 тысяч долларов. Кто эта девочка? Девочка, которая ездила в командировку в Лондон, ей кто-то оплачивал проживание, которая искала всяких людей, хватала их в коридоре, а потом писала, что такой-то лорд не смог подтвердить или опровергнуть. То есть совершенно была нелепая статья, с одной стороны. Никто не дал оценку, что происходило, когда были задержаны за полгода до преступления лица, пытавшиеся поставить прослушку у нее в офисе. То есть какова, кто-то же этими людьми манипулировал, как минимум манипулировал, либо давал целенаправленный заказ. Вот эти все неизвестные складываются потом в какую-то картину. Очень много вопросов, на которые до сих пор нет ответов. Мы совершенно точно сегодня сказать, что те люди, которые были непосредственными исполнителями, они действительно находятся в местах лишения свободы. В этом я уверен абсолютно.

Владимир Кара-Мурза: Вы когда-либо что-то слышали от Галины Васильевны о ее трениях с вашими земляками, депутатами Государственной думы?

Юлий Рыбаков: Да, безусловно. И она говорила мне о том, что есть серьезные проблемы с защитой тех демократов, которые оказались во власти в городском правительстве, в городских исполнительных органов, против которых рьяно выступают представили ЛДПР, в том числе, видимо, и господин Глущенко. Она говорила мне о том, что есть целый ряд серьезных обстоятельств, которые говорят о возможности каких-то коррупционных или, скажем так, финансовых проблемах, связанных с исполнением обязанностей председателя Государственной думы господина Селезнева, которого она обнаружила в помещении Смольного в то время, когда тот обсуждал вопрос о финансовой поддержке КПРФ со стороны бизнесменов в обмен на их поддержку. Есть целый ряд других проблем, которые она тогда выясняла. Это в том числе и вероятность того, что определенные политические силы финансировали возможности психологического воздействия через телевидение на избирателей, целый ряд других проблем, связанных с академией народного хозяйства в Москве. Все это те проблемы, которые, по всей видимости, пристальный интерес к которым со стороны демократических депутатов мог вызывать серьезные опасения.

Владимир Кара-Мурза: Тельман Гдлян, бывший следователь по особо важным делам при Генпрокуроре СССР, бывший депутат Государственной думы, всегда считает главным поиск заказчика.

Тельман Гдлян: Новый импульс который дан по наследованию дела по убийству Старовойтовой, появились реальные шансы продвинуться вперед. Не надо забывать, что у них уже есть свои старые клиенты, которые уже получили реальные сроки. Однако главари и, видимо, имеющие отношение к власти, эти лица как-то остались в стороне. В свое время не хватило доказательственной базы. А сегодня, как надо полагать из заявления Следственного комитета, такие данные появились и на основании этих, как юристы говорят, вновь открывшихся обстоятельств возбудили уголовное дело именно в той части и в отношении тех или того лица, который еще не был в серьезной разработке. Новый этап следствия покажет, насколько серьезные эти новые доказательства по обвинению тех, которые в то время не понесли соответствующее уголовное наказание.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостям Владимира. Известно, что Галина Старовойтова одна из первых поставила вопрос о люстрации и реституции. Она одна из немногих депутатов, которая осознавала, что без этого России никогда не вылезти из постсоветского болота. Мы знаем, как печально закончила Галина Старовойтова, а к власти в России пришли как раз те, кто подлежали люстрации. С тех пор политические убийства в России стали как бы нормой.

Владимир Кара-Мурза: Вы были доверенным лицом Галины Васильевны перед выборами президентскими 96 года, почему ее кандидатуру тогда не зарегистрировал Центризбирком?

Петр Кучеренко: Потому что, если мы сегодня говорим о механизмах управляемой или суверенной демократии, это на самом деле, надо говорить объективно, этот вопрос возник не в 99 году, он возник гораздо раньше. И проявлением такой управляемой демократии были выборы 96 года. Хотим мы этого или не хотим, но это было именно так. Знаете, когда выбирали из двух зол меньшее зло и закрывали глаза на всевозможные нарушения, это оказалось очень опасным прецедентом. И я думаю, что во многом зло таится именно тогда. Потому что решение по регистрации и по не регистрации кандидатов тогда так же принималось совсем не в здании Центральной избирательной комиссии и совсем не членами Центральной избирательной комиссии.
Мы были свидетелями, когда шел процесс в Верховном суде, было отказано в регистрации и были зарегистрировали Мартин Шакум и Брынцалов по судебному решению. И члены аналогичные процессы по делу Галины Старовойтовой, Льва Убожко, Владимира Подопригора и Артема Тарасова. И в какой-то момент, эти все заседания шли почти синхронно в разных залах. И в какой-то момент заверещали мигалки, въехала машина с охраной и с тонированными стеклами и судей вызвали на совещание. Как говорили в кулуарах, что это якобы приехал Егоров, глава администрации президента на тот момент. И после этого действия судей резко изменились, всем абсолютно было отказано в регистрации. И были возбуждены уголовные дела по подделке подписей, то есть все, что очень знакомо, когда мы сегодняшние процессы рассматриваем, это все, к сожалению, было тогда. Поэтому это была такая политическая воля - не регистрировать Старовойтову.
А все объяснялось просто. В чем была подоплека? Подоплека была в том, что сдав собранный миллион подписей и встретившись с одним из серых кардиналом Виктором Илюшиным Галина Васильевна написала записку: Виктор Иванович, я сдала миллион подписей, у меня, конечно, как трезвомыслящего политика есть понимание, что шансов на выборах победить нет, но я думаю, что мое участие будет существенным вкладом в победу единого демократического кандидата. И в Кремле было расценено, что Галина Старовойтова намерена сняться в пользу Григория Явлинского. И было принято политическое решение о ее не регистрации. Сегодня об этом можно говорить открыто это так было.

Владимир Кара-Мурза: То есть она представляла угрозу не только на городском уровне, но и имела недоброжелателей на общефедеральном?

Петр Кучеренко: Да, безусловно. Причем многие коллеги, которые очень сочувственно говорили на могиле, которые очень проникновенно говорят на вечерах памяти, они весьма нелицеприятно отзывались о ней в жизни. Понимаете, ведь, по-моему, грамотную характеристику как личности дал Галине Васильевне Олег Попцов, оценивая ее ум, он говорил, что логика уникальная, обезоруживает оппонента полностью. Первый приводит в восхищение, второй раз в недоумение, в третий раз, оказавшись опозоренным, человек начинает ее ненавидеть. И это именно так, многие коллеги ее не любили.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, все-таки ваше личное мнение, каковы мотивы, причины, на ваш взгляд, убийства Старовойтовой? Что это было - устранение политического соперника, может личная неприязнь? Говорят, что она перевозила довольно крупную при себе сумму денег. Тут уже говорили, что незадолго до трагедии она занималась подготовкой закона о люстрации, в котором предполагалось, что на государственные должности не будут назначаться бывшие сотрудники КГБ. Могло ли это причиной ее убийства?

Владимир Кара-Мурза: У нас несколько передач было посвящено этой теме. Мы уже устали опровергать эту версию, что она перевозила крупную сумму денег. Каковы ваши версии случившегося?

Юлий Рыбаков: Ее предложение, как и предложение целого ряда демократов о люстрации появились задолго до ее убийства. Они не были быть реализованы, и это не могло стать мотивом, непосредственным мотивом ее казни, ее политической казни. Я думаю, что в первую очередь здесь речь идет о том, что Галина Васильевна занята была в тот момент рядом исследований, целью которых было разоблачение коррупции и политического давления на коммерческие круги со стороны коммунистической партии. Это они занимались разработками компьютерных программ для воздействия на избирателей через телевизионные каналы, это они диктовали и шантажировали коммерческих людей, добиваясь от них финансирования своих избирательных программ, это они занимались коррупционными схемами в целом ряде других государственных структур.

Владимир Кара-Мурза: Отец Глеб Якунин, бывший депутат Госдумы России, бывший соратник Галины Васильевны по ДемРоссии, не удивлен подозрениями в адрес ЛДПР.

Глеб Якунин: Галина Старовойтова обладала выдающимся даром харизматического лидера и подлинного убежденного демократа. И вот Государственная дума второго созыва, в которой Старовойтова была самым, я бы сказал, блестящим полемистом, была одна из немногих оставшихся в думе демократов и тем самым она вызвала лютую ненависть и ярость всех мастей антидемократов и, конечно, в первую очередь жириновцев. Так что обвинение жириновцев в этом чудовищном убийстве вполне возможно. А вот продолжающийся отстрел демократов, начиная со Старовойтовой, уже в третьей думе Сергея Юшенкова и Юрия Щекочихина, складывается впечатление серьезное, что это было осуществление намеченного пути к провалу России в тоталитаризм.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Сначала пара слов. Убийца, не будем так говорить, Полоний Ядович быстро стал депутатом, а здесь заказчики, они были одни и те же. Я считаю так. А вопрос у меня такой: уважаемый адвокат сказал, что он уверен, что убийцы находятся в лагере? Точно ли они находятся в лагере? Может быть они где-нибудь за границей шастают?

Петр Кучеренко: Юлий Андреевич говорил, что в основном враги были во фракции КПРФ. Галина Васильевна разоблачала их махинации, а все подозрения падают на ЛДПР. На самом деле я хочу сказать, что я не думаю, что обладание тем объемом информацией, которым обладала Галина Васильевна, могло бы у тех или иных лиц, оно могло вызвать опасение, оно могло вызвать неадекватную реакцию, могли собраться в бане конкретные пацаны и вот так решить вопрос. Но я не думаю, что опубликование тех или иных данных привело к каким-то потрясениям тех или иных политических деятелей. Но сама личность Галины Старовойтовой, сама ее целостность, сама ее хариматичность, она действительно представляла определенную угрозу.
Вы знаете, первый журналист, который занимался не каким-то бульварным расследованием, отработкой версии, которую запустил. Ведь откуда появилась версия про миллион? Эта версия появилась непосредственно от заместителя генерального прокурора. Когда убийство всколыхнуло общество, требовалось срочно дать какое-то направление всему этому возмущению. И был организован такой слив. Совершенно четко один из заместителей генерального прокурора в беседе с несколькими доверенными журналистами сказал, что она везла деньги. Сначала была сумма 250, потом она выросла до мифического миллиона, потом могла бы превратиться и в миллиард, просто никто не думал, что как это все можно утащить. И это активно вся тема подогревалась.
То, что касается непосредственно ЛДПР или КПРФ или это какие-то структуры санкт-петербургского губернатора, я думаю, это действительно дело следствия. Я думаю, что есть совершенно четкая, конкретная причина, есть совершенно четкая конкретная история, а не некий набор историй, который привел к такому ужасному финалу. И поэтому я думаю, что все-таки удастся дожить до того времени, когда мы узнаем имя заказчика. Я просто думаю, что те, кто ведут расследование, по крайней мере, догадываются о верхушке этой пирамиды.

Владимир Кара-Мурза: Ощущали ли вы срежиссированность прижизненной травли Галины Васильевны и посмертного ее шельмование?

Юлий Рыбаков: Вы знаете, Петр Кучеренко чуть моложе меня, поэтому, я надеюсь, хотя бы он доживет до того времени, когда наконец эта страшная история станет прозрачной. В бытность мою в Государственной думе мы сидели с Галиной Старовойтовой рядом. Я был свидетелем того, как ожесточенной травлей, хамской, отвратительной, чудовищной травлей со стороны именно КПРФ, был там такой депутат Иванов, нынче адвокат, который просто откровенно оскорблял эту женщину при попустительстве Селезнева. ЛДПР была лишь шестеркой, исполнявшей чьи-то заказы. Да, ее харизматическая личность, ее принципиальная позиция, ее нравственный облик оскорбляли тех, кто хотел служить власти, кто хотел сегодня исполнять волю тех спецслужб, которые сегодня пришли к власти в России.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Илюхин, депутат Государственной думы, бывший глава следственного управления при Генпрокуратуре СССР, призывает не торопиться.

Виктор Илюхин: Говорить о том, что уже определенные шансы есть и утверждать, что преступление будет раскрыто и заказчики будут найдены, пока такой уверенности нет. Что касается нового фигуранта, могу отметить, что его фамилия мелькала в материалах уголовного дела. Если не появилось какой-то дополнительной информации, наверное, так он и останется свидетелем и даже не подозреваемым, тем более и не обвиняемым. Одно могу отметить по своим прежним контактам, он тоже был депутатам от фракции ЛДПР. Вы знаете, не вызвал какого-либо восхищения и к его поведению было достаточно много претензий. А потом ведь эти первые два созыва Государственной думы, они были настолько перемешаны криминалитетом, что нисколько не удивлюсь, что если, как говорится, во главе организации был депутат Государственной думы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я так же считаю, что ЛДПР не такая самостоятельная сила, надо обладать слишком большим воображением, чтобы считать, что они действуют самостоятельно, да и КПРФ тоже. Другой вопрос, услышала что-то Галина Васильевна лишнее, наверное, не о Селезневе и не о Жириновском, это могло послужить.

Владимир Кара-Мурза: Удивляет вас, что бывшие коллеги депутата Глущенко от него отреклись и не пытаются даже за него вступаться?

Петр Кучеренко: Контракт исчерпан, сумма денег за депутатский мандат давно потрачена, что же может быть, какое может быть заступничество? Я думаю, что если бы с какого-нибудь оффшора были бы переведены деньги на другой оффшор, возможно бы, появилось поручительство. Возможна и другая версия, она связана с тем, что сейчас решается, кто станет тем сателлитом в Московской городской думе из так называемых парламентских партий и якобы очень многие интересы игроков, которые на этом поле играют, склонялись в сторону ЛДПР. И поэтому появление некоего большого скандала, оно в этом тендере шансы ЛДПР на прохождение в Могордуму ЛДПР в значительной степени снижает. Этот вариант развития сегодняшней ситуации тоже нельзя забывать.

Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы, что обвинение в адрес депутата Глущенко может быть своеобразным крючком для контроля, просто не более, чем контроля над действиями ЛДПР?

Юлий Рыбаков: Да, безусловно, в условиях выборов в Москве это может стать очагом, который понизит их возможности. Но дело не только в этом. Я думаю, что те инициативы родственников и друзей Галины Старовойтовой, которые подвигнули сегодня администрацию президента на давление в отношении прокуратуры и повторное возобновление дела, скорее всего не кончится ничем. Для того, чтобы всерьез заниматься этими вопросами и выяснять, кто был посредником, а самое главное, кто был заказчиком убийства Галины Старовойтовой, необходима политическая свобода и политическое мужество, которого нет сегодня у тех, кто будет заниматься рассмотрением этого вопроса. Я думаю, что на самом деле это закончится так, как предрек сегодня господин Илюхин. Глущенко останется свидетелем того, чему свидетелем он не был и все заглохнет. Скорее всего это будет именно так.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос к Петру Кучеренко: насколько искренне, по-вашему, усилия администрации Санкт-Петербурга, мы знаем, что увековечена память Галины Васильевны в городе, по сравнению со своей предшествующей администрацией?

Петр Кучеренко: Это, безусловно, огромное, можно сказать, лично губернатору Валентине Матвиенко. Потому что все попытки увековечить память Галины Васильевны при губернаторе Яковлеве, точно так, как все попытки увековечить в Москве, наталкивались всегда на жесткое противодействие, на решительный отказ. Именно благодаря тому, что, стукнув кулаком по столу, губернатор сказала, что должно быть так, а не иначе, были решены все вопросы. Была установлена памятная доска на доме, где произошло убийство, был назван сквер, он был отреставрирован, в нем помещена стелла, была названа школа. Понимаете, это весьма символичные и очень важные вещи. Потому что, еще раз говорю, для тех поколений школьников, которые учатся в школе имени Галины Старовойтовой, они узнают о том, кто она такая, только благодаря тому, что есть имя. А те влюбленные, которые будут целоваться на лавочке в этом сквере, они тоже будут озадачены этим именем. Это очень важно.
Вы знаете, да, действительно, очень важно узнать, кто совершил это преступление, но гораздо важнее, чтобы идеалы, чтобы достижения, которых достигла Галина Васильевна, чтобы то будущее, до которого она не дожила, чтобы оно было светлым и демократическим, для этого нужно помнить о ней, изучать ее наследие, потому что оно действительно уникально. Потому что ту отрасль, в которой работала Галина Васильевна – этнопсихология, она была блестящим специалистом. Сейчас, перечитывая ее труды, совершенно удивляешься, как можно было 12 лет назад предсказать ситуацию развития уйгурского меньшинства в Китае. Или в 93 году предвидеть, как будет развиваться ситуация в Абхазии и в Южной Осетии. Это большой жизненный опыт, большая научная база, колоссальный интеллект, все это стоит за этим.

Владимир Кара-Мурза: А как вы оцениваете усилия властей вашего города по увековечению памяти Галины Васильевны?

Юлий Рыбаков: Городские власти сделали все, что они могли, и за это им можно сказать только спасибо. Другое дело, что значение, я согласен с Петром, значение той роли, которую она сыграла в политической жизни последнего десятилетия 20 века, та роль, которую она сыграла в жизни политиков, окружавших ее, она явно сегодня не до конца оценена. Я думаю, что дальше дело за будущим.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Немцы, израильтяне и чилийцы, мы все время смотрим, они без срока давности действуют. Но мы знаем, что в России существует срок давности, 10 лет вроде по убийству. И как бы следствие прошло и забудьте. Как вы считаете, следует ли сделать такие убийства убийством против человечности и объявить их бессрочными и искать до тех пор, пока не раскроется, даже если пройдет и сто лет, и более. И тогда эти люди, которые совершают, заказывают, организуют, они может быть задумаются. Потому что на их детях, внуках и правнуках это отразится.

Владимир Кара-Мурза: Это считается как убийство государственного деятеля.

Петр Кучеренко: Террористический акт, поэтому у него нет сейчас срока давности. Что касается преступлений против человечности - это несколько другая все-таки категория. Вы знаете, что интересно. На самом деле, когда начался судебный процесс над Пиночетом, сама Галина Васильевна очень высоко это оценила. Она считала, что действительно такие преступления, массовые казни, преступления против своего народа, когда даже в самом преклонном возрасте человек привлекается к ответственности - это весьма и весьма важно. Потому что важна неотвратимость наказания спустя годы, спустя десятилетия, чтобы другим диктаторам было неповадно идти по пути эффективного менеджера.

Владимир Кара-Мурза: Когда судья Гарсон потребовал экстрадиции из Лондона. Считаете ли вы, что такие убийства, еще мы не все знаем про убийство депутата Рохлина, не говоря уже об убийстве Юшенкова и Щекочихина, не должны иметь сроков давности?

Юлий Рыбаков: Так же депутата Головлева. Безусловно, не должны иметь срока давности, и я думаю, что наступят времена, когда наконец мы или хотя бы наши дети или наши внуки узнают о том, кто был на самом деле инициатором взрывов в Москве, в Волгодонске, попытки взрывов в Рязани, кто был инициатором убийств ведущих политиков и журналистов, как в предыдущие годы, так и в недавние времена. Все это однажды станет известно. Увы, к этому времени наше общество может оказаться в той ситуации, когда возврата к тому глотку свободы, который мы получили в начале 90 годов, не будет. Я надеюсь на то, что Россия все-таки опомнится и остановит наступление спецслужб на свою свободу.

Владимир Кара-Мурза: Александр Подрабинек, бывший советский политзаключенный, ныне главный редактор правозащитного информагентства «Приманьюс», настроен скептически.

Александр Подрабинек: Неизвестно, какие были мотивы для возобновления дела. Это пока никому неизвестно. Но, честно говоря, мне по ощущениям кажется, что никакого нового результата не будет. И пока будет сохраняться в нашей стране нынешний режим власти, будут оставаться эти люди у власти, дело Старовойтовой не прояснится и убийц вряд ли найдут и накажут.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Добрый вечер, господа. По поводу отношения лично к Галине Васильевне разных людей, знаете, мне Галина Васильевна очень здорово напоминает Фаину Раневскую. Она в свое время, Фаина Раневская говорила, что талантливые люди меня любят, а бесталанные ненавидят. Здесь, по-моему, аналогичная ситуация. По поводу убийства. Очевидно, что убийство было, конечно, совершено не под действием каких-то эмоций, а вполне расчетливо. Потому что те интеллектуалы, которые продвигали Путина, они понимали, что Владимира Владимировича Галина Васильевна, если будет живой, попросту размажет по стене ровным слоем. Они не могли этого допустить, и таким образом, я уверен, было принято это решение.

Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли дефицит личностей, подобных Галины Васильевны и невосполнимость этой потери за прошедшее десятилетия?

Петр Кучеренко: Да, безусловно. Потому что подтвердят все журналисты, кто общался с Галиной Васильевной, подтвердят ее соратники, положа руку на сердце, что человека такой интеллектуальной широты, такой образованности, такого умения стратегически мыслить, его просто нет. Это действительно объективная реальность. А то, что касается сравнения с Фаиной Раневской, я бы процитировал саму Галину Васильевну, которая говорила, что «меня удивляет стремление людей, чтобы их все любили, всем нравиться. Мне достаточно любви моих близких. Мои амбиции гораздо шире – я хочу передать мир». Это действительно она была такая: с одной стороны четкий прагматик, с другой стороны идеалист романтик.

Владимир Кара-Мурза: Оказалась ли невосполнимой потеря Галины Васильевны для демократического движения?

Юлий Рыбаков: Любая потеря невосполнима для человечества, тем более потеря талантливого и сильного человека.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Александра.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, то, что говорили о версии, связанной с ЛДПР, вполне может быть реальным. Потому что до этого отличились в том, что убрали своего зампреда Венгеровского, устроив на него покушение для того, чтобы посадить на его место Гуцериева, который сейчас находится в международном розыске. А со Старовойтовой, наверное, все то же произошло, потому что предстояли выборы губернатора Ленинградской области, куда она собиралась, и туда же собирался Жириновский.

Владимир Кара-Мурза: Вы были на предыдущем следствии в качестве свидетеля.

Петр Кучеренко: Да, конечно, допрашивали с первого дня в Москве, в судебном заседании и в Петербурге. Конечно. Но, вы знаете, все версии, которые лежат на поверхности, вряд ли они правдивы. Выборы в Ленобласти: в момент совершения преступления уже было принято решение, что выборов в Ленобласти не будет, они будут перенесены на некий дальний срок. Выборы губернатора Петербурга - это вообще очень отдаленная перспектива. Вы знаете, в декабре 98 года мы очень долго общались с Анной Политковской. Я давал ей материалы, то, чем занималась Галина Васильевна. И Анна, она тогда была корреспондентом еще «Общей газеты», она, все внимательно изучив, говорит: я вам как специалист говорю - здесь нет основания для совершения такого злодейского преступления. И когда мы заканчивали работу над материалом, она сказала: вы знаете, у меня так и нет четкого ощущения, не знаю, когда появится, что же все-таки произошло. Понятно, я знаю, что это не деньги, понятно, я знаю, что не пятое, не десятое. Хотя история с деньгами весьма живуча. Потому что совершенно было горько узнать, как одна из достаточно близких Галине Васильевне людей, известных журналистов в приватной беседе в прошлом году сказала: конечно, публично всегда буду говорить, что это политическое убийство, но ведь там же Галя везла деньги. И когда человек это говорит - это жутко. Потому что здесь можно только верить в то, что этого не было.

Владимир Кара-Мурза: Вы находитесь в городе на Неве, как по-вашему, стоит ли поставить возобновившееся следствие под общественный контроль?

Юлий Рыбаков: Безусловно, следует. Но такой юридической возможности нет и, конечно, следствие открестится от каких бы то ни было контактов с общественным контролем. Что же касается версии о деньгах, которые якобы везла Галина Васильевна в авоське, все это тот бред, который был нужен власти, понимавшей свою ответственность за совершившееся злодеяние, для того, чтобы смазать то ощущение чудовищного преступления, попытаться перевести на бытовой уровень. Да, немалое число обывателей страны сегодня по-прежнему находятся в заблуждении о том, что здесь существовали какие-то коммерческие грязные бизнес-интересы.

Владимир Кара-Мурза: Следует, по-вашему, возродить практику парламентских независимых комиссий? Последняя была, правда, неудачная парламентская комиссия по Беслану, она бесславно закончила свою работу. Сам закон еще позволяет такую форму практиковать.

Петр Кучеренко: Вы знаете, успешные парламентские комиссии – это комиссии первого съезда народных депутатов, которые возглавлял Анатолий Собчак по расследованию событий в Тбилиси 9 апреля и по подписанию пакта Молотова-Риббентропа. Парламентские комиссии – это дело будущего, а не сегодняшней России.


XS
SM
MD
LG