Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия стала крупнейшим экспортером нефти. А России это выгодно?


Ирина Лагунина: Россия во втором квартале этого года экспортировала больше нефти, чем Саудовская Аравия, став на время крупнейшим в мире ее экспортером - пока страны ОПЕК сократили объемы собственной добычи.
Правда, в отличие от Саудовской Аравии, которая в короткие сроки может без труда расширить добычу нефти почти на треть, благодаря готовым резервным мощностям, Россия качает сырье фактически на пределе своих текущих возможностей. Тему продолжит мой коллега Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: ... За последние 7-8 лет Россия уже не в первый раз обходит Саудовскую Аравию по общим объемам добычи нефти. Однако по объемам экспорта как нефти, так и нефтепродуктов, отмечает, в частности, агентство Bloomberg, это случилось впервые после распада Советского Союза. Или, если не считать экспорта нефтепродуктов, Россия по-прежнему уступает Саудовской Аравии? Из Москвы – аналитик инвестиционного финансового Дома "КапиталЪ" Виталий Крюков:

Виталий Крюков: При учете показателей по добыче мы должны брать в расчет не только показатели по нефти, мы еще должны учитывать и газовый конденсат. В Саудовской Аравии большая добыча по газовому конденсату, поэтому, конечно, с учетом этого фактора добыча по Саудовской Аравии, как правило, превышала добычу по России. Но в последнее время, учитывая то, что Саудовская Аравия с прошлого года снизила добычу нефти и газового конденсата где-то на 1,7 миллионов баррелей в сутки, с учетом того, что ОПЕК всего снизил на 3 миллиона баррелей в сутки, поэтому, конечно, добыча по Саудовской Аравии упала ниже, чем по России, и это негативно сказалось на экспорте.

Сергей Сенинский: Россия же, напротив, и добычу расширила, и экспорт увеличила...

Виталий Крюков: Показатели по экспорту нефти очень волатильны и они меняются в зависимости от привлекательности либо экспорта нефти, либо продажи нефтепродуктов и спроса как на внутреннем рынке, так и на внешнем рынке. Второй квартал был уникальный тем, что маржа по нефтепереработке впервые за долгое время опустилась ниже маржи по экспорту нефти. Поэтому компании, учитывая то, что им более выгодно продавать нефть, они увеличили поставки нефти. Поэтому в этом периоде у нас был некий скачок по экспорту нефти. Но в первом квартале ситуация была обратная и компаниям было выгодно продавать нефтепродукты. Если говорить про будущее, то в третьем квартале у нас маржа переработки снова выросла и она снова превысила выгоды от продажи сырой нефти. Поэтому стоит ожидать, что ближе к концу года скорее всего эти данные выровняются и компании будут поставлять нефтепродукты, а не сырую нефть.

Сергей Сенинский: Саудовская Аравия имеет немало свободных, но уже подготовленных, мощностей добычи нефти и может быстро нарастить текущую добычу почти на одну треть. Россия качает на пределе своих текущих возможностей, и эксперты считают такую позицию в принципе более уязвимой.
В условиях растущего спроса – понятно. Но когда спрос почти не меняется, так ли принципиально иметь запас добывающих мощностей? Руководитель аналитического отдела инвестиционной компании "Брокеркредитсервис" Максим Шеин:

Максим Шеин: Если говорить про свободные мощности, то действительно в принципе кроме какой-то раскрепощенности в плане неожиданного увеличения спроса и, как следствие, его удовлетворения быстрого никаких особых бонусов это не приносит. Так же это не приносит никаких выгод в плане цены продажи. В целом, конечно, хорошо, когда в какой-то из стран есть достаточно свободных мощностей, которые можно нарастить по добыче нефти. Потому что мы не раз сталкивались с ситуацией в истории, когда спрос рос достаточно неожиданно и непрогнозируемо сильно. И вот здесь как раз эти мощности очень бы пригодились. Что касается России, то позиция России чуть более уязвима в том плане, что она не может так мобильно отвечать на увеличение спроса на углеводородное сырье, а значит мало может повлиять на ситуацию.

Сергей Сенинский: Российская нефть от природы более тяжелая, чем ближневосточная, за счет более высокого содержания в ней соединений серы, в первую очередь. И потому - требует дополнительной переработки. И за многие годы сложилось так, что у нефти ближневосточной или латиноамериканской, азиатской или российской – разные потребители. Просто в каждом случае мощности переработки "настроены" на определенный тип нефти.
В этом контексте – насколько реально, на ваш взгляд, для российских компаний, как и для компаний из каких-то других стран, "занять" некую нишу среди традиционных потребителей той же ближневосточной нефти, пока ее добывают чуть меньше, чем обычно? Или границы таких ниш на современном нефтяном рынке уже размыты? Максим Шеин, компания "Брокеркредитсервис":

Максим Шеин: Конечно, России очень тяжело конкурировать с арабской нефтью, может быть это и не нужно. Потому что в целом сейчас по миру тенденция такова, что те месторождения, которые вводятся в эксплуатацию, они все больше и больше процент в них тяжелой нефти. И в этом смысле сейчас, когда нефтяная отрасль очень сильно глобализирована, вопрос, наверное, так даже и не стоит, чтобы вытеснять арабскую нефть. Сейчас более важная стратегическая задача – это приобрести долю или, если где возможно, целиком месторождения в разных концах мира, организовывать там бизнес, покупать нефтеперерабатывающие мощности и уже на этом каркасе строить свой бизнес.

Сергей Сенинский: Россия, при всех декларациях о готовности координировать свою нефтяную политику с политикой стран ОПЕК, тем не менее, предпочитает держаться в стороне от картеля, чтобы не зависеть напрямую от его решений. А когда страны ОПЕК сокращают объемы собственной добычи, использовать это с выгодой для себя.
В целом, на ваш взгляд, можно ли ожидать большего, чем есть уже сегодня, сближения России и ОПЕК? При том, что по общим запасам нефти она так и останется в разных весовых категориях с Саудовской Аравией...

Максим Шеин: Я думаю, что того уровня взаимоотношений России и ОПЕК вполне достаточно, которые есть на настоящий момент. Никаких выгод для себя Россия не сможет вынести из включения в ОПЕК. То есть решения ОПЕК и так способствуют так или иначе увеличению финансового состояния России, поскольку решения ОПЕК все направлены на то, чтобы стабилизировать цены на нефть. А играть какую-то первую скрипку, влиять на решения ОПЕК, Россия даже если войдет в эту картель, она не сможет. На мой взгляд, более важно для России сфокусироваться на газовом бизнесе, выстраивать отношения со странами где сосредоточены запасы природного газа. Потому что и по своей теплотворной способности, и по коэффициенту полезного действия, и по экологичности, и по запасам газ, бесспорно, топливо будущего, без которого никак не обойтись.

Сергей Сенинский: За последние несколько лет правительство России не раз объявляло о планах масштабных изменений национальной нефтяной промышленности. Речь шла и о создании международной нефтяной биржи, через которую в итоге шел бы весь российский нефтяной экспорт, и о переводе торговли российской нефтью на расчеты в рублях, и о биржевой торговле нефтепродуктами в самой России. И, кстати, сама по себе такая биржа уже создана в Санкт-Петербурге, но прежние разговоры о масштабных переменах – стихли.
Почему, на ваш взгляд? Аналитик инвестиционного финансового Дома "КапиталЪ" Виталий Крюков:

Виталий Крюков: По сути получается так, что у нас нет дополнительных объемов нефти и нефтепродуктов, которые можно было бы поставлять на эту биржу. Нефтепродукты либо потребляются внутри России, потому что у всех компаний есть свои сбыты, через которые они продают нефтепродукты и им просто нет экономического смысла поставлять на биржу, эти объемы можно продать через свои компании. То же самое по нефти, либо нефть на экспорт, либо есть устоявшаяся схема продажи нефти в России. И биржа, к сожалению, пока не предоставляет более выгодных условий для продажи нефти, и тем более механизм торговли еще сам не отрегулирован полностью и чреват очень серьезными рисками.

Сергей Сенинский: А – перевод торговли российской нефтью и нефтепродуктами на расчеты в рублях?

Виталий Крюков: Я не думаю, что покупатели пойдут на это. Рублей просто столько нет, придется дополнительную эмиссию делать, чтобы у них появились эти рубли. Тем более, что рубль только частично конвертируемая валюта. Пока она не станет полностью конвертируемой, вряд ли стоит говорить о том, что будет вестись торговля сырьем за нашу валюту. Скорее всего здесь именно проблема так технического плана, так и проблема именно с конвертируемостью рубля.

Сергей Сенинский: Страны ОПЕК, на очередной конференции, состоявшейся на этой неделе, решили сохранить пока текущие объемы добычи нефти. Начиная с сентября 2008 года, они трижды их снижали - в целом на 14% к сентябрьскому уровню. Это стало самым крупным сокращением добычи нефти в странах ОПЕК за последние 26 лет...
XS
SM
MD
LG