Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Плохие новости для наемных работников


Директор Центра трудовых исследований ГУ ВШЭ Владимир Гимпельсон

Директор Центра трудовых исследований ГУ ВШЭ Владимир Гимпельсон

Обстановку на российском рынке труда для Радио Свобода комментирует экономист Владимир Гимпельсон.


Ситуация на рынке труда в России в целом остается стабильной, однако правительству и регионам необходимо быть готовыми к тому, что в осенние и зимние месяцы спрос на услуги службы занятости может увеличиться в связи с сезонными явлениями, заявил глава правительства Владимир Путин. Сейчас, согласно официальным данным, численность зарегистрированных безработных в стране составляет примерно 2 миллиона 100 тысяч человек, причем за последние четыре месяца она снизилась более чем на 9 процентов.


Не опровергает ли такая статистика прогнозы экспертов, согласно которым осенью вновь ожидается значительный рост безработицы? На этот вопрос в интервью Радио Свобода отвечает директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон:


— Она не опровергает, но и не подтверждает. Во-первых, по недельным или даже по месячным данным опасно делать далеко идущие выводы. Во-вторых, по тому, как развивалась безработица в России на протяжении последних лет, начиная с 1992 года, мы знаем, что всегда была очень сильная сезонность. Летом безработица ниже, осенью она растет, зимой она достигает пика, потом она начинает снижаться, летом опять минимум, и так далее.


Связано это с тем, что российская экономика в значительной степени сезонна. Сельское хозяйство, в котором занято очень много людей — сезонно, торговля в значительной степени также сезонна, строительство — сезонно. Поэтому летом эти сектора набирают людей, а осенью они начинают ужиматься. Кроме того, многие люди, которые осенью или зимой ищут работу, считая себя безработными, летом могут выезжать на дачные участки, выращивая там что-либо или просто отдыхая. То есть сезонной безработицу делают сразу несколько факторов, и нет никаких оснований полагать, что в этом году такой сезонности не будет.

Тезис о том, что экономика достигла дна, оттолкнулась от него и пошла вверх, начав восстанавливаться, сам нуждается в проверке временем

В правительстве говорят, что дно кризиса в России уже пройдено и начинается выход из рецессии. Но, прежде всего, тезис о том, что экономика достигла дна, оттолкнулась от него и пошла вверх, начав восстанавливаться, сам нуждается в проверке временем. Кроме того, вспомним недавний период очень быстрого роста, с 2001-го по 2008 годы: экономический рост в России, который никто не отрицает, не привел к созданию новых рабочих мест в промышленности. Если же мы возьмем не только промышленность, но и все крупные и средние предприятия, включая бюджетные организации (это то, что ежемесячно очень подробно и тщательно отслеживает Росстат), то мы увидим, что весь этот огромный сегмент на этапе бурного роста потерял 4 миллиона рабочих мест.


Это говорит о том, что в России экономический рост не ведет к созданию рабочих мест. Он, наоборот, может сочетаться с сокращением их числа. Правда, отсюда не следует, что сокращение экономики может вызвать увеличение рабочих мест. Кризис, который мы наблюдали на протяжении последнего года, ускорил их сокращение.


Кроме того, все меры по предотвращению безработицы, то есть по ограничению возможностей предприятий массово увольнять людей, ведут к тому, что тенденция сокращения занятости, наоборот, становится более устойчивой. Предприятия воспринимают большое количество работников как излишний риск, который они не могут себе позволить, — следовательно, их надо сокращать.


Но даже если не будет никаких массовых увольнений (а они никогда не были многочисленными), это все равно не означает, что сокращений не будет. У нас в экономике слишком большой оборот рабочей силы. Ежегодно уровень оттока с предприятий составляет около трети. То есть каждый третий работник в течение года уходит, и большинство из них потом находит новую работу. Теперь представим, что два человека ушли по собственному желанию, а предприятие берет на работу только одного. Только это уже ведет к значительному сокращению занятости.


Я не считаю, что ресурсы, выделяемые федеральным правительством на поддержку занятости, используются эффективно. Сейчас в рамках этой программы предлагаются четыре основных меры. Первая — переобучение тех, кто теряет работу или находится в зоне риска. Но для того, чтобы переобучать людей, нужно понимать, на кого, иначе можно с одной ненужной профессии переобучить на другую ненужную. Но для того, чтобы понимать, какие профессии нужны, экономика должна создавать новые рабочие места. Тогда станет понятно: вот здесь мы создаем некие новые производства, на них нужны люди. Но раз рабочих мест не создается, их становится только меньше, значит, непонятно, на кого переобучать.


Вторая мера — общественные работы. Их смысл заключается в том, что если люди на предприятии заняты не полностью (или временно не заняты из-за отпусков), то их могут привлечь к общественным работам. Но это не решает проблему занятости! Во-первых, это временная мера. Во-вторых, непонятно, понадобятся они через три месяца или нет — новые рабочие места не возникают.


Две другие меры — содействие самозанятости и содействие переезду. Про содействие переезду и говорить нечего, поскольку этим занимаются единицы. Содействие же самозанятости — это более общая проблема, проблема того, что климат для малого бизнеса, для предпринимательства в России остается очень плохим. Поэтому выплата пособия по безработице на год вперед вряд ли решит проблему самозанятости.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG