Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты в гостях у Виктора Резункова обсуждают статью Дмитрия Медведева "Россия, вперед!" и реакцию общества на нее


Сергей Шелин

Сергей Шелин

Виктор Резунков: В российских средствах массовой информации и в интернет-сообществе продолжается активное обсуждение статьи президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!», опубликованной 10 сентября в интернет-издании «Газета.Ru». В этой первой статье российского президента, опубликованной в Интернете, Дмитрий Медведев, в частности, выделил те проблемы, которые необходимо решить, чтобы страна стала сильным государством, - неэффективная экономика, неокрепшая демократия, негативные демократические тенденции, нестабильный Кавказ. По его мнению, движению России к процветанию также мешают вековое экономическое отставание, вековая коррупция и безынициативность граждан. Дмитрий Медведев пообещал, что в дальнейшем политическая система в России будет обновляться и совершенствоваться в ходе свободного соревнования открытых политических объединений. Однако революций в России не будет, как и спешки, в деле политических реформ, поскольку власти не вправе рисковать собственной стабильностью.

Статья, как признается президент, написана в преддверии октябрьского Послания Федеральному Собранию, поэтому Дмитрий Медведев пригласил всех россиян присылать свои предложения по развитию России на адрес электронной почты: «kremlin@gov.ru». О том, как российская общественность восприняла эту статью, сквозь призму публикаций в прессе мы и поговорим сегодня.

В Петербургской студии Радио Свобода - политический обозреватель интернет-издания «Газета.Ru» Сергей Шелин и главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Валерий Береснев.

И для начала я хотел бы попросить вас, чтобы вы сказали, какие чувства вы испытали, прочитав статью Дмитрия Медведева?

Сергей Шелин: Я думаю, легко догадаться, что отношусь я к факту публикации статьи в «Газете.Ru» самым позитивным образом, ну, как человек, работающий для «Газеты.Ru». Мне кажется, что Дмитрий Медведев, публикуя именно там свою статью, захотел обратиться к людям продвинутым и свободомыслящим, потому что такова аудитория этого интернет-издания. Ну а о каких-то особенностях и мыслях высказанных, я думаю, мы еще будем говорить с вами.

Валерий Берсенев: Как человеку, работающему в «Новой газете», мне, наверное, тоже неприлично поносить Дмитрия Медведева за размещение либеральных статьей в либеральных же средствах массовой информации. Поскольку дебют Дмитрия Медведева в качестве человека, информирующего российские средства массовой информации, состоялся именно в «Новой газете». Поэтому могу сказать (хотя это, наверное, удивительно для редактора оппозиционной газеты), что в целом у меня отношение к статье очень положительное, то есть она мне понравилась. И могу объяснить почему.

Виктор Резунков: Объясните, это очень интересно.

Валерий Берсенев: Есть некоторый диссонанс, конечно, между названием статьи «Россия, вперед!» - оно имеет восклицательную интонацию, пафосную, и ее содержанием. Потому что содержание проповедует постепенность, многоточие, многозначительность, осторожность, то есть диссонирующее что-то есть. Но в этом диссонирующем, наверное, и раскрывается секрет того, в чем заключается главная мысль статьи. Простейший образ «Россия-корабль»: трюмы заполнены черной водой прошлого, скелетами, жуткими тайнами этого страшного прошлого. И вот капитан командует: «Полный вперед!». Что будет с таким кораблем? Как говорил Путин: она утонула. То есть, естественно, она пойдет ко дну. Поэтому Медведев и проповедует постепенность. Главная идея, наверное, этой статьи – это идея равновесия. То есть вот мы все находимся на одной палубе. Это некий, наверное, развернутый парафраз уже приевшегося лозунга «Не раскачивайте лодку»: давайте вместе плыть, давайте вместе работать, в наших руках Россия, мы очень разные, мы придерживаемся самых разных точек зрения.

Собственно, сама статья, проповедующая идею равновесия и гражданского мира, действительно, как мы уже знакомы с этим принципом по фирменному стилю Путина, она зеркально отражает все вкусы, которые в настоящий момент господствуют в обществе. То есть либерал найдет в этой статье рассуждения о демократии, и какие-то реверансы в сторону силовиков он сочтет за издержки дипломатии Медведева. То же самое и силовик, найдя в статье разглагольствования о демократическом обществе, о построении демократии и гражданского общества, подумает, что это всего лишь дипломатия и пустые слова, которые Медведев вынужден говорить, а на самом-то деле он думает иначе. Он же подчеркивает, что августовская война 2008 года не зря происходила, и что мы по-прежнему придерживаемся тех же принципов прошлого года. Другое дело, что подобная зеркальность грешит тем, что может никто не поверить. Да, каждый может найти что-то свое, но никто и не поверит. И как раз это мы сейчас и наблюдаем среди дискутирующих в Интернете. Все подвергают статью сомнению. То есть насколько этому можно верить, насколько это не пустые слова.

Виктор Резунков: Сергей, вы не обратили внимания на то, что на самом деле в этой статье не было никаких конкретных предложений? То, что, по идее, можно, наверное, ожидать в октябрьском Послании Федеральному Собранию.

Сергей Шелин: Я думаю, что это политическая артподготовка к тому, что все-таки какие-то предложения появятся, о чем прямо и пишет Медведев в этом тексте, что он готовится к выступлению, которое, видимо, через месяц произойдет, то ли в конце октября, а теперь говорят, что уже в начале ноября. И предлагает даже дискуссию начать в преддверии этого выступления с тем, чтобы он мог познакомиться с раскладом мнений. Так что я думаю, что Медведев хочет сделать это выступление каким-то ключевым, показать себя как явного лидера, который формулирует, что называется, повестку следующего десятилетия. Потому что если там не строго по-научному, то психологически, конечно, с нового года начинается следующее десятилетие. И он, видимо, хочет сформулировать какие-то задачи для страны и выступить как человек, который эти задачи формулирует. Ну, в общем-то, понятно для политика. Это же политический текст.

Виктор Резунков: Я процитирую то, что опубликовано в редакционной статье газеты «Ведомости»: «При ближайшем рассмотрении виден непростой внутренний диалог президента. Не стоит, конечно, сгущать краски», - говорит он себе в ответ на констатацию проблем. «Спешить мы не будем», - прерывает мечты о политической модернизации. «Перемены будут. Они будут постепенными, продуманными, поэтапными. Но - неуклонными и последовательными». В статье 18 раз употреблен союз «но» и 9 раз наречие «конечно» - в конструкциях, показывающих противоречивость ситуации. Эта двоичность хорошо коррелирует с двоичностью нынешнего устройства власти в России. Пресловутый тандем в последнее время дает очевидные сбои: Медведев и Путин по-разному вступают в ВТО, сотрудничают с МВФ, относятся к протекционизму и так далее. Перманентные призывы президента к модернизации и инновациям не находят достойного воплощения в правительстве. То ли призывает как-то не так, то ли не к тому. Возможно, этими сбоями объясняется и тот факт, что столь критичная оценка действительности президентом явлена народу только на второй год правления. Медведев заключает статью предупреждением: «Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Отсюда можно выводить как вероятные гонения на олигархов, так и попытку вербовки сторонников (никому не верьте, верьте только мне). Технологическая новация Медведева - обращение к народу через Интернет - может оказаться сигналом о том, что других каналов обратной связи нет или они плохо работают. Собственно, отсутствие институтов обратной связи - независимых средств массовой информации, гражданского общества, конкурентной политической системы - и есть одна из главных причин нынешней печальной ситуации в стране. Дорожная карта модернизации от Медведева может оказаться прекрасной. Дадут ли руль?».

Валерий, что вы скажете по поводу комментария в редакционной статье газеты «Ведомости»?

Валерий Берсенев: Здесь присутствует проблема доверия. Почему Медведев обращается через Интернет? Потому что, пожалуй, многие государственные СМИ скомпрометированы, а Интернет пока пользуется репутацией вольнодумца и проповедника, по крайней мере, трансформатора свободолюбивых идей. Идей, не подконтрольных никакой сфере, за исключением, может быть, каких-то манипулятивных ведомств, которые занимаются тем же, чем, пожалуй, занимаются и все в Интернете, то есть дискуссией, обменом мнений, хотя и не совсем цивилизованным зачастую. Насколько можно доверять Медведеву? - это, наверное, вопрос, который встает перед всеми после прочтения этой статьи. Первое, что подумает обыватель, прочитав эту статью: а написал ли эту статью сам Медведев?

Виктор Резунков: А вы как думаете, сам он написал? Можно ли допустить такое или нет?

Валерий Берсенев: Мне кажется, что некоторые интонации Медведева в этом материале прочитываются. Есть некоторая неповторимая голосовая интонация, которая запечатлевается в словесном рисунке. И в данной статье эта голосовая интонация наличествует. Хотя, наверное, наивно было бы допустить, что такой занятый человек, как Медведев, вечерами корпел над этим материалом, а материал очень объемный, и сверял каждую запятую. Конечно, здесь поработала команда Медведева, но, безусловно, команда единомышленников. И безусловно, Медведев был в курсе, что будет опубликовано в этом материале. Поэтому, наверное, верить тому, что это точка зрения Медведева, следует. Хотелось бы верить, кстати.

Сергей Шелин: Я с этим согласен. Нет никаких причин сомневаться в том, что текст авторизован Медведевым. Любой политический текст... а я уже говорил, что это, конечно, политический текст, и именно баланс точек зрения, и баланс оттенков именно поэтому там такой, не такой, как у какого-нибудь рядового колумниста. Так вот, любой политический текст готовится, естественно, командой этого политика и авторизуется им. Так что вклад каких-то помощников Медведева вполне возможен, но для меня совершенно очевидно, в полном смысле слова: автором этого текста является Дмитрий Медведев.

Виктор Резунков: И я хотел бы привести цитату из статьи в «Московском комсомольце». Эта статья называется «ДАМ напросился на правду». Это тоже по поводу Интернета, что опубликовано в Интернете. В частности, «Московский комсомолец» пишет: «На сайте, где Медведев разместил статью, можно оставлять анонимные сообщения. И сколько ни старались модераторы удалять неприятные для главы государства комменты, их все равно было подавляющее большинство. Отторжение у многих вызвали и взгляды президента на будущее. «Как стыдно читать, как стыдно! Пафосная беспомощность. Мы станем... разработаем и выведем… сохраним и поднимем… мы будем располагать… Россия займет передовые позиции… А с чего вдруг это произойдет?». «Вы, Дмитрий Анатольевич, или от реальной жизни оторвались, или сильнодействующие наркотики принимаете, или и то и другое». «Половина размышлений о будущем России ну очень напоминает речь Остапа Бендера про Нью-Васюки».

Здесь любопытный момент, на самом деле, моральный. По идее, как активный пользователь Интернета Дмитрий Медведев обязательно должен прочитать эти комментарии, размещенные в «Газете.Ru». Конечно, эти комментарии не попадут в его блог, в лучшем случае, они будут очищены и так далее. Он может сравнить комментарии, которые пришли на его блог личный, и комментарии, которые приходят в «Газету.Ru», и сравнить, как сильно разнится. Может быть, он сделает какие-то выводы? Интересный процесс он запустил.

Валерий Берсенев: Я думаю, он уже делает выводы. Действительно, сейчас главный вопрос Медведева и главная его проблема – это возвращение доверия к президенту, к данному институту. Поскольку у очень небольшого, наверное, среза нашего общества сохранилось доверие, не основанное ни на чем. То есть ни на «бабле», ни на каких-то других корыстных заинтересованностях. И функция Медведева сейчас – подобными посланиями и плодами этих посланий, наверное, вернуть себе авторитет как человека, с которым можно разговаривать, как человека, от которого можно ждать результатов. То есть: по плодам познайте их. Вот какие будут плоды этого манифеста?..

Виктор Резунков: Думаете, он не схватится за голову и не скажет: «Господи, какая у нас страна! А я еще президент в такой стране», - прочитав все это?

Сергей Шелин: Я думаю, что Медведев в какой-то мере просто даже готов увидеть разные мнения. Потому что в самой статье был пассаж о том, что критические отзывы часто бывают неумеренно радикальными. Я не могу процитировать, но смысл такой. И я просто даже надеюсь, что он прочел или прочтет те комментарии. Сегодня утром их было больше тысячи уже на форуме, что, по-моему, беспрецедентно для текстов в «Газете.Ru». Они очень разнообразны. По моему личному впечатлению, я не могу сказать, что они все или в большинстве отрицательные. Там просто есть все многообразие мнений – наверное, то, что очень полезно увидеть любому нашему политику, тем более, главе государства. И тем более что политическая наша система не подает вверх вообще каких бы то ни было внятных сигналов. Ну, не от губернаторов же президент узнает, как обстоят дела, не от политических же партий, представленных в Государственной Думе. Так что прекрасный случай.

Валерий Берсенев: Он собрал на одной палубе людей с разными мнениями. И этой палубой стал в данном случае Интернет.

Виктор Резунков: «Независимая газета» приводит мнение президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского. Он считает, что эта статья главы государства, в сущности, - декларация принципов партнерства с общественными силами и в каком-то смысле обращение к ним за поддержкой. «Медведев предлагает свой адрес не просто так, для переписки, фактически он публикует его как адрес штаба сил, выступающих за модернизацию страны, – убежден политолог. – Ведь теперь уже ясно сказано о модернизации не только экономики, но и о модернизации российской демократии».

Я вот как раз не увидел в статье Дмитрия Медведева конкретно каких-либо рецептов модернизации российской демократии.

Валерий Берсенев: Очень важно, что, говоря о модернизации, он делает отсыл к модернизации петровской и сталинской. А когда он вкратце упоминает о них, он упоминает об огромных жертвах, которые стоили эти модернизации. И формулируя, может быть, недостаточно четко рецепт новой модернизации, он утверждает, что без этих жертв модернизация может состояться. Наверное, это очень важно, и на это обратили внимание многие, в том числе и представители либерального лагеря. То есть это призыв к бескровности модернизации.

Сергей Шелин: Я бы вообще поставил на первое место именно эту ненасильственность, как прокламирует Медведев, ненасильственность перемен и ненасильственность модернизации. Скажем, превращение нашей страны в мирового лидера инноваций – конечно, это прекрасно, и в это можно верить или не верить. Честно говоря, я сомневаюсь, что это произойдет при жизни нашего поколения. А вот сказать о том, что не будет как при товарище Сталине или даже как при Петре Великом, когда просто палкой вгоняли людей в рай, если это заявление, которое делается от души и серьезным образом, то это положительное весьма заявление.

Виктор Резунков: А Информационное агентство «Росбалт» приводит мнение другого политолога – директора Института политики и государственного права Виталия Иванова. Он заявляет, что эта статья (статья Дмитрия Медведева) стала «достаточно жесткой и ясной отповедью пропагандистам разнообразных оттепелей, перезаключений общественного договора, заключения новых «пактов Монклоа» и тому подобной ерунды». Виталий Иванов напомнил, что еще со времени выдвижения Дмитрия Медведева кандидатом в президенты в 2007 году «пошли разговоры о всевозможных демократизациях и либерализациях». Медведева «пытались записать в сторонники подобных подходов», отметил Иванов. «И до сего дня этот вопрос не был раскрыт, поскольку президент непосредственно по этой проблематике четко не высказывался, хотя дела его говорили сами за себя. Сегодня заявив, что никаких революций не надо, никаких радикальных реформ не надо, и Россия будет развивать то, что у нее есть, и развивать постепенно, Медведев от так называемой «либеральной тусовки» жестко отмежевался», - уверен Виталий Иванов.

Валерий Берсенев: Виталий Иванов увидел в материале то, что он хотел увидеть. То есть он как раз поймал «солнечного зайчика» от зеркала Медведева и сказал: «Ага! Дмитрий Анатольевич же говорит как раз то, что именно я и проповедую». И это сделал не только Виталий Иванов. Многие комментарии к материалу Медведева чрезвычайно разнятся в своих оценках, и это, конечно, неслучайно и замечательно. Здорово вообще, что так по-разному поняли Дмитрия Анатольевича. Мне кажется, что никакого отмежевания как раз не произошло. Случилось, наверное, то, что уже происходило неоднократно. То есть Дмитрий Медведев повторил один из своих уже несколько тоже приевшихся лозунгов: «Отставить революцию! Давайте вместе заниматься эволюцией. Давайте мы все – одна команда, и мы не будем устраивать бунта на корабле, мы будем вместе работать».

Виктор Резунков: Вот удивительно, что представители таких либеральных изданий, которые постоянно публикуют... как «Новая газета» и «Газета.Ru», ну, в данном случае я имею в виду журналиста и главного редактора петербургской газеты, они выступают спокойно, без критики. Потому что я могу сейчас привести массу критических замечаний, и меня это удивляет, например, критических замечаний оппозиции. Что вы думаете по этому поводу?

Сергей Шелин: Есть и какие-то этические еще соображения. Я публикуюсь в «Газете.Ru» как комментатор в рубрике «Комментарии». Должен вам заметить, что статья Дмитрия Анатольевича Медведева опубликована в рубрике «Комментарии». Никогда в жизни я не критиковал тексты каких бы то ни было авторов, публикующихся в том же самом издании, даже в той же самой рубрике, что и ваш покорный слуга. Поэтому я, во-первых, разумеется, не уполномочен выражать мнение редакции, я выражаю здесь только собственное мнение, а мнение редакции выражено в редакционной статье, вчера вечером опубликованной. Кому интересно, может посмотреть. И во-вторых, конечно, я готов высказываться о тех же проблемах, о которых высказался Медведев. Но я не готов скрупулезно, допустим, анализировать, как газета «Ведомости» (вот вы воспроизвели очень интересный текст), сколько там предлогов и так далее. Ну, это было бы просто неэтично.

Валерий Берсенев: У меня мелькнула мысль, что я, как представитель оппозиционной прессы, несколько перехвалил статью Медведева. Но я хочу напомнить слова Василия Розанова, который говорил в начале предыдущего века, что в России по-настоящему в оппозиции тот, кто хвалит свое правительство. Диктат общественного мнения в начале ХХ века не позволял хвалить свое правительство. Сейчас в рамках, наверное, того либерального лагеря, к которому мы себя имеем честь относить, тоже не принято хвалить правительство. Это считается чем-то неприличным, сродни предательству. И в этом я тоже вижу некоторый диктат, который, наверное, не совсем разумен. Когда есть за что похвалить, почему бы не похвалить?.. Собственно, мы не занимаемся здесь, наверное, похвальбой и низкопоклонством, мы просто анализируем текст с точки зрения здравого смысла, который в нем заключен, а он, безусловно, наличествует. Другое дело, что будет ли он, действительно, результативен, не обернется ли это пустотой.

Виктор Резунков: И к нам пришли уже замечательные сообщения. Виктор из Челябинска пишет: «Читал отзывы в блоге Дмитрия Анатольевича Медведева – народ задыхается от восторга». Реакция такая. В принципе, можно было ожидать.

Владимир из Нижегородской области, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Господа, нашему «синтетическому» президенту... А почему «синтетическому» - потому что все куклы из синтетики. Он устал улыбаться и решил народу показать свою какую-то значимость. Все это лживо. Посмотрите, он словно с цепи сорвался, или Путин его поводок отпустил, обрушился на Украину. Это же ужас какой-то! И верить ему... вот когда он говорит «здравствуйте» - тогда можно поверить.

Виктор Резунков: Это было предыдущее, достаточно давнее выступление Дмитрия Медведева.

И я хотел бы привести выдержку небольшую из статьи, которая будет завтра опубликована на сайте партии «Яблоко». Статья написана членом бюро партии «Яблоко» Борисом Вишневским, она называется «Кремлевский пленник». «Во-первых, хочется спросить: это кто перед нами выступает?». Это относительно статьи Дмитрия Медведева. «Оппозиционный политик, критикующий правительство, и предлагающий гражданам свою программу? Демократический публицист, стремящийся воздействовать на общественное мнение, объяснив согражданам, что так дальше жить нельзя? Политолог, анализирующий устройство российской власти, и размышляющий, как нам ее обустроить? Или глава государства, у которого совсем другая работа? И который в силу своей должности может принимать решения, а не просто советовать, что надо сделать? Во-вторых, слов, подобных изложенному в нынешнем тексте, президент Медведев произносил уже так много, что они истерлись от частого употребления. К тому же, аккурат за тем, как он их в очередной раз произносил, случалось что-нибудь диаметрально противоположное заявленному. Достаточно вспомнить, что лучшим ответом на медведевский хит «свобода лучше несвободы» стал отказ Симоновского суда освободить смертельно больного Василия Алексаняна. В-третьих, - что чрезвычайно показательно, - президент отчетливо заявляет, что он против каких-либо существенных изменений путинской политической системы, в основе которой лежит принцип несменяемости власти и подавления политической конкуренции. Когда же президент, - в очередной раз, - начинает рассуждать о «пренебрежении к праву», о борьбе с коррупцией, «порождающей произвол, несвободу и несправедливость», и о создании «современного, эффективного суда», становится смешно. И стыдно. Это кто жалуется на неэффективный суд и призывает «устранить неправовое влияние на судебные акты, какими бы соображениями оно ни диктовались» - человек, который назначает практически всех судей в стране? Если Дмитрию Анатольевичу хочется устранить неправовое влияние на судебные акты – пусть сходит на процесс Ходорковского и Лебедева, а затем примет меры, находящиеся в его компетенции, начиная с увольнения прокуроров, которые не способны объяснить суть обвинения, и уже многократно были схвачены за руку на вопиющем непрофессионализме и предвзятости». Постоянный автор «Новой газете в Петербурге».

Валерий Берсенев: Да-да. Я в чем-то разделяю его мнение. То есть Борис Вишневский говорит Дмитрию Медведеву: «Ты выступаешь не как власть имеющий. В твоих руках сосредоточены огромные возможности, но ты ими не пользуешься, ты лишь декларируешь какие-то принципы, которые не имеют под собой реальных оснований». Но Дмитрий Медведев в своем послании, - возражу, наверное, нашему обозревателю, - употребляет термин «патерналистские тенденции», которые необходимо всячески занижать. То есть присутствие государства в общественной сфере необходимо сократить до какого-то приемлемого, приличного минимума. И приглашая граждан к диалогу, он, собственно, и стремится заполнить ту пустоту, которая неминуемо возникнет после того, как государство уступит свои позиции в этом общественном секторе.

Да, нам известно, что в России очень много скелетов в наших шкафах, и мы даже знаем, что многие из этих скелетов совсем недавние, что эти могилы еще не поросли травой забвения. А совсем недавно как раз (если уж говорить о гадком) обсуждалась нашумевшая американская статья про взрывы 1999 года, которая недаром вызвала такой резонанс. Поскольку действительно многие вопросы не получили ответов, не многие, а большинство вопросов. То есть мы по-прежнему вынуждены мучиться сомнениями: правят ли нами люди вменяемые или правят нами люди, которые когда-то пошли на убийство. Если нами правят люди, которые пошли на убийство, преступники, то тогда из этого надо делать выводы: либо этот народ уже действительно совсем никуда не годится, потому что у него потеряно чувство различения добра и зла, либо все-таки власть способна еще каким-то образом, не раскаявшись... Вот способна ли власть, не раскаявшись в своих преступлениях, совершить новую модернизацию? Наверное, нет. Но власть не спешит открывать эти скелеты в шкафу, она не спешит обсуждать это, предавать это огласке. И в этом, наверное, действительно заключается огромная ошибка государства. Но оно по-прежнему опасается, что это как раз приведет к тому, что корабль пойдет ко дну.

Виктор Резунков: Геннадий Сергеевич из Смоленской области, пожалуйста.

Слушатель: Вот для меня все, что произошло этими днями, главное – я вижу, что Медведев осуществил, мягко выражаясь, приговор деятельности правительства Путина. Это четко обозначено в выступлении. Я еще газеты не видел. И поэтому все то, что говорят против него, ну, это люди те, которые склонны, чтобы осталось по-прежнему. Но, как вы знаете, у него четкая программа вырисовывается: вывести страну из застоя и запоя, из коррупции. Но с этим правительством Путина, которое, как я считаю, коррумпировано сверху донизу и имеет корни по всей России, ему надо расстаться. А если он этого не сделает, то он просто потеряет все на свете, и самое главное – доверие народа. Сейчас я с места, из Тмутаракани, вижу настроения людей, которые дожидались последние 10 лет, когда же уберут Путина. И я уверен, что осенью он уйдет в отставку, то есть его уберут.

Виктор Резунков: Вот интересное мнение. Я вижу, что политолог Станислав Белковский примерно то же самое пишет: «Инициатива написания обращения принадлежит Медведеву и членам его личной команды, тем, которые были с ним, когда он еще не считался самым главным преемником Путина. Сама публикация преследует две цели: обозначить «модернизацию» как основное направление курса - и именно это слово проходит красной нитью через весь текст, и показать, что именно он, Медведев, руководит и управляет страной, а не Путин».

Сергей, что вы думаете по этому поводу?

Сергей Шелин: Действительно, я и у комментаторов встречал довольно часто мысль о том, что эта статья довольно резко критикует Путина. Я критики Путина, честно вам скажу, прямолинейной там не нашел. Я не читаю в душе Дмитрия Медведева, я вообще не являюсь «кремленологом» и не являюсь астрологом. Я просто вижу текст, в котором содержится критика последних 20 лет, содержится критика 90-ых годов, хотя и мягче, чем у нас сейчас это принято. Содержится критика последних 10 лет с признанием, в то же время, что кое-что было достигнуто, что нет сейчас полупарализованного государства. То есть там можно найти и критические отзывы, и позитивные отзывы. Это такой политически сбалансированный текст. Я думаю, что все-таки реальная задача, которая мне, по крайней мере, видна из этого текста, и которую я могу вычитать, - это заявить о себе. Это не отстранить Путина, это заявить о себе как о фигуре первого разряда, первого ряда. Вот это, по-моему, оттуда четко вычитывается. А какого-то стремления спорить с Путиным, ну, может быть, такой спор и идет, но в этой статье я его не вижу.

Валерий Берсенев: Общий пафос статьи – постепенность и осторожность. А смещение правительства Путина или его самого – это некий резкий шаг. То я думаю, что как раз это несовместимо с общим настроением статьи. То есть, может быть, и следовало бы ожидать смещения Путина, но это опять-таки произойдет постепенно и осторожно, пользуясь терминологией Дмитрия Медведева.

Виктор Резунков: Марина из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У Глазунова есть такая картина «Ваше здоровье». Там сидит мужичок с граненым стаканом, огурцом и черным хлебом, а за его спиной – и балерины, и космонавты, и вообще все кто угодно. Это тот, кто держит всю Россию, это Микола Селянинович. Так вот, к этим Миколам Селяниновичам не обращается почему-то Медведев, он обращается к либералам, к людям просвещенным. Но вот Горби тоже обращался к либералам, а теперь чемоданы рекламирует. И вообще мне не понятно, почему надо обязательно все критиковать. Вот у французов есть пословица: искусство тяжело, а критика легка. Но то, что сделано за эти 10 лет, когда в Москве орали «спасите, меня увозят, меня будут убивать», а я это слышала собственными ушами, у меня до сих пор этот крик в ушах стоит... И ведь это действительно так было. И после этого кошмара критиковать человека, который нас от этого избавил ужаса, ну, я считаю, что это, по меньшей мере, неразумно.

Виктор Резунков: А кого увозят, Марина? Мы не поняли.

Слушатель: А вот я слышала в окошке, как орал человек: «Меня увозят убивать!». Это было, по-моему, не то 1993, не то 1994 год. У меня до сих пор этот крик в ушах стоит.

Виктор Резунков: Так сейчас, по-моему, тоже на «Маршах несогласных» всех увозят.

Слушатель: Я не знаю журналистские дела, я человек простой. А вот я сижу дома и слышу этот вопль. Я помню, как люди мучились. Я не знаю, правда это или нет, что врачам запрещали писать «смерть от голода», писали «смерть от сердечной недостаточности». Мне врач со «скорой помощи» знакомый это говорил.

Сергей Шелин: Как один простой человек другому простому человеку, хотя я явно менее, чем вы, осведомлен, допустим, во французских пословицах и изречениях, я могу вам сказать, что внимательно прочтите статью Медведева, там не содержится нападок на то, что вам дорого. Прочтите – и вы успокоитесь, вам станет хорошо.

Виктор Резунков: Критика содержится в наших, по-моему, рассуждениях.

Сергей Шелин: Ну, тогда простите великодушно, если я сказал что-то не то.

Валерий Берсенев: К сожалению, убийства и исчезновения людей продолжаются. И я подразумеваю, не только журналистов. Последний пример – Наталья Эстемирова, Анастасия Бабурова. В Петербурге пропадают люди. И читая, например, «Фонтанку.Ру», читая петербургские газеты, мы видим регулярные объявления о том, что тот пропал, нашли скелеты (это слово сегодня часто всплывает), которые не поддаются никакому опознанию. Это не 1990-ые годы, это 2000-ые, причем это истекающее десятилетие. Поэтому, к сожалению, эта действительность никуда не ушла с десятилетием правления Путина.

И я хотел бы обратить внимание на синхронность появления статьи Дмитрия Медведева с заявлением протоирея Русской православной церкви Всеволода Чаплина, который тоже ведь заявил стратегический манифест о том, что Россия – это все-таки Третий Рим, и она должна двигаться к христианству. Я думаю, что синхронность, может быть, была, конечно, и случайной, но, тем не менее, вот эти два послания наложились друг на друга. Есть некоторые претензии к статье Медведева, которые выражаются в том, что он слишком погрузился в технологические аспекты будущего, игнорируя практически гуманитарную составляющую. То есть он ничего не пишет о культуре, он ничего не пишет о духовной жизни. И вот это, наверное, восполнил Всеволод Чаплин. То есть он поставил такие цели. Не знаю, как слушатели могут их воспринимать, но мне кажется, что (скажу неожиданную вещь) некоторое разумное зерно присутствует и в этих рассуждениях. Хотя мы привыкли к тому, что Третий Рим – это некая идея, с которой уже пора помещать в психбольницу. Но, тем не менее, в головах она зарождалась отнюдь не у психически больных, мы знаем генезис этой идеи. И провозглашение вектора развития на христианство мне кажется в чем-то альтернативой сурковской идее «суверенной демократии». Не суверенная демократия, а христианская демократия. Та самая христианская демократия, которая, в частности, помогла бывшим тоталитарным обществам Европы, таким как Германия, подняться из пепла, подняться из руин. И я думаю, что для России это было бы, наверное, очень даже хорошим модернизационным рецептом.

Виктор Резунков: Недавно я читал выступление представителей «Единой России», и они сказали, что у них есть информация о том, что в ближайшем будущем роль Русской православной церкви в жизни государства вырастет неимоверно, то есть многократно. Ну, посмотрим.

Борис Владимирович из Иваново, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. То, что вы говорите о статье в газете... ну, Медведев написал где-то чего-то, в Интернете, - это все чистейшей воды демагогия, это очередной трюк, чтобы продлить свое существование. Потому что у нас в стране еще много забитых, ограниченных людей, много еще доверчивых, которые верят этой демагогии. Я лично не верю ни Путину, я голосовал за Явлинского, ни Медведеву, потому что не могут быть правительство и власть нормальными, если они на лжи построены.

Виктор Резунков: Сергей Митрофанов, наш постоянный слушатель, пишет: «Хотелось бы, чтобы президент Медведев в своем послании ясно объяснил, что Владимир Путин под видом вертикали власти установил в России диктатуру буржуазии. И для российского народа это неприемлемо».

И я приведу еще одно мнение. Экономический обозреватель интернет-издания «NEWSru.com» Максим Блант пишет: «Президента обидели. Доверенная ему страна смогла соответствовать степени его прогрессивности. Отсталая экономика, вороватые чиновники, ленивые предприниматели, безынициативное пьющее население, склонное к патернализму. А главное - эта страна никак не желает модернизироваться и позорит президента перед коллегами. «Крик души» президента понять можно. Кризис вроде как закончился - даже «штатный пессимист» правительства министр финансов Алексей Кудрин, пусть и с оговорками, но это признает. А предъявить стране нечего. Все прошлогодние разговоры о том, что кризис для России - шанс, что страна выйдет из него более сильной, оказались самонадеянной болтовней».

Как вам это нравится, Сергей?

Сергей Шелин: Это лишнее свидетельство свободы мнений, существующей, по крайней мере, в нашем Интернете.

Валерий Берсенев: Это представляет Медведева неким Чаадаевым, страдающим в своих философических письмах, написанных действительно к некой прекрасной даме, используя аббревиатуру. То есть получается, что к самому себе.

Виктор Резунков: Чаадаев плохо кончил, на самом деле, если разобраться.

Виталий, Московская область, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы о скелетах. Поскольку информация о скелетах появляется в 2000-ых годах, в конце 2008, 2009 года, то это нормальные, во плоти люди 90-ых годов. И второе. Я сам испытал на собственной шкуре 90-ые годы. Я живу около стоянки автомобильной, и ежедневно, каждый вечер тебя кто-то пытается напугать по-серьезному, и крики постоянно слышали. Но вот сейчас каждый дом в Подмосковье усыпан автомобилями. И никто не скажет из знакомых, что у него что-то сняли, щетку сняли, или что-то прокололи, или что-то сломали и так далее. Поэтому, мне кажется, тут лукавство.

Виктор Резунков: Я приведу мнение Савельева, нашего постоянного слушателя: «На высказывания Медведева насчет перемен в обществе и безучастности народа нельзя обращать серьезного внимания. Это обычная демагогия, так как его распоряжения расходятся с делами. А насчет того, что общество безучастно, власть все сделала, чтобы общество ничего не знало, так как на телевидении и в прессе отсутствует оппозиция, за исключением отдельных радиостанций и газет. Медведев, как и Путин, проводит политику возврата к советской диктатуре. Тем более, он не легитимный президент, а назначенный Путиным». Что скажете, Валерий?

Валерий Берсенев: Медведев пытается аргументировать свою уверенность в будущем, ссылаясь на некоторые достижения своего пока еще непродолжительного правления. То есть он говорит о том, что смещены формальные требования по партстроительству, говорит он, когда упоминает о построении демократии, что есть некоторые более выгодные условия для выдвижения кандидатов в Госдуму, но это все, конечно, не касается широких слоев населения. Это касается вот той самой политической тусовки, которая, в сущности, этого не оценила, считая, что, конечно, этого недостаточно для того, чтобы у нас была полноценная демократия. Ну, это маленькие шажки, которые «step by step» предпринимает ДАМ.

Что касается страны в целом, то у нее есть полное основание, конечно, не доверять словам Дмитрия Медведева и считать их пустозвонством. Поскольку ни уровень жизни, ни качество жизни, ни ценность этой человеческой жизни пока в стране не соответствуют заявленным Дмитрием Анатольевичем критериям.

Виктор Резунков: Наша слушательница как раз провела параллель между выступлениями на заре «перестройки» Горбачева Михаила и публикацией Дмитрия Медведева. Я обнаружил на сайте «Slon.ru» большую статью Дмитрия Травина, нашего известного политолога петербуржского, который тоже проводит эти параллели. Я не буду зачитывать из нее выдержки, она большая. А не находите ли вы здесь какие-то нюансы?

Сергей Шелин: Мне кажется, что именно постоянные упоминания Медведевым о постепенности перемен, о недопущении радикализма – это как раз попытка извлечь уроки, в том числе, из опыта Горбачева. Думаю, что Медведев держит перед собой образ Горбачева и вышедших из-под контроля преобразований, и видимо, хочет этого избежать. Это не значит, что он знает, как одновременно и избежать нестабильности, и что-то серьезное переменить. Я бы сказал, что многочисленные вопросы, которые и здесь сейчас звучали: серьезно ли относиться к этим словам. Серьезно относятся к делам, пусть к небольшим. Вот Медведев обещает медленные, небольшие, но дела. Я думаю, что по этим делам, по этим небольшим шагам, если таковые будут, и можно будет судить о серьезности его намерений, обещаний и прочего.

Валерий Берсенев: А что обещает Медведев? Он обещает сменяемость элит, он говорит о том, что в результате выборов будет сменяемость правящих партий. То есть она гарантирована, согласно его манифесту. «Единая Россия» (если уж подразумевать ее именно, зашифрованную в этом послании) уступит свои позиции какой-то иной партии, которая, наверное, будет носить на себе меньше родовых примет кремлевского инкубатора. Если сменяемость элит произойдет в ближайшее время, если постепенность его рассчитана не на 100 лет вперед... то есть ни Дмитрий Анатольевич, ни мы не застанем этого времени, чтобы проверить, насколько результативна его статья, то, в таком случае, можно будет судить по плодам.

Виктор Резунков: Сергей из Туголесского бора, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Спасибо за эфир. Есть хороший анекдот мужской, который заканчивается фразой: «Маша, ты у меня умная женщина, придумай чего-нибудь». Вот перед вами типичный мужик в помаде и в женских трусах, а вы в роли этой Маши старательно придумываете какие-нибудь оправдания для этого послания. Там нечего обсуждать абсолютно. ФСБэшная обманка, единственная цель которой – чтобы вы это дело пообсуждали. Потому что это повышает его уровень некий, которого, вообще-то, и нет. И как профессиональные журналисты вы должны были бы это заметить.

Виктор Резунков: Сергей, простите, вот я, например, с вами не соглашусь. Потому что повышать уровень президента как-то бессмысленно в этой стране. Он на то и президент, что находится на самом высоком уровне. А во-вторых, мы как раз обсуждаем именно содержание статьи, а не пытаемся... Сергей, что бы вы ответили на это мнение?

Сергей Шелин: Я думаю, что мы живем все-таки в условиях весьма неполной, но частичной свободы. И тому, кому не интересно читать эту статью, может ее не читать. Кому не интересно слушать обсуждения, может не слушать эти обсуждения. Вот и все.

Виктор Резунков: А то, что впервые президент через Интернет обратился к российскому народу, - это тоже интересный политический ход. А какие могут быть последствия у этого хода, Валерий?

Валерий Берсенев: Я думаю, если этот ход станет традицией, то это и будет его последствиями. Если сообщения, оставляемые в личном блоге Дмитрия Медведева в Интернете, хотя бы через одно, через два будут приводить к каким-то результативным откликам. Собственно, «Новая газета» и пытается это проверить опытным путем, оставляя в блоге Дмитрия Медведева тоже свои «открытые письма» и свои сообщения. И наверное, в скором времени, поскольку у этой практики еще не такой долгий срок, мы сможем судить, насколько это эффективно.

Виктор Резунков: Митрофанов из Москвы пишет: «Хотелось бы, чтобы президент Медведев в своем обращении ясно объяснил, что причины проблем современной России кроются в разграблении узкой группой лиц общегосударственной собственности. И пока справедливость не будет восстановлена, ничего хорошего не получится».

И давайте подведем итоги нашей передачи. Вот вы слышали мнения, слышали комментарии...

Сергей Шелин: Я считаю, что статья Медведева может иметь серьезный смысл, если это часть некоего политического движения. Дело не в ней как таковой, а в том, что за ней последует: каким будет программное выступление Медведева через месяц, какие будут дела, пусть небольшие, в общем, какие будут посылаться обществу сигналы, и сможет ли общество как-то на эти сигналы реагировать. У нас сейчас нет возможности политически поддержать или не поддержать кого бы то ни было. Политическая система настроена на то, что никакой поддержки она как бы и не требует. Вот когда возникнут возможности кого-то поддержать или не поддержать, я считаю, это будет уже большим шагом вперед.

Валерий Берсенев: Доверия к Дмитрию Медведеву, как мы видим, нет. И это, конечно, очень печально. Но у Дмитрия Медведева по сию пору, пожалуй, нет и хорошо, четко сформированной своей команды. Поэтому посыл Дмитрия Медведева, который заключается в этой статье, наверное, можно сформулировать так: давайте вы будете моей командой, давайте мы будем с вами работать. И если эта команда будет сформирована в результате, может быть, целого цикла таких писем, таких посланий, то, наверное, можно считать, что этот эксперимент удался.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG