Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские каникулы Холодной войны.






Александр Генис: 50 лет назад состоялся исторический визит первого советского вождя в Америку. Это событие оставило глубокий отпечаток на отношениях двух держав, о чем, среди прочего, говорит фольклор. Про Хрущева и Америку существует множество анекдотов и немало полуправдоподобных историй. Например, рассказывают, что когда Хрущеву в Нью-Йорке показали монумент Свободы, он сказал: “Мы тоже ставим памятники знаменитым покойникам”.
Эксцентрическая личность Хрущева произвела сильное впечатление на Америку. Но куда большим оказалось влияние Америки на советских людей, которые вслед за Хрущевым узнали об этой стране много нового. Так, в книге Оджубея, сопровождавшего Хрущева в поездке, было написано, что советских граждан радио будит гимном, а американских - уроком русского языка.
Так или иначе, путешествие Хрущева в Новый Свет было одним из самых интересных и необычных событий: американские каникулы Холодной войны.
У микрофона – вашингтонский корреспондент “Американского часа” Владимир Абаринов.


Владимир Абаринов: 3 августа 1959 года президент США Дуайт Эйзенхауэр сделал неожиданное заявление для прессы.


Дуайт Эйзенхауэр: Президент Соединенных Штатов пригласил господина Никиту Хрущева, председателя совета министров СССР, нанести официальный визит в Соединенные Штаты в сентябре. Господин Хрущев принял приглашение. Президент, в свою очередь, принял приглашение господина Хрущева посетить СССР с ответным визитом. Господин Хрущев в течение 2-3 дней будет находиться в Вашингтоне и проведет около 10 дней в поездке по Соединенным Штатам. У него состоятся неофициальные переговоры с президентом, в ходе которых у них будет возможность обменяться мнениями по вопросам, представляющим взаимный интерес. Во время своего путешествия по Соединенным Штатам господин Хрущев сможет собственными глазами увидеть страну, ее граждан и лично ознакомиться с их жизнью. Президент Эйзенхауэр посетит Москву и тоже проведет некоторое время в поездке по Советскому Союзу. В ходе этого путешествия президент также получит возможность увидеть страну, ее жителей и ознакомиться с их жизнью.


Владимир Абаринов: Неожиданной эта новость была потому, что только что провалом завершилась четырехсторонняя встреча по Берлину в Женеве, отношения испортились. Почему Айк, как называют в Америке Эйзенхауэра, решил пригласить Хрущева? Оказывается, это - результат недоразумения. Рассказывает Питер Карлсон, бывший журналист газеты “Вашингтон Пост”, освещавший визит.

Питер Карлсон: Президент Эйзенхауэр надеялся добиться договоренности в Женеве, и именно поэтому решил пригласить Хрущева. Он написал ему письмо, которое вручил одному из советников Хрущева сотруднику Госдепартамента по имени Роберт Мерфи. Мерфи должен был передать на словах, что условием приглашения является соглашение в Женеве. Но Мерфи забыл сказать это. Хрущев получил послание и немедленно ответил: “Конечно, еду! Как насчет того, чтобы дать мне поездить по стране неделю-другую?”. Айку ничего не оставалось. Он не мог отменить приглашение.

Владимир Абаринов: Хрущеву очень хотелось побывать в Америке. Ему все было интересно, причем очень часто – совсем не то, что ему хотели показать. На заводе компании IBM он остался равнодушен к продукции, но зато был восхищен столовой самообслуживания и по возвращении домой настойчиво вводил такую же форму питания на советских предприятиях. Вместе с тем Хрущеву не хотелось, чтобы его принимали за руководителя отсталой страны, он старался не проявлять свой восторг слишком бурно и часто говорил, что в СССР есть все то же самое, но лучше. Питер Карлсон.


Питер Карлсон: Да, это правда. Кроме хот-догов – хот-доги ему действительно понравились. А еще ему понравились камеры хранения на вокзале “Юнион Стэйшн” в Вашингтоне. В Советском Союзе тогда надо было дожидаться посадки на поезд со всей поклажей. И Хрущев был восхищен тем, что у нас можно просто положить багаж в ячейку, бросить монету и взять ключ с собой.


Владимир Абаринов: Так что возможно, что и автоматические камеры хранения в СССР появились благодаря этой поездке. Американская пресса уделяла визиту Хрущева большое внимание. Очень скоро советский лидер почувствовал себя телезвездой.


Питер Карлсон: Хрущев инстинктивно понял, что эта поездка – не столько политическое событие, сколько большое телевизионное шоу, в котором главную роль исполняет он – новый, харизматичный лидер молодого, полного сил коммунистического мира, каким он виделся ему в то время.


Владимир Абаринов: Помимо переговоров с президентом Эйзенхауэром, в программе визита значилось выступление Хрущева на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.


Никита Хрущев: Кто такой Франко? Франко – палач испанского народа, который разгромил парламент, свергнул правительство законное, избранное парламентом Испании...



Диктор: Председательствующий прерывает главу советского правительства и заявляет, что эти слова не будут включены в официальный протокол заседания.


Никита Хрущев: Я считаю, замечание совершенно неуместное, потому что почему вы не остановили тогда, когда возводил клевету на режим великого Китая представитель Соединенных Штатов Америки? Следовательно, не одинаковые права! Я отвергаю такие замечания!


Владимир Абаринов: Считая себя знатоком сельского хозяйства, Никита Хрущев запланировал посещение одного из аграрных штатов – Айовы. После осмотра экспериментальной свинофермы местного университета представитель принимающей стороны подарил советскому вождю статуэтку свиньи.


Хозяин: А теперь, председатель Хрущев, от имени сельскохозяйственного факультета колледжа штата Айова мы хотели бы вручить вам сувенир в память о вашем посещении. Это свинья мясной породы, и мы надеемся, что вы увезете ее с собой, поставите на свой письменный стол и будете вспоминать наш университет. Мы очень рады, что вы приехали сегодня сюда.


Никита Хрущев: У нас обычно, когда кто-либо кому-нибудь подкладывает свинью, очень недовольны этим самым. Но в данном случае я выражаю вам исключительную признательность за такое подкладыванье. О свинье очень много сочинено о ее нечистоплотности. Но это неправильно. Свинья, она, знаете... Человек больше проявляет свинства, чем сама свинья другой раз.


Хозяин: Я согласен. Я часто говорю, что чем больше я вижу некоторых людей, тем больше мне нравятся свиньи.


Никита Хрущев: Вот смотрите: замечательная свинья, американская. Но она имеет все свойства и советской свиньи. Американская свинья и советская, я убежден, что они могут вместе сосуществовать. Так почему же люди Советского Союза и Америки не могут сосуществовать в таком случае?


Владимир Абаринов: Посреди кукурузного поля состоялось нечто вроде богословского спора с владельцем хозяйства Росуэлом Гарстом, который заметил в разговоре с Хрущевым, что высоким урожаям благоприятствует климат Айовы.


Никита Хрущев: Я вам скажу: что вы умные люди - это да, верно. Но что Господь Бог вам помог, в чем вы не виноваты, это тоже признайте.


Росуэл Гарст: Он на нашей стороне!


Никита Хрущев: Нет! Вы что думаете, Бог только вам помогает, а нам не помогает? Нам он больше помогает! Мы быстрее растем, чем вы – значит, Бог на нашей стороне!


Росуэл Гарст: У нас есть поговорка: Бог помогает тому, кто сам себе помогает.


Никита Хрущев: Бог всегда поддерживает умных!


Владимир Абаринов: В Голливуде руководство компании “ХХ век – Фокс” устроило в честь Хрущева ланч на 400 мест. Ажиотаж был такой, что звезды приглашались без супругов или супруг. Голливуд в то время был еще травмирован “охотой на ведьм”, устроенной сенатором Маккарти, черные списки оставались в силе. Поэтому некоторые – например, Бинг Кросби и Рональд Рейган – демонстративно отказались от приглашения, а драматург Артур Миллер остался дома из осторожности. Нина Хрущева сидела за столом между Бобом Хоупом и Фрэнком Синатрой, но понятия не имела, кто это такие – она узнала в лицо лишь сидевшего напротив Гари Купера. После ланча гостей привели в павильон, где шла съемка фильма “Канкан” с Ширли Маклейн, Фрэнком Синатрой и Морисом Шевалье. Грянула музыка, и на съемочную площадку выбежали танцовшицы.

Хрущев, по словам очевидцев, смотрел как будто с интересом, но когда съемка закончилась, возмущенно назвал канкан развратом и порнографией.

Президент Эйзенхауэр познакомил гостя и со своими четырьмя внуками. Его внучка Сьюзен однажды вспоминала об этой встрече на конференции по истории Холодной войны, в которой я тоже участвовал. Рядом с ней сидел Сергей Хрущев – он тоже был тогда в США с отцом.


Сьюзен Эйзенхауэр: А под конец советский премьер приколол всем детям на одежду октябрятские звездочки. Правда, как только вертолет взлетел, мать сказала нам: “Давайте сюда эти значки”. Так что звездочек мы лишились, но другой подарок Хрущева, рождественские украшения для елки, до сих пор хранятся у нас в семье, и мы все эти годы, включая этот, наряжаем ими елку.


Сергей Хрущев: В нашей семье было по-другому. У меня и сегодня есть предвыборный значок “Я люблю Айка”.



Владимир Абаринов: Сьюзен говорит, что она была очарована Хрущевым.


Сьюзен Эйзенхауэр: Я помню эту встречу очень хорошо. Хрущев сказал тогда президенту: “Когда поедете в Москву, возьмите с собой внуков”. Но даже нам, детям, было ясно, что этого не будет.


Владимир Абаринов: Сьюзен оказалась права – ответный визит не состоялся. Питер Карлсон.

Питер Карлсон: Он улетел домой, сразу же устроил многолюдный митинг в Москве, на котором восхвалял мудрость Эйзенхауэра и его стремление к миру. И это была не просто риторика. Хрущев значительно сократил военный бюджет. Он сократил свои вооруженные силы на миллион человек. Он даже построил поле для гольфа, чтобы Айк мог, когда приедет в Советский Союз, играть в свою любимую игру. Но 1 мая 1960 года Советы сбили над Россией самолет У-2. И Хрущев в глазах кремлевских ястребов оказался слабаком, его друг Эйзенхауэр предал его. Поэтому Хрущев отозвал свое приглашение Айку. Он назначил самого себя главой советской делегации на сессии генассамблеи ООН и вел себя чудовищно. Он чем только мог вредил Эйзенхауэру и угрожал Соединенным Штатам.


Владимир Абаринов: В конечном счете, первый визит советского лидера в Америку остался без важных политических последствий – Холодная война шла к своему зениту, но Хрущев никогда не смог забыть Америку, а Америка – Хрущева.


XS
SM
MD
LG