Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийство как закономерность


Место убийства журналистки Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова. 20 января 2008 года

Место убийства журналистки Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова. 20 января 2008 года

В Москве представлен доклад Международного комитета защиты журналистов "Анатомия безнаказанности". Его авторы назвали основные причины, препятствующие раскрытию убийств журналистов, происшедших в России в последние 10 лет. Помимо историй о нераскрытых убийствах, авторы доклада предлагают российским властям и международному сообществу конкретные рекомендации.

Международный комитет защиты журналистов признал Россию одной из трех стран, наиболее опасных для работы прессы. Первое и второе места были отданы, соответственно, Ираку и Филиппинам. По данным комитета, начиная с 2000 года в России в качестве мести за свою профессиональную деятельность были убиты 17 журналистов и только в одном из 17 случаев убийцы были осуждены. Именно эти истории и легли в основу доклада "Анатомия безнаказанности".

"Этот доклад основан на изучении конкретных случаев, - говорит одна из составителей документа, координатор Европейской и Центрально-Азиатской программы комитета защиты журналистов Нина Огнянова. - В результате мы выявили столько общих закономерностей, что это нельзя было игнорировать. Систематическая неспособность следствия и прокуратуры раскрыть дела, недостаток политической воли, все эти явления формируют нерадостную картину. И очень хорошо видно - на примере дела Игоря Домникова - что при наличии воли и желания можно успешно убийство расследовать и наказать преступников".

"Мы представляем в докладе всю историю провалов и неспособности российской прокуратуры раскрыть эти дела, - говорит член совета директоров комитета защиты журналистов Кати Мартон. - История ложных обвинений, недопрошенных свидетелей, проигнорированных доказательств, запугивания присяжных - все это представлено в докладе и создает в целом достаточно очевидную картину. Читая такую историю провалов, вы сможете сделать собственные выводы относительно того, случайны они или нет".
Власти не только допускают такую позорную ситуацию, ей способствуют и публичные высказывания и действия чиновников на самых высоких уровнях. Критика власти у нас приравнивается чуть ли не к государственной измене.


Составители доклада обращают внимание и на то, что семьи погибших журналистов оказываются беспомощными в ситуации, когда хотят добиться правды. В большинстве случаев расследования по таким делам засекречиваются, а доводов потерпевших никто не слышит. Так было в деле петербургского журналиста Максима Максимова, убитого в 2004 году. Его мать Римма Васильевна до сих пор пытается добиться проведения реального расследования и передачи в суд дела об убийстве сына.

"Больше у меня надежды нет ни на чиновников, ни на Государственную думу, ни на президентов, они просто не реагируют на меня, - говорит Римма Максимова. - Два года назад в "Московской правде" было напечатано мое открытое письмо президенту Путину. Никто его не заметил". По словам Риммы Максимовой, если делом ее сына и занимаются, то всякий раз не доводят его до конца: если один будет осужден, то неизвестно, что он скажет, пострадает другой; настолько кланово устроена система, что не видно никакого просвета.

"В сегодняшней России действия правителей все чаще оказываются скрытыми от тех, кем они правят, - констатируют авторы доклада "Анатомия безнаказанности". - Вызывает беспокойство то обстоятельство, что на гибель настойчивых и бесстрашных правдолюбцев от пуль наемных убийц россияне реагируют коллективным пожатием плеч".

Причину такой реакции общества сотрудники комитета защиты журналистов видят в том, что подавляющее большинство россиян получает хорошо отредактированные, "причесанные" новости. И все потому, что сбои в российской системе правосудия, безнаказанность, которой неизменно пользуются убийцы журналистов, привели к самоцензуре в прессе. Все реже на страницах газет или в телепередачах появляются сюжеты, связанные с темой злоупотреблений и коррупции в органах власти, критикой в адрес чиновников и представителей правоохранительных органов.

Международный комитет защиты журналистов отнюдь не первая уважаемая международная организация, пытающаяся в последнее время обратить внимание российских властей, правоохранительных органов и общества на необходимость покончить с безнаказанностью убийц журналистов. Но пока создается впечатление, что эти доклады правозащитники пишут сами для себя.
Сбои в российской системе правосудия, безнаказанность, которой неизменно пользуются убийцы журналистов, привели к самоцензуре в прессе.


"Наши власти не реагируют ни на общественное мнение в России, ни на международное общественное мнение, - говорит председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева. - Нет политической воли, а значит - нет желания. Как говорится, наплевать, пускай убивают. Власти не только допускают такую позорную ситуацию, ей способствуют и публичные высказывания и действия чиновников на самых высоких уровнях. Критика власти у нас приравнивается чуть ли не к государственной измене. Пока не изменится тон выступления властей относительно таких проблем, пока не будут наказаны участники уже совершенных убийств и не начнется действительно серьезное расследование, - убийства, увы, не прекратятся. Я не хочу быть Кассандрой, но с чего бы они прекратились, когда ничего не сделано для их прекращения".

После презентации доклада делегация комитета защиты журналистов отправилась в Следственный комитет при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. Накануне этой встречи Кати Мартон выразила надежду на сотрудничество и пообещала, что попытается убедить представителей российских следственных органов в необходимости принятия конкретных действий по расследованию нападений на журналистов.
XS
SM
MD
LG