Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия по-прежнему опасна для журналистов


Комитет по защите журналистов считает Россию опасной для работников СМИ

Комитет по защите журналистов считает Россию опасной для работников СМИ

Доклад "Анатомия безнаказанности: нераскрытые убийства журналистов в России" обнародовал Комитет по защите журналистов. Главными причинами нераскрытия убийств журналистов в РФ названы коррупция, отсутствие отчетности, конфликты интересов и недостаток политической воли.

Россия, по данным правозащитников, занимает третью строчку в списке самых опасных стран для работников СМИ. КЗЖ составил отчет за период с начала двухтысячных годов, согласно которому всего за это время в России было убито 17 журналистов.

В сентябре организация "Репортеры без границ" выпустила первую часть атласа свободы печати в российских регионах. Описания насилия и способов, которыми местные власти приобретают лояльность журналистов, выглядят как детектив. В некоторых регионах, впрочем, условия для существования свободной прессы были обнаружены.

Во вторник на встрече с представителями Комитета по защите прав журналистов. Следователь по делу об убийстве журналистки "Новой газеты" Анны Политковской выразил удовлетворение тем, что дело вернули на новое расследование. Петрос Гарибян отметил: "Я как следователь и мое руководство очень довольны, что дело нам вернули. Я вам обещаю, что вы многое увидите лучше, будут хорошие результаты".

Владимир Кара-Мурза: Российская Федерация, где с 2000 года погибли 20 журналистов, остается одним из лидеров по количеству преступлений, совершенных в отношении представителей средств массовой информации. По числу погибших журналистов Россия делит второе и третье места с Сомали, выше стоят Филиппины - 29 погибших журналистов, ниже Пакистан – 19. Таковы выводы доклада «Анатомия безнаказанности», которая обнародовала сегодня в Нью-Йорке международная организация Комитет защиты журналистов. Комитет, сделавший такой вывод, утверждает, что «власти страны могут, но не хотят проводить объективное расследование этих преступлений». Как заявила член совета директоров комитета Катя Мартон: «Доклад «Анатомия безнаказанности», в котором содержится рейтинг, будет передан представителям Следственного комитета при прокуратуре». «Будем говорить начистоту, - указывает в предисловии к докладу член совета директоров комитета Катя Мартон, - если смотрит сквозь пальцы - это в лучшем случае - на убийства журналистов, оно теряет право называться демократическим». Правозащитники подготовили и ряд рекомендаций российским властям. В первую очередь необходимо изменить политический тон, заданный Кремлем, считают они, советуя президенту Медведеву и премьеру Путину ясно, открыто и недвусмысленно осудить любые нападения на журналистов. О том, почему Россия вошла в число лидеров среди государств, где работа журналистов смертельно опасна, в день обнародования специального доклада Комитета по защите журналистов, мы говорим с директором Центра экстремальной журналистики Олегом Панфиловым. Почему Россия опять по статистике оказалась на одном из худших мест в рейтинге самых опасных для журналистов государств?

Олег Панфилов: Я бы не стал говорить опять. Я должен сказать, что это, к сожалению, уже последние 10 лет, по крайней мере, очень тяжелая ситуация. В очередной раз Комитет защиты журналистов пытается объяснить прежде всего российской власти о том, что незаконченные расследования журналистов и продолжающиеся нападения и убийства журналистов вызывает глубокую озабоченность не только у этой неправительственной общественной организации, но и у международного сообщества, включая такие международные организации, как ООН, ОБСЕ, Совет Европы, европейский союз. Так что это еще одна попытка напомнить России, прежде всего властям о том, что ситуация с журналистикой в России очень печальная и надо что-то предпринимать. Насколько я понимаю, пройдет пресс-конференция, будут какие-то официальные встречи, в том числе и с чиновниками из администрации президента, запланирована встреча в Следственном комитете Генеральной прокуратуры России. Но как и несколько лет назад, когда была предпринята первая попытка Комитета защиты журналистов приехать и предъявить властям документы и свои материалы, эта попытка, как мне показалось, ничем не закончилась, тогда и не должна была закончиться, я это пытался объяснить и говорить о том, что, к сожалению, российская власть глуха ко всем требованиям международных организаций, касающихся нарушений прав журналистов, свободы слова и вообще прав человека.
Не было ни одного какого-либо письма из официальных структур, которые бы объясняли, почему погибли 20 журналистов во время первой чеченской войны, почему пропали без вести еще 7 журналистов и почему было огромное количество других нарушений прав журналистов в это время

Я тогда напомнил, что после первой чеченской войны я попытался объединить все заявления международных и правозащитных, и межправительственных организаций, касающихся нарушений прав журналистов во время первой чеченской войны. Когда я их объединил и попытался выяснить, кто из этих организаций получил хотя бы один официальный ответ из Кремля или из каких-то правительственных структур. И я получил совершенно отрицательный ответ, то есть не было ни одного какого-либо письма из официальных структур, которые бы объясняли, почему погибли 20 журналистов во время первой чеченской войны, почему пропали без вести еще 7 журналистов и почему было огромное количество других нарушений прав журналистов в это время. Как и практически все нарушения прав журналистов, убийства, нападения, совершившиеся за последние несколько лет, они так же не раскрыты, и следствие вызывает недоумение у многих международных организаций. Так что Комитет защиты журналистов попытается в очередной раз привлечь внимание к этой проблеме. Но я полагаю, что, к сожалению, ни в Кремле, ни в правительстве нет политической воли что-либо изменить в этой ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Павил Гутионтов, секретарь Союза журналистов России, винит в происходящем действующую власть.

Павел Гутионтов: Власти проявляют абсолютную незаинтересованность, чтобы журналисты могли честно выполнять свои обязанности. Следствием этого является то, что не раскрываются нападения на журналистов. Я знаком с этим докладом, мы встречались с представителями комитета нью-йоркского. Мы совсем недавно издали свой доклад на эту же тему вместе с Международной федерацией журналистов, проявили заинтересованность в ходе расследований по наиболее знаковым делам журналистским. Мы пришли к тем же самым выводам. По нашим данным из числа 20 наиболее экономически развитых государств Россия находится с наибольшим отрывом на первом месте по числу убийств журналистов.

Владимир Кара-Мурза: Как явствует из этого доклада, пятая часть всех убитых и погибших при сомнительных обстоятельствах журналистов работали в «Новой газете» - это Анастасия Бабурина, Игорь Домников, Анна Политковская, Юрий Щекочихин. Президент Медведев первое свое интервью печатной прессе дал «Новой газете». Не было ли это проявлением политической воли к расследованию этих убийств?

Олег Панфилов: Да нет, я думаю, что какие-то публичные выступления, какие-то слова про слова свободу, которые произносил президент Медведев, когда он произнес первое свое выступление, то есть в своем выступлении произнес слова о свободе слова, я даже не поленился заглянуть в архив и увидел, что его слова ничем не отличались от слов президента Путина о свободе слова, которые он говорил в первый год своего правления. Я думаю, что встреча с Дмитрием Муратовым и интервью «Новой газете» – это такой не очень профессиональный пиаровский ход. И ни о какой политической воле он не свидетельствует. Политическая воля могла быть проявлена только в том случае, если бы Медведев просто заставил генерального прокурора и всю тяжеловесную структуру заняться расследованием, по крайней мере, двух самых громких убийств за последнее время - убийство Анны Политковской и убийство Пола Хлебникова. Так что, я боюсь, что точно так же, как и слова о свободе слова и демократии, и какие-либо внешние проявление, как интервью Медведева «Новой газете» - это все не играет никакой роли, это все рассчитано на какое-то такое воздействие на публику, а ничего общего не имеет с конкретными расследованиями.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Яков, главный редактор газеты «Новые известия», считает приводимую статистику пугающей.

Валерий Яков: В статистику попадают разные случаи гибели журналистов, но то, что журналисты, пишущие на оппозиционные темы, то, что журналисты, занимающиеся серьезными расследованиями, а их остаются единицы в стране, подвергаются опасности - совершенно очевидно. Мы видим, что происходит в Химках, в Красноярске, в Дагестане с журналистами. И то, что ни одно из громких нападений на журналистов, убийств журналистов остается нераскрытым, в этом во многом виновата власть. Потому что власти на местах и правоохранительные органы очень четко реагируют на то, как ведут себя верховные власти. И когда руководство страны не очень серьезно озабочено положением журналиста в этой стране, честного журналиста, то такая реакция находит очень чуткое отражение на средних звеньях, в правоохранительных структурах и у местных властей. Поэтому профессия журналиста, честного журналиста сегодня крайне опасна в нашей стране.



Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG