Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис: привыкайте к букве "L"


Ирина Ясина

Ирина Ясина

В последние дни, открывая политический сезон, российские руководители - и президент Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин - сделали ряд важных заявлений. Оба они выглядят уверенными в том, что экономическая ситуация в стране находится под контролем, оба говорят о модернизации. О том, что за этим стоит, в эфире Радио Свобода размышляла экономист Ирина Ясина:
Мы видим ползучее огосударствление и такую борьбу с кризисом, которая помогает некоторым группам и совсем не решает общих проблем, например, проблем моногородов

- Слова произносятся правильные, дела им не вполне соответствуют. Конечно, трудно возражать против того, что нам нужна модернизация, трудно возражать против того, что нам нужны инновации. Но мы же на практике видим совершенно другое. Мы видим ползучее огосударствление и такую борьбу с кризисом, которая помогает некоторым группам и совсем не решает общих проблем, например, проблем моногородов. Все эти успокоительные заявления о том, что кризис достиг своего дна и сейчас вот-вот все будет хорошо, ничем не подтверждаются. Просто летом действительно дышится легче - хотя бы потому, что безработные уходят с бирж труда и оседают на своих дачных участках.

- Самая тяжелая фаза кризиса не преодолена, или речь идет о том, что российскую экономику и страну в целом ждет просто длительная рецессия?

- Кризис имеет так называемую L-образную форму. То есть, мы упали, и никаких признаков роста пока что не видно. Вспоминается такой детский стишок: если вы утонете и ко дну прилипнете, раз-другой простонете, а потом привыкнете. Это, похоже, про нас. Цены на нефть, хоть и вполне высокие, но никоим образом не выводят нашу экономику в рост. Есть отрасли, в которых некоторый рост все же произошел. Это прежде всего металлургия, но она и упала сильнее всех в начале кризиса, а машиностроение, которое упало одновременно с металлургией, так и лежит на дне.

Есть отрасли, которые практически не пострадали от кризиса, например, пищевая промышленность. Есть отрасли, которые, что называется, остались при своих - нефтяная промышленность. Кстати, очень хорошо видно, как нефтянка, существующая в жестких конкурентных условиях, выживает и приспосабливается, а нереформированный "Газпром" упал на 18 процентов.

- Сейчас на первых полосах газет проблемы АвтоВАЗа. Удастся ли спасти этот гигант сокращением почти трети занятых и мерами, которые проводит новое руководство?
Я думаю, что "жигули" как таковые все-таки должны прекратить свое существование. То, что люди в этом городе могут выпускать другой автомобиль, который будет лучше, качественнее, конкурентоспособней, несомненно

- Я желаю успеха новому руководству, потому что Игорь Комаров, который стал гендиректором АвтоВАЗа, - мой любимый однокурсник. Он умный, толковый, решительный. Он обеспеченный человек, поэтому, я думаю, что его команда не может быть заинтересована в каких-то откатах. АвтоВАЗ, к сожалению, такое предприятие, которому нужно во что бы то ни стало отделить социальную составляющую от реальной эффективности самого предприятия. Потому что как только начинают говорить про тысячи и сотни тысяч занятых, которые пострадают, если что-то случится, тут вся модернизация и заканчивается. Я думаю, что "жигули" как таковые все-таки должны прекратить свое существование. То, что люди в этом городе могут выпускать другой автомобиль, который будет лучше, качественнее, конкурентоспособней, несомненно. А то, что эта "капсула смерти" должна прекратить свою жизнь, это, я думаю, очевидно уже всем.

- Может быть, главная проблема российской экономики, да и вообще российской жизни, в том, что не хватает таких Комаровых?

- Речь идет не только о больших менеджерах. Речь идет абсолютно обо всех нас. Абсолютно от всех нужна инициатива. Абсолютно от всех нужно умение отстаивать собственные позиции.

- Несколько лет назад, еще в период президентства Владимира Путина, политический сезон начинался с шума по поводу пяти национальных проектов. Почему не удалось ни один из них толком реализовать?


- Потому что делалось все, мягко выражаясь, не тщательно, без продуманной позиции, просто за счет большого количества потраченных денег. А иногда нужны были минимальные средства, но сопутствующие им жесткие решения по реструктуризации. Но ничего этого не делалось. Теперь - всё, деньги кончились, а структура осталась прежней. Сами виноваты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG