Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети в однополых браках – почему так неоднозначны оценки общества


Элтон Джон: Честно скажу, этот мальчик в первом ряду просто поразил наши сердца, и мы постараемся сделать все возможное, чтобы дать ему будущее и дом, - никогда не забывая, конечно, что он с Украины.

Ирина Лагунина: Певец Элтон Джон и его партнер по браку Давид Фёрниш хотели усыновить 14-летнего Льва из донецкого детского дома. Некоторые из родителей этих детей умерли от СПИДа. Собственно, и сам Элтон Джон был в этом детдоме от созданной им благотворительной организации по борьбе со СПИДом. Украина лидирует среди европейский стран по скорости распространения ВИЧ-инфекции. В понедельник власти Украины ответили певцу отказом, поскольку певец слишком стар – ему 62 года, а разница в возрасте между родителями и приемным ребенком не должна превышать, по закону, 45 лет, и потому, что он не женат. Украинское законодательство не признает однополых браков.
Законодательство многих стран мира предусматривает, что пара должна официально зарегистрировать брак, прежде чем усыновлять детей. Но законодательство – это один вопрос. Второй – как к этому относится общество. Над темой работала Татьяна Вольтская.

Татьяна Волтская: России, видимо, предстоит пройти еще очень долгий путь до легализации однополых браков, но семьи геев и лесбиянок так или иначе
существуют. Более того, внутри этих семей возникают те же проблемы, что и внутри семей традиционных, - например, многие люди нетрадиционной ориентации страстно желают воспитывать детей - родных или усыновленных. Особенно это характерно для семей лесбиянок, но в России они встречаются с огромными трудностями. Говорит психолог российской ЛГБТ-сети - то есть сети организаций лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров, член феминистской ЛГБТ-организации «Гендер-Л», сотрудница Российского педагогического университета имени Герцена, кандидат психологических наук Мария Сабунаева.

Мария Сабунаева: Мы планируем провести достаточно широкий мониторинг по регионам, мониторинг родительских потребностей ЛГБТ. Мы сделали пилотажное исследование, получили сто с лишним заполненных анкет и геями, и лесбиянками. Во-первых, по-моему, около 90% женщин либо имеют детей, либо в перспективе хотели бы их иметь. Около 80% геев, если даже не готовы иметь своих детей, готовы выступить потенциальными донорами спермы. Около 50% хотят участвовать и материально помогать готовы ребенку. То есть на самом деле мы бы могли прекрасно способствовать развитию демографической политике, если бы нам помогли.

Татьяна Волтская: Многие семьи по несколько лет копят деньги, чтобы иметь возможность родить ребенка, и случайных детей там практически не бывает, - говорит Елена Иноземцева из Лесби-партии.

Елена Иноземцева: У меня есть уникальный опыт в моем предыдущем браке лесбийском, у меня есть опыт отцовства. Моя экс-жена, мы познакомились, когда она была на втором месяце беременности и ребенка мы вынашивали, рожали, воспитывали вместе. Она очень много кричала, укачивать ее удавалось лучше мне. Поэтому я отец.

Татьяна Волтская: А вы тяжело расставались со своей прежней женой и с ребенком?

Елена Иноземцева: Мы расставались, когда ребенок был еще маленький, полтора года было. Расставание вообще в принципе тяжелый процесс. Мы прекрасно общаемся с ребенком. Он вырос с лояльным отношением к маминой необычной ориентации, к маминому образу жизни, к тому, что она живет не с мужчиной, а с женщиной. Это совершенно не мешает строить свои взаимоотношения с молодыми людьми.

Татьяна Волтская: Да, лесбиянки, а часто и геи очень хотят иметь детей, - говорит координатор кинофестиваля «Бок-о-бок» Гуля Султанова.

Гуля Султанова: На одном из мероприятий мы как раз решили поразмыслить на тему – семьи, дети и геи и лесбиянки. Темой этого мероприятия было: как стать родителем, будучи геем и лесбиянкой. Пришло более 150 человек. Было очень много молодых людей от 20 до 30 лет. Мы пригласили эксперта, которая много информации собрала и структурировала на тему репродуктивная медицина, как лесбиянкам можно родить ребенка, воспользовавшись этими технологиями, какие возможности существуют у геев. У нас не было микрофона, аудитория слушала негромкий доклад, просто затаив дыхание. Для меня это было важным знаком того, что геи и лесбиянки хотят иметь детей, но, к сожалению, отсутствует информация, люди боятся не то, что даже подумать, боятся спросить, не знают, куда пойти. Очень часто в этих клиниках есть врачи-гомофобы. И люди не знают, как себя вести, открыться или не открыться. Если не откроешься, что будет дальше, как тебя будет воспринимать врач.

Татьяна Волтская: Да, это большая проблема, - подтверждает координатор организации «Гендер-Л» Васелина Рачинская.

Васелина Рачинская: У нас же женщина признается бесплодной, если она год не забеременела. Так вот надо понимать, что эта попытка одна с помощью клиники – это только одна, и она стоит очень больших денег. И если ты с ней пролетел, то ты дальше собираешь деньги.

Татьяна Волтская: Дело не только в деньгах, - уточняет Мария Сабунаева (они с Рачинской - это одна семья).

Мария Сабунаева: У нас, к счастью, по нашей законодательной базе одинокая женщина имеет право на репродуктивное. Мы ходили вдвоем, на прием заходили вдвоем. И я так подозреваю, что все все подозревали, потому что такие пары приходят. То есть в принципе у нас такой вариант возможен. Единственное, что во всей статистике пройдет как одинокая женщина. Врачи на самом деле являются одной из ключевых групп, с которой мы планируем работать и уже начали. Планируется к выпуску брошюра «Гомосексуалы на приеме у врача. Психологические рекомендации по взаимодействию с пациентами». И там среди врачей, которым адресована брошюра, конечно, будут гинекологи, репродуктологи и так далее.

Татьяна Волтская: Но рождение ребенка - это одна проблема, не менее важный вопрос - воспитание, то есть не повредит ли детской психике пребывание в такой нетрадиционной семье. Мария Сабунаева уверена, что нет.

Мария Сабунаева: Для лесбо-семьи это вообще очевидно – рождение ребенка. Действительно частый вариант, когда обе женщины рожают детей. Например, недавно одна наша очень известная петербургская лесби-пара, которые прожили вместе более 10 лет, у одной из них пять лет ребенку, у второй родились близнецы. Иногда только одна женщина заводит детей. Иногда эта женщина от предыдущих гетеросексуальных браков. Здесь тоже могут возникать сложности, но эти сложности связаны с отношением общества в первую очередь. Когда две женщины воспитывают ребенка, конечно, говорят: хорошо бы мужское влияние. А что такое мужское влияние? Нужно, чтобы был образец мужского ролевого поведения. А что такое мужское ролевое поведение? Это забить гвоздь, то есть набор личностных характеристик, которые традиционно приписываются и формируются у мужчины. Но опыт показывает, что есть, во-первых, такой же набор характеристик, который традиционно формируется и приписывается женщине. И на самом деле мы не найдем такого образчика идеальной мукскулинности, идеальной феминности в живую. У большинства из нас с вами мы выявим и мускулинность, и феминность. Поэтому когда говорится о каких-то ролевых моделях, выясняется, что здорово, если ребенок просто видит разные модели поведения. Неважно, носитель какого пола это осуществляет, важно, чтобы он видел, как по-разному можно себя вести. И даже хорошо, если он видит, что один человек умеет вести себя по-разному. Хорошо, если можно ему объяснить, что в этой ситуации имеет смысл проявить настойчивость, упорство, а в этой ситуации уступи, будь мягче, будь добрее. Очень плохо адаптируются в обществе люди, у которых вариантов мало. Например, дети из детского дома, у них мало этих вариантов. Западные исследования показывают, что дети, которые выросли в семье геев и лесбиянок, имеют больше ролевых моделей, гендерных моделей. То есть их гендерная идентичность получается более наполненной, более широка и более гибка. Это не касается сексуального поведения.

Татьяна Волтская: А вот член президиума Петербургского психологического общества Игорь Добряков считает, что все это совершенно не так.

Игорь Добряков: Здесь я, наверное, вызову гнев многих своих коллег, покажусь консервативным. Глядя на детишек, я всегда вижу, с какими серьезными проблемами они сталкиваются, если у них идет неприятие своего пола. Транссексуализм – это страшное заболевание, к счастью, редкое, но оно бывает, когда, скажем, в мужском теле женская душа или наоборот. Это очень тяжело. И если есть возможность избежать этого, я думаю, что стоит этого избегать. Сейчас международная классификация больных пересмотрена, выкинут раздел гомосексуальность как заболевание. Это не считается патологией, это считается вариантом нормы. Но вряд ли кто-нибудь хотел, чтобы у него ребенок имел такую норму. Воспитание пола, половой роли во многом связано с тем воспитанием, которое ребенок видел в семье. Потому что вообще воспитание только примером. Я категорически против, чтобы дети к ним попадали, потому что дети будут страдать. Очень сейчас серьезная проблема детской психиатрии, детской психологии, потому что мы стараемся заниматься половым воспитанием, делать так, чтобы у ребенка развивалась правильная половая роль. О какой правильной половой роли может идти речь, если любая половая роль правильная. Поэтому заниматься этой проблематикой или нет? Видя, что дети, у них неправильная половая роль, страдают, значит этим надо заниматься. В феминимном браке, в браке двух женщин, я думаю, что одна из женщин носит каике-то мускулинные черты, но они все-таки несколько карикатурны и это не настоящий мужчина. Поэтому, конечно, трудности могут быть. Но опять-таки о чем мы с вами говорим: если любая половая роль правильная, то тогда мужчина, мальчик, который вырастит в мужчину с феминимными чертами, не понимающий своего пола – это тоже норма. Если считать это за норму, тогда это можно делать, но мне кажется, что этому мальчику должны предоставлять другие возможности.

Татьяна Волтская: Тем не менее, сегодня в Соединенных Штатах Америки уже появились детские книги об однополых семьях, уже сняты мультфильмы, в одном из них кролик приходит в гости к детям из штата Вермонт, живущим с двумя мамами, в другом - "Бадди Джи - мои две мамы и я" – пятилетний мальчик тоже растет в однополой семье, увлекается наукой и компьютерами. В 2007 году в Нидерландах было проведено исследование, которое показало, что дети, воспитанные лесбийскими парами, не отличаются от своих ровесников в гетеросексуальных семьях ни по благополучию, ни по степени адаптации к жизни. Во время этого исследования были сделаны и открытия: оказалось, что биологические матери в лесбийских парах были больше довольны своими партнерами, чем
гетеросексуальные матери, партнеры матерей-лесбиянок уделяли детям и домашнему хозяйству больше внимания, чем отцы. К тому же, лесбийские пары гораздо больше стремились иметь детей, чем гетеросексуальные.
Подобных исследований в последнее время было проведено так много, что Американская академия педиатрии, Американская психиатрическая ассоциация и Американская психологическая ассоциация официально подержали равное отношение к семьям лесбиянок и геев, воспитывающих детей.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG