Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Неснятое кино" - так называется новая книга Виктора Шендеровича. О том, при каких обстоятельствах и кем кино не было снято, автор книги рассказал в интервью РС:

- Это сборник киносценариев, но написанных в литературной форме, то есть для их чтения не нужно специального режиссерского образования. Первый из этих сценариев был написан в 1990-ом, последний – в 2006-ом. Жанры на любой вкус – от комедии положений до психологического триллера. Объединяет все эти сценарии то, что ни один из них так и не превратился в кино, хотя в некоторых случаях доходило до разговоров с режиссерами и заключения договоров. Как правило, либо не находились деньги, либо что-нибудь случалось со страной.

- То есть эти сценарии прожили Горбачева, Ельцина, Путина два раза и теперь проживают Медведева?

- Первый сценарий я начинал писать еще при советской власти. Это была комедия положений под названием "Однажды в СССР". Страна тогда шла вразнос, а в сценарии всё происходило ускоренными темпами. Например, в нем 18 августа – клянусь! – по Москве пошли танки с надписью "ЦСКА – чемпион!". Я страшно радовался своей придумке, и тут жизнь переехала мои фантазии теми самыми гусеницами, показав, кто здесь настоящий драматург. Я писал гротеск, наутро он стал бытом.

- Неплохое начало карьеры драматурга.
"У вас есть полмиллиона долларов?" – спросил он. У меня не оказалось. Рязанов искренне удивился: "Вы же на телевидении работаете?"

- Потом была мелодрама, потом психологический триллер, который мне из всех сценариев кажется самым совершенным. Он написан по мотивам прозы Эдгара По. Много позже мне рассказали, что одной из многочисленных мистификаций Эдгара По была запись в его автобиографии о том, что он два года прожил в России… Но, конечно, самая яркая история связана с работой под названием "Вечерний выезд общества слепых". Как-то утром меня будит звонок, и я слышу в телефонной трубке голос: "Здравствуйте, это Эльдар Рязанов". Я делаю горизонтальную стойку "смирно" и в таком положении выслушиваю предложение экранизировать мою пьесу. Не возражаю ли я? Я не возражаю. А как вы относитесь к тому, чтобы главные роли исполнили Янковский и Стеклов? Положительно отношусь. А вот там еще есть у вас супружеская пара – может быть, Гундарева и Калягин? Неплохая идея, говорю. Я вообще в то утро был настроен добродушно. И мы с Эльдаром Александровичем обо всем договорились и дошли до последнего вопроса. "У вас есть полмиллиона долларов?" – спросил он. У меня не оказалось. Рязанов искренне удивился: "Вы же на телевидении работаете?" Да, сказал я, но как-то вот… "Ладно, - сказал он, - договоримся так: как только у вас найдутся полмиллиона, мы снимем отличное кино". Я коплю.

- От истории – к современности...

- Последний по времени написания сценарий – это притча под названием "Тезка Швейцера". Он посвящен Александру Моисеевичу Володину, в пьесе которого "Две стрелы" я играл будучи студентом. Действие происходит в племени людоедов, к которым приезжает миссионер с бесхитростной идеей, что все люди – братья и можно питаться как-то по-другому. Дальше с носителем этой идеи начинают происходить разные события, довольно тяжелые. Сначала это была пьеса, потом она превратилась в киносценарий, который я и послал Карену Георгиевичу Шахназарову. К моему удивлению через какое-то время мне позвонил его референт и сообщил, что Карену Георгиевичу сценарий понравился, но требуется одна-единственная правка: миссионер должен быть русским. Я понял, что еще не дозрел до большого патриотического кино, и этот сценарий тоже ни во что не превратился.

- Ни во что, кроме книжки.

- Да. Это была даже не моя идея, а одного доброго человека, который увидел, что эти нереализованные киноидеи могут во что-то сложиться. Я подумал, что если снабдить сами сценарии историями, которые их сопровождали, может получиться любопытно – в этом есть и время, и характеры. Издательство "Корпус" взялось за это дело. Что мне очень нравится в конечном продукте – так это иллюстрации. Художник Иван Разумов нарисовал неснятое – с реальными Табаковым, Нееловой, Сталлоне и так далее. Это фантазия, на которую, как мне кажется, мы имеем право.

- То есть, вы выступаете в роли зиц-председателя Фунта: "…я писал при Горбачеве, при Ельцине, и при Путине я тоже писал сценарии…". Ну, а надежда на то, что написанное когда-нибудь будет снято, остается?

- Я бы слукавил, если бы сказал, что нет такой надежды.

- Что должно произойти, на ваш взгляд, чтобы надежда сбылась?

- Может быть, кто-то из продюсеров прочтет эту книгу и скажет "о!" Там что-то, конечно, устарело. А что-то даже стало лучше, приобретя качество близкого ретро. То, что было злобой дня, стало глубже.

- Что должно произойти в окружающей действительности, чтобы вы стали полноценным сценаристом, а не автором киноповестей?

- Большинство из этих сценариев не несут сатирической, политической нагрузки. Только один, возможно, ждет другого времени. Но мне было очень интересно зайти на эту – в общем-то чужую – кинотерриторию, пересечь границу и попробовать себя. Выход этой книги, как мне кажется – некоторое завершение сюжета. Дальше – не мое дело.

- Может быть, кому-то эта книга пригодится как учебник истории периода 1990-2006?

- Не советовал бы. Хотя… есть доля правды в замечании: скажи мне, над чем смеялись тогда, и скажу тебе, что это было за время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG