Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляды на Уго Чавеса в Испании. От фашизма к социализму и наоборот


Ирина Лагунина: Резкий протест испанской общественности вызвал недавний краткосрочный визит в Испанию венесуэльского лидера Уго Чавеса, который до этого побывал в России, где приобрел очередную партию оружия. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Левое правительство Испанской социалистической рабочей партии запретило проведение митинга протеста против визита «красной гориллы», как называют здесь венесуэльского диктатора, декларирующего свои левые взгляды и выступающего на митингах в красной рубахе. Однако от гнева испанцев ему уйти не удалось. Когда лимузин Чавеса остановился у книжного магазина на мадридском проспекте Гран-Виа, прохожие стали выкрикивать в адрес вожака так называемой «боливарианской социалистической революции» разного рода нелицеприятные слова и лозунги:
«Диктатор, убийца, садист, друг Ахмадинеджада, убирайся на Кубу, убирайся в Иран!» - выкрикивала толпа, не обращая внимания на охрану, которая пыталась оттеснить людей, чтобы дать проход венесуэльскому лидеру. Ну а тот был явно не готов к такой встрече, поэтому поспешил скрыться. До этого Чавес встретился с королем Испании Хуаном Карлосом и премьером Родригесом Сапатеро. Последнего он назвал «другом» и пообещал, что будет продавать Испании дешевую нефть, а также не будет третировать разговорами о национализации работающую в Венесуэле ведущую испанскую нефтегазовую компанию «Репсоль». И если испанская проправительственная пресса, зная отношение местной общественности к Чавесу, воздержалась от каких-либо комментариев по поводу его визита, то оппозиционная не стеснялась в выражениях, критикуя заодно и испанские власти, пригласившее Чавеса. Комментатор телекомпании «Либертад Дихиталь» Федерико Хименес Лосантос описал его с юмором:

Ф.Х.Лосантос: Радость-то какая! К нам пожаловала самая настоящая «красная горилла»! Говорят, что все портье в гостинце «Вилья-Магна», где она остановилась, попрятались от страха! Ну, а наш премьер Сапатеро ради тирана запретил манифестацию венесуэльских демократов, которые укрылись в Испании от произвола – убийств, избиений и конфискаций имущества у себя на родине. Им Сапатеро отказал в законном праве провести митинг! Что вы хотите!? Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Или с кем поведешься – от того и наберешься. Общаемся с «гориллой» и действуем в ее духе: пренебрегаем демократией - запрещаем манифестации. Все это отвратительно, господа!

Виктор Черецкий: «Гориллами» в Латинской Америке называют военных – путчистов и диктаторов - в основном с ультраправой идеологией, типа чилийского Пиночета, аргентинского Виделы и так далее. Подполковник Чавес стал исключением. Хотя начинал он как традиционная «горилла»-фашист. Хименес Лосантос:

Ф.Хименес Лосантос: Напомню, что «красная горилла» была раньше «коричневой». В 1992 году Чавес организовал попытку традиционного для Латинской Америки военно-фашистского переворота против правительства социалиста Карлоса Андреса Переса. Тогда погибли 600 человек. Затем Чавес отсидел и поменял ориентацию – стал пламенным революционером, социалистом и пожизненным диктатором. Поистине достойный для нас визитер!

Виктор Черецкий: Впрочем, в отношении перемены идеологической ориентации Чавеса у международных наблюдателей есть сомнения. Многие считают, что, несмотря на ультралевую фразеологию, разглагольствования о венесуэльской социалистической революции, главном, на его взгляд, событии мировой истории 21 века, он в душе продолжает оставаться фашистом. Говорит хорошо знающий диктатора колумбийский общественный деятель и писатель Плинио Апулейо:

Плинио Апулейо: В режиме Чавеса не трудно обнаружить элементы латиноамериканского фашизма. Во-первых, сама формула его правления: лидер-армия-народ. Во-вторых, ставка не на политическую борьбу партий, что отличает демократию от диктатуры, а на поддержку существующей власти распропагандированными массами, путем организации плебисцитов, результаты которых заранее известны. Это все фашистские схемы. К ним добавляется и материальный фактор. Режим Чавеса держится не столько на популистских лозунгах, сколько на прямом подкупе, к примеру, военных. Они куплены высокими окладами и массовыми поставками оружия. Что касается так называемого «боливарианского социализма», то это тоже понятие довольно спорное. Действительно, Чавес вроде бы борется с традиционным капиталом – разоряет предпринимателей. Но одновременно он создает новую олигархию - класс тех, кого называют «боливарианской буржуазией». Она наделяется всей полнотой экономической власти в стране. И здесь опять мы видим больше параллелей режима Чавеса с фашизмом, чем с классическим коммунизмом. Что-то вроде латиноамериканского варианта режима Муссолини.

Виктор Черецкий: Если международные наблюдатели пока еще спорят, что больше в режиме Чавеса – элементов фашизма или коммунизма, то тоталитарный характер этого режима, факт отсутствия в Венесуэле демократии, никто не оспаривает. Говорит Вильям Карденас, член руководства Союза венесуэльских демократов в Испании:

Вильям Карденас: Режим нарушает права человека. Основы демократии – разделение исполнительной, законодательной и судебной власти – отсутствуют. У людей нет никаких прав – режим расправляется с неугодными лицами по своему усмотрению, даже с иностранцами. Оппозиционеров похищают. Так что мы имеем дело с тоталитарным режимом.

Виктор Черецкий: Между тем, и на это с сожалением обращают внимание международные наблюдатели, у режима Чавеса в мире есть сторонники и союзники. Это таких государств как Иран, Белоруссия и Россия, продающие ему оружие, а также некоторые маргинальные режимы в Латинской Америке, типа кубинского или никарагуанского, которые Чавес спонсирует. Сторонники венесуэльского лидера утверждают, что он вовсе не диктатор, что находится у власти законно, выражая волю народа. О том, как проходил не так давно в Венесуэле референдум, позволивший Чавесу стать фактически пожизненным правителем, рассказывает депутат Европарламента испанка Пилар Айусо, которая участвовала в референдуме в качестве неофициального наблюдателя. Официальных Чавес на свой референдум не пустил.

Пилар Айусо: Избирательная кампания была организована таким образом, что оппозиция не имела возможности донести до населения свою точку зрения. На Чавеса работал весь государственный аппарат, все служащие были обязаны участвовать в митингах и выступать в качестве его агитаторов. Кроме того, подсчетом голосов занимались лично преданные диктатору люди без какого-то контроля со стороны оппозиции. Да и способ голосования – с помощью электронных машин, дающих возможность властям контролировать, кто за кого голосует, также вряд ли можно назвать демократичным.

Виктор Черецкий: Писатель Плинио Апулейо считает, что сам факт проведения референдума о возможности предоставить Чавесу право избираться в качестве президента в течение всей жизни был проявлением тоталитаризма. Ведь пожизненных президентов-демократов не бывает. А конституция Венесуэлы, как и многих других стран, до сих пор ограничивала время пребывания на президентском посту двумя сроками.

Плинио Апулейо: Чавес берет пример с другого известного диктатора – Фиделя Кастро, который находился у власти всю жизнь, пока позволяло здоровье, а затем передал бразды правления брату. Это само по себе является свидетельством полного пренебрежения к демократии. Пожизненное президентство - это признак диктаторского режима, о какой бы стране мы ни говорили.

Виктор Черецкий: Признак диктаторского режима видят наблюдатели и в завуалированной цензуре, которую установил Чавес в Венесуэле, и в закрытии влиятельных средств информации.

Плинио Апулейо: Формально, чтобы не вызывать международных протестов, свобода слова в Венесуэле пока существует, и вы можете писать статьи против Чавеса в каком-либо никем не читаемом издании. Он лично контролирует государственные электронные медиа, которые без конца передают его выступления. Что касается популярных у населения частных средств информации, типа «Радио Каракас Телевисьон», то их Чавес беспощадно закрывает или подвергает травле с помощью своих сторонников. Так что и здесь он проявляет себя как диктатор.

Виктор Черецкий:
Милитаризм, по мнению наблюдателей, еще одна черта режима «красной гориллы», которая вызывает неприязнь к нему со стороны европейских и, в частности, испанских демократов. Представитель венесуэльской оппозиции Вильям Карденас считает, что огромное количество оружия, которое скупает Чавес в России и Иране служит, в первую очередь, для укрепления его персональной власти в Венесуэле.

Вильям Карденас: Режим Чавеса это, в основном, проблема венесуэльского народа, живущего в условиях диктатуры. Он становится все более опасным по мере своей милитаризации. На оружие идут огромные средства – закупаются автоматы Калашникова, самолеты, подводные лодки, танки и так далее. В принципе, Чавес помешан на оружии и милитаризме. Из своих сторонников – в основном, городских люмпен-пролетариев - он сформировал так называемую «боливарианскую милицию», то есть вооруженные дружины. Он включил этих лиц в состав армии, что дает им право носить оружие. Сам Чавес заявляет, что это его защитники. Ну а пока члены этой «преторианской гвардии» совершают уголовные преступления. В прошлом году в Венесуэле было совершено 14 тысяч убийств - больше, чем в некоторых странах, где идут военные конфликты. В Венесуэле не гарантируется ничья безопасность. Вся ответственность за это ложится на Чавеса, который вооружил преступные элементы. Речь идет о своеобразных «эскадронах смерти». Подобное было очень характерно для латиноамериканских диктатур 19-20 столетия. Это вопиющее нарушение прав человека.

Виктор Черецкий: И в Латинской Америке, и в Европе знают, что Чавес пытается с помощью военной силы решить не только внутреннюю проблему – укрепить пожизненную власть, но и навязать свое влияние другим странам. Внешняя политика Чавеса весьма активна. Он, к примеру, поддерживает террористов из группировки ФАРК в соседней с Венесуэлой Колумбии. По некоторым данным, Чавес поставляет урановую руду в Иран, дает деньги радикальным антиизраильским палестинским группировкам и так далее. В последние месяцы он неоднократно грозил войной Гондурасу и Колумбии, к границе с которой не раз стягивал войска. Колумбийский писатель и общественный деятель Плинио Апулейо считает, что Чавес пытается разжечь даже новую «холодную войну» в мировом масштабе.

Плинио Апулейо: Кажется невероятным и смешным, что такая ничтожная личность, как Чавес, пытается всеми силами вернуть человечество во времена «холодной войны». Однако все говорит, что это именно так. То есть, региональная политика диктатора уже не устраивает - он стремиться действовать в мировом масштабе. Так Чавес пытается столкнуть американцев с русскими, приглашая российский военный флот посетить бассейн Карибского моря. Он заигрывает с воинствующими исламистами. Выгнал из своей страны посла Израиля, чем заслужил дружбу ливанских радикалов из группировки Хезболлах. Признал независимость Абхазии и Южной Осетии, зная, что это противоречит международным нормам, без конца провоцирует своими высказываниями и действиями Соединенные Штаты, НАТО, европейские страны и так далее.

Виктор Черецкий: Наблюдатели задают вопрос, долго ли будет существовать режим Чавеса, ставший для многих венесуэльцев – тех, кто вынужден был покинуть родину, и тех, кто живет в условиях диктатуры - олицетворением вселенского зла? И не находят ответ на этот вопрос.

Плинио Апулейо: Выход из этой ситуации найти трудно. Чавес идет по следам Фиделя Кастро – создает полицейское государство, чтобы полностью контролировать ситуацию в стране и увековечить свою власть. Уже сегодня ясно, что нормальным путем, проиграв на выборах, он никогда не покинет президентское кресло. На Кубе Кастро и его брат правят уже более полувека. Так что перспективы возвращения Венесуэлы к демократии пока не ясны. В любом случае это будет сделать нелегко.

Виктор Черецкий: Ну а пока Чавес вернулся из поездки на родину и занялся вопросами образования, дабы наступил новый учебный год. Оскорбления на улицах Мадрида он, судя по всему, не забыл, и поэтому в первой же своей речи обрушился на бывшую метрополию. Испания-де виновата в том, что оставила Венесуэле в наследство колониальную систему образования – хорошие школы для богатых и плохие для бедных. При этом он, разумеется, «забыл», что его страна перестала быть колонией еще в начале 19 века. Не важно, Чавес торжественно обещал избавиться от испанского наследства. Теперь, отмечают представители демократической венесуэльской оппозиции, надо ждать перемен – плохие школы будут для всех – и для бедных, и для богатых…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG