Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Афганские выборы: Хамид Карзай победил. Или все-таки нет?


Ирина Лагунина: В среду независимая избирательная комиссия Афганистана объявила о том, что полностью подсчитаны предварительные результаты выборов 20 августа. В соответствии с ними нынешний президент Хамид Карзай получил 54,6 процента голосов. Его основной соперник Абдулла Абдулла получил 28 процентов. Несколькими часами ранее Филипп Морийон, глава Миссии наблюдателей за выборами, которую направил в страну Европейский союз, заявил в интервью нашим коллегам из Радиостанции Свободный Афганистан в Кабуле.

Филипп Морийон: Мы пытались предотвратить массовые нарушения. Нам это не удалось. Теперь мы подтверждаем, что массовые нарушения имели место, и мы просим афганские власти провести расследование до того, как признавать результаты выборов окончательными. И теперь у на есть доказательства, что выборы не были свободными.

Ирина Лагунина: О чем идет речь? О том, что в афганских выборах – согласно предварительным результатам – приняли участие 39 процентов избирателей. Нижнего предела для того, чтобы выборы считались состоявшимися, афганская конституция не устанавливает. То есть из 18 миллионов избирателей проголосовали 5 миллионов 900 тысяч. Из них, как полагает миссия Европейского союза миллион 500 тысяч бюллетеней, поданных за Карзая, вызывают серьезные сомнения. Иными словами, если их не признать, Карзай не набирает 50 процентов голосов, необходимых для победы в первом туре. Реакция афганского президента была сдержанной, но жесткой.

Хамид Карзай: Мне бы хотелось видеть уважение к дню выборов, уважение к мужеству афганцев, которые пришли и проголосовали. Конечно, нарушения, если они имели место, должны быть расследованы, но расследованы честно и без предвзятости.

Ирина Лагунина: Можно сказать, что президент практически поставил на место европейскую миссию. Дескать, выборы в Афганистане – это дело Афганистана.

Хамид Карзай: Что касается замечаний европейских наблюдателей, то я был удивлен, даже шокирован, услышав, что нарушения носили такой масштабный характер, о котором они говорили. Не буду это комментировать. Они – наблюдатели. Они говорили о своих наблюдениях, а теперь дело за афганскими конституционными органами – за избирательной комиссией и комиссией по рассмотрению жалоб – исследовать этот вопрос.

Ирина Лагунина: Вообще, вся эта ситуация выглядит довольно запутанно. Так что же теперь должно произойти. С этим вопросом я обратилась к моему коллеге из Радиостанции Свободный Афганистан Хашиму Мохманду.

Хашим Мохманд: Теперь все будут ждать, пока комиссия по жалобам закончит расследование по жалобам на нарушение выборной процедуры, а потом уже избирательная комиссия объявит окончательные результаты выборов. И вот тогда уже президент Карзай будет, в конце концов, провозглашен следующим президентом Афганистана.

Ирина Лагунина: В какой степени заявление миссии наблюдателей Европейского Союза повлияет на политическую ситуацию в стране? И вообще, может ли оно повлиять?

Хашим Мохманд: Знаете, жалобы на нарушения и подделку бюллетеней поступают уже давно, с самого первого дня голосования. Да, миссия ЕС заявила о полутора миллионах бюллетеней. Конечно, если будет подтверждено такое массовое нарушение порядка выборов, то придется проводить второй тур. Но для Афганистана это будет проблемой.

Ирина Лагунина: Почему проблемой?

Хашим Мохманд: Подступает зима, да и ситуация в стране становится все менее и менее безопасной день ото дня. А третья причина – огромное количество денег, которые уходят на выборы. Так что организовать второй тур выборов в такие короткие сроки будет очень и очень проблематично.

Ирина Лагунина: Британская газета «Таймс» сформулировала сегодня три варианта выхода из создавшейся ситуации. Вариант первый: закрыть глаза на нарушения и положиться на Карзая, что он все-таки будет проводить какие-то реформы, продолжать помогать этому правительству. В принципе, взамен на такую поддержку можно добиться от президента, чтобы он, наконец, занялся проблемой коррупции. Но тогда придется платить моральную плату за признание. Для того, чтобы подавить сопротивление и сократить растущую поддержку талибов, надо иметь в Кабуле правительство, которое большинство афганцев расценивают как легитимное. Многие афганцы и так считают, что Карзай – ставленник Запада. Поддержка его правительства, невзирая на нарушения в ходе выборов, лишь укрепит их в этом мнении.
Вариант второй: заставить Карзая пойти на второй тур. Это, несомненно, укрепит легитимность власти и покажет населению страны, что законность – превыше всего. Но это будет стоит сотни миллионов долларов и, возможно, много человеческих жизней – причем без всякой гарантии, что второй тур будет чем-то отличаться от первого.
Третий вариант: отменить результаты выборов и созвать великий совет, который соберет правительство национального единства. Такие прецеденты были – в 2002 и в 2003 годах Лойя Джирга – совет старейших и уважаемых людей в Афганистане – сначала избрала переходное правительство, а потом и утвердила новую конституцию. Проблема здесь состоит в том, что новая Лойя Джирга, возможно, изберет какое-то коалиционное правительство, но при этом, не исключено, решит заодно и пересмотреть конституцию. И тогда есть опасность, что либеральные основы закона страны будут заменены консервативными. Вот такие варианты предлагает газета «Таймс» сегодня. Хашим Мохманд.

Хашим Мохманд: Есть еще несколько вариантов. Были разговоры о том, чтобы создать в Афганистане коалиционное правительство. Но президент Карзай созвал пресс-конференцию и объявил, что никогда не согласится на коалиционное правительство.

Ирина Лагунина: Да, у нас есть эта запись. Давайте ее послушаем.

Хамид Карзай: Коалиционное правительство в данном случае ничего не значит. Если бы мы хотели составить коалиционное правительство, то зачем надо было проводить выборы и тратить на них сотни миллионов? За что люди теряли жизни, и за что мы шли на все эти национальные жертвы?

Ирина Лагунина: Это заявление Карзая, а что говорят его главные соперники?

Хашим Мохманд: В то же самое время доктор Абдулла Абдулла собрал конференцию и заявил, что он тоже отвергает идею коалиционного правительства. Однако Карзай, отвергнув идею коалиции, предложил идею участия в работе правительства. В каком смысле участия? Он предложил, чтобы все основные кандидаты на этих выборах приняли участие в работе правительства. И уже начались определенные закулисные переговоры. Это было бы лучшим решением для Афганистана, чем второй тур выборов, - если бы все основные кандидаты согласились с Карзаем и заняли места в новом кабинете министров. Это было бы намного лучше.

Ирина Лагунина: Ну, многие из них уже были в правительстве Карзая, но вышли оттуда, потому что не смогли осуществить свои программы.

Хашим Мохманд: Но, вы знаете, Афганистан переживает очень сложные времена. Страна не может позволить себе еще один политический кризис. Насилие все возрастает. Так что если они задумаются о благе собственной страны, то они смогут договориться о какой-то определенной совместной политике. И, повторяю, переговоры уже начались. Но, посмотрим, каковы будут их результаты.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с коллегой из радиостанции Свободный Афганистан Хашимом Мохмандом. Излагая подходы Белого Дома к будущему международной операции в Афганистане президент Обама в среду особо подчеркнул, что его администрация не будет закрывать глаза на проблему коррупции, поскольку именно из-за коррупции нынешних представителей власти афганцы теряют доверие к своим лидерам.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG