Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Едва ли не каждый день с Северного Кавказа приходят сообщения о смертниках. Количество самоубийц, которые уносят с собой жизни других людей, растет.

Эпидемия, которая продолжает свое траурное шествие по Чечне, имеет несколько причин, и я начну со второстепенных, поскольку требуются некоторые разъяснения.

Борьба с вооруженным подпольем в республике год от года становится более тотальной, жесткой, не сдерживаемой каким-либо правовыми или моральными нормами. И это действительно делает ее эффективной.

Целая сеть репрессивных мероприятий, развернутых против так называемых пособников – людей, симпатизирующих моджахедам и оказывающих им ту или иную помощь в тылу, – очень серьезно подорвала ресурсную базу подполья. Собственно, сами лидеры боевиков не скрывают, что у них возникли серьезные проблемы с оружием и продовольствием.

В этих условиях и было принято решение использовать живые бомбы, которые являются фактически неисчерпаемым и очень дешевым ресурсом. Раньше моджахеды вынуждены были сдерживать приток чеченской молодежи в лес, поскольку ее требовалось сначала обучить военному делу, потом вооружить, купить амуницию, а в долгих паузах между боевыми операциями кормить и лечить.

Сейчас необходимость в сложных подготовительных процедурах исчезла, новобранец может быть сходу пущен в дело. Обвязать его взрывчаткой и указать цель – задача простейшая, стоимость такой операции равна цене пластита, которым снаряжают смертника. Это копейки. Молодому человеку, который так и так пришел умирать за правое дело, легко объяснить, что форма смерти не так важна, сады Фирдауса открыты для шахида вне зависимости о того, через какие двери он зайдет в них. Подрыв может даже показаться предпочтительней, поскольку все происходит быстро и безболезненно.

Но ичерпанность ресусной базы – техническая причина. Важнее понять явление в целом. Почему молодежь так легко готова расстаться с жизнью? Что толкает ее на путь самоубийства? Тяжелая жизнь? Но совсем недавно была война, голод, бездомье, массовый произвол военных и спецслужб. Условия хуже некуда. Сегодняшние не в пример лучше. Чечня представляет собой единую грандиозную стройку, репрессии стали адресными, вокруг уже ничего не взрывается, фактически у всех есть крыша над головой. Исламский фанатизм? Но и он легче прижился бы на почве войны и разрухи.

Причина - в тотальном дефиците правды и справедливости.

Люди за несколько лет психологически отошли от войны, перестали ежеминутно бояться смерти и начали оглядываться вокруг, вновь искать основания для существования на длительную перспективу. И вдруг выяснилось, что этих оснований нет. При этом чеченцы, как всегда, оказались в худшем положении, нежели остальные.
Общественное устройство России, как бы его ни называть, в целом мягче и свободней той системы власти, которая навязана Чечне

Общественное устройство России, как бы его ни называть, в целом мягче и свободней той системы власти, которая навязана Чечне. Уже за ближайшими границами живут относительно вольные люди, имеющие неизмеримо больше прав. Жители Чечни вынуждены довольствоваться порядками лагерной зоны. Нет сомнений, что чеченское общество переполняет ярость. Оно считает созданное для него гетто видом наказания, которое придется отбывать неизвестно за что и как долго. У этой ненависти нет выхода.

Кадыровская тирания не предусматривает ни единой, самой крохотной возможности открытого общественного диалога, который только и способен погасить недовольство. Способ, которым ярость может обрести силу и выход к людям – это самоубийство.

Поэтому забудем о религиозном фанатизме или недостатке рабочих мест - такие объяснения явно недостаточны. Просто чеченское общество оказалось не в состоянии переварить то, что с ним произошло – когда все остальные оказались на свободе, а они - опять в тюрьме для умалишенных.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG