Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Указ, изменивший страну


А потом был октябрь 1993 года

А потом был октябрь 1993 года

Шестнадцать лет назад, 21 сентября 1993 года, президент РФ Борис Ельцин подписал Указ № 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации".

Этим документом Ельцин, ссылаясь на невозможность продолжения сотрудничества с законодательной властью, предписывал Верховному Совету РФ и Съезду народных депутатов прекратить свою деятельность.

Верховный Совет отказался подчиниться данному указу президента, квалифицировал его действия как государственный переворот. Конституционный суд РФ, собравшись на экстренное заседание, пришёл к заключению, что указ № 1400 в двенадцати местах нарушает российскую Конституцию и является основанием для отрешения президента Ельцина от должности.

Владимир Кара-Мурза: 21 сентября 1993 года президент России Борис Ельцин подписал указ номер 1400 о поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации, предписывавший Верховному совету Российской Федерации и Съезду народных депутатов прекратить свою деятельность, вводилась в действие временная система органов власти, на 11-12 декабря были назначены выборы в Государственную думу. Параллельно Конституционной суд российской федерации вынес заключение о неконституционности действий президента. Верховный совет принял решение о прекращении полномочий президента Ельцина и переходе их, согласно конституции, к вице-президенту Руцкому, объявил созыв 10 чрезвычайного Съезда народных депутатов. О том, какой след в судьбе российского парламентаризма оставил указ номер 1400, изданный 16 лет назад, мы говорим с главой администрации президента Ельцина Сергеем Филатовым. Был ли, по-вашему, неизбежен указ номер 1400, изданный 16 лет назад?

Сергей Филатов: Вы знаете, этот указ несколько раз пытался появиться на свет в течение 93 года. Но удавалось его нейтрализовать, и он не был подписан ни зимой, ни весной. А вот осенью вообще ситуация в стране очень резко обострилась. Вернее, настолько резко обострилась ситуация, что ожидаемый съезд народных депутатов можно было предвидеть как еще большую угрозу для страны, для общества, для будущего. Потому что все было на виду. Что самое главное? Главное, что руководство Верховного совета практически не подчинилось воле народа, который выразил эту волю в референдуме. В референдуме ни одна позиция парламента не была поддержана. Позиции президента были поддержаны людьми при голосовании. Складывалась такая ситуация, что к съезду готовились довольно серьезные коренные преобразования, которые тормозили реформы в стране. Реформы в тот момент были крайне необходимы - это вопрос жизни и смерти был.
На самом деле это было нарушение конституции с юридической точки зрения. Хотя политически, наверное, шаг был в тот момент оправдан. Очень была напряженная ситуация

Поэтому президент подписал такой указ, хотя, честно говоря, я до последнего момента был противником такого указа немножко по иным причинам. Потому что он не был обеспечен в своем выполнении, просто был указ, была подпись президента, но на самом деле все структуры власти не были готовы к тому, что такой указ появится и совершенно неясно, как себя поведут и чиновники, и войска, и МВД, и наше ФСБ и так далее. Потому что на самом деле это было нарушение конституции с юридической точки зрения. Хотя политически, наверное, шаг был в тот момент оправдан. Очень была напряженная ситуация. Несколько дней мы ощущали, и было такое ложное представление, что народ воспринял правильно, что на улицах все спокойно, театры работают, магазины работают, никаких демонстраций вроде нет. Но а на самом деле, в конце концов, это обернулось кровавым расстрелом Белого дома, кровавым столкновением, в котором погибли 164 человека.

Владимир Кара-Мурза: Руслан Хасбулатов, бывший председатель Верховного совета Российской Федерации, противопоставляет указ 1400 августу 91 года.
Если августовская революция 91 года действительно установила реальную демократию, то в последующем контрреволюционный переворот отбросил назад страну

Руслан Хасбулатов: В соответствии с этим указом в конечном счете была осуществлена жесткая расправа с парламентской демократией в целом. Разогнан не только федеральный парламент, но и все местные легислатуры. Кстати, после этого так и не произошло восстановления местных органов самоуправления, это какие-то псевдоместные органы, которые фактически назначаются чисто административным путем. Ну а то, что произошло потом в связи с принятием конституции, фактически наделяющей президента диктаторской властью, властью, которая превышала власть российского императора. Сейчас кто-то пытается критиковать Путина, наверное, в этом есть резон, но Путин не имел никакого отношения к принятию этой конституции. Поэтому речь идет о том, что если августовская революция 91 года действительно установила реальную демократию, то в последующем контрреволюционный переворот отбросил назад страну.

Владимир Кара-Мурза: До какого момента сохранялась ситуация двоевластия в сентябре и октябре 1993 года?

Сергей Филатов: Фактически до выхода указа. В конституции ясно было прописано, что на самом деле съезд народных депутатов обладал всей полнотой власти на территории Российской Федерации и, самое главное, он обладал возможностью изменять конституцию очень просто - простым голосованием. И это ставило под угрозу все. И практически исполнительная власть, президентская структура жили все время под страхом того, что завтра все будет кончено, потому что Верховному совету не нравится та или иная ситуация в стране. Хотя все начиналось с того, чтобы усилить исполнительную власть, развязать ей руки, дать ей возможность проводить реформы экономические в стране. С этого главное все начиналось. А когда разошлись в идеологии проводимой реформы, тогда и оказалась исполнительная власть под ударом, когда могла в любой момент прекратиться сама реформа и существование людей, которые ее проводили. Мы это видели хорошо на 6 съезде народных депутатов, где развернулась непримиримая борьба с теми реформами, которые проводил Гайдар, и закончилось это, как мы знаем, тем, что практически произошла смена правительства.

Владимир Кара-Мурза: Иван Рыбкин, бывший председатель первой Государственной думы, бывший секретарь Совета безопасности Российской Федерации, тяжело переживал парламентский кризис.

Иван Рыбкин: У меня, конечно, самые тяжелые воспоминания об этом периоде развития российского парламентаризма. Конечно, кризис приближался неумолимо, конфликт между исполнительной и законодательной ветвью власти разрастался, вышел указ 1400, который очень серьезно повлиял на судьбы эффективного варианта представительной законодательной власти. Истоки нарушения серьезного, этого дисбаланса между ветвями власти, конечно, имеют указ 1400. Я считаю, что указ 1400 предотвратил громадные противостояния между исполнительной и исполнительной ветвями власти, обошлось малой кровью. Когда мы спрашивают: кто в этом виноват, в этих событиях? Я всегда говорю: в революциях не виноват никто. Виноваты все. Формула Талейрана.



Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG