Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Книжное обозрение" Марины Ефимовой






Александр Генис: На прошлой неделе пухлая, 500-страничная книга автора мирового бестселлера “Код да Винчи” Дэна Брауна, наконец, появился на прилавках книжных магазинов. О содержании сенсационного романа, разумеется, не выдавая его главных секретов, рассказывает ведущая “Книжного обозрения” “Американского часа” Марина Ефимова.


Dan Brown. Lost Symbol
Дэн Браун. “Потерянный символ”

Марина Ефимова: “Потерянный символ” - третий (и долгожданный) роман Брауна о приключениях профессора Роберта Лэнгдона – появился на полках магазинов. Продажа началась в Лондоне 15 сентября в 7 часов утра!.. Журналистка Мэри Бауэрс описала это событие:

Диктор: “К семи утра перед магазином “Вотерстоун” на Пикадилли уже стояла очередь в 40 человек – в основном, из тех, кто хотел купить экземпляр, подписанный автором (таких экземпляров было всего 200). В очереди стояли не только англичане, но датчане, пакистанцы, туристы из Малайзии. Правда, в то утро не все покупали роман “Затерянный символ” из бескорыстной любви к чтению: уже через 20 минут после открытия магазина книгу можно было купить по интернету за 250 фунтов стерлингов. Долго такая цена, конечно, не удержалась, поскольку книга (которую читатели ждали 6 лет) выпущена тиражом в пять миллионов экземпляров”.

Марина Ефимова: Через несколько часов все это повторилось в Америке. Подобного ажиотажа по поводу художественной литературы не было со времен “Гарри Поттера”. Но если книга про волшебника-сироту взбудоражила детей, то романы Дэна Брауна соблазнили читателей не просто взрослых, но и достаточно образованных, чтобы понять интеллектуально-приключенческие сюжеты его книг.
Профессор Роберт Лэнгдон – “полюбившийся читателю герой” (как говаривали в советские времена) двух предыдущих романов Брауна (“Ангелы и демоны” 2000 года и “Код Да Винчи” 2003-го). В начале нового романа мы видим его в самолете, летящим по вызову его учителя Питера Соломона в Вашингтон, где он обещал прочесть лекцию по своей загадочной (и несуществующей в реальности) науке “символогии”. Опоздавший Лэнгдон спешит в Национальный зал скульптур в здании Капитолия, где он должен читать лекцию... и тут его (и нас) ждет первый трюк автора. Аудитория пуста. Лэнгдон проходит в ротонду, откуда слышится какой-то звук, и обнаруживает там на полу обрубок руки своего учителя, покрытый загадочной татуировкой.
Критик Джанет Маслин, в рецензии на роман, которую она назвала “Пристегните ремни”, пишет:

Диктор: “На первый взгляд новый роман Брауна выглядит клоном романа “Код Да Винчи”: еще одна жуткая сцена в знаменитом здании (там – в Лувре, здесь – в Капитолии), еще одна цепочка конспиративных секретов (там – католической церкви, здесь – масонской ложи), и еще одно исчадье ада с мазохистскими наклонностями (там – монах-альбинос, здесь – мускулистый злодей, который сам себя покрыл татуировкой, сам себя кастрировал и, очевидно, сам себе дал имя – Малах). Однако скоро о сходстве забываешь, увлёкшись новыми изобретательными выдумками автора и его способностью абсолютно по-новому увидеть не только привычные, но даже надоевшие вещи, места и ситуации”.


Марина Ефимова: На этом же принципе держался успех фильмов про Джеймса Бонда: все знали, что герой выкрутится из безнадежной ситуации, вопрос в том – как он это сделает, и какова будет ловушка, которую он обойдет, и какая красавица будет поставлена на карту, и какое обличье примут “bad guys”. Зрители переживали не за конечный результат бондовой одиссеи, а за каждый ее этап в отдельности. У Брауна этот принцип осложнен увлекательными научными загадками.
Один этап одиссеи Лэнгдона в романе “Потерянный символ” происходит в лаборатории Кэтрин – сестры похищенного Питера Соломона. Лаборатория размещается в одном из музеев Смитсониевского института, в том же здании, где находится аквариум гигантского кальмара и метеорит с Марса. И там зловещий Малах запирает Лэнгдона в кабине, которая начинает быстро наполняться водой. Внезапно злодей показывает нашему герою электронную сетку из 64 клеток, заполненных разными символами. Если профессор не расшифрует эти символы в течение одной минуты, он захлебнется, и вообще произойдут всякие ужасные вещи. Комментируя этот прием Брауна, рецензент Маслин пишет:

Диктор: “Его книга, наполненная загадками и разгадками, насыщена экзотикой: от “футхарка” - языка древнегерманских рун до южно-индийского загадочного дизайна “колам”. Замечательная способность Дэна Брауна составить увлекательную задачу и убедительно сплести загадки науки с полудетской фантазией, явно перевешивает его литературные недостатки. Поэтому смиритесь с тем, что Роберту Лэнгдону хватает одного дня на то, чтобы определить символ света египетского бога солнца, обдумать мудрость философского камня и оценить чистоту розенкрейцеров - мистиков “Ордена креста и розы”. И не стоит копаться в истории Малаха - вы ничего там не найдете помимо того, что он “bad guy”, паршивый мазохист и враг Лэнгдона. В герметически закрытом мире романа Брауна мотивации героев вовсе не должны быть убедительными, они выполняют другую роль – непрерывно генерируют новые детали и ситуации, которые не дают читателю отложить книгу”.

Марина Ефимова: Литературная неразборчивость Брауна приводит к тому, что в его романе блестящие эксперты говорят как подростки. И к тому, что вместо интересного названия “Соломонов ключ”, он дал роману (по точному замечанию критика Маслин) “дженериковое”, то есть, безликое, непатентованное название – “Lost Symbol”. Браун, похоже, не работает с языком, и ему, как автору, пришлось бы туго, если бы не большой набор расхожих восклицаний. Сюрпризы в его книге так часты, так опасны и происходят так молниеносно, что вскрики: “Какого дьявола?!..” и “Что за черт?..” слышны почти на каждой странице. Но и тут Брауна спасает искреннее возбуждение исследователя и юмор:

Диктор: “Вообще-то, Кэтрин, это - не абракадабра...” - Глаза Роберта загорелись от двойного удовольствия: догадки и насмешки. – “Это, Кэтрин, - латынь”.

Марина Ефимова: Что Дэн Браун действительно умеет – так это описывать с редкой визуальной яркостью место действия. В “Затерянном символе” есть несколько таких мест: нагнетающая беспокойство обстановка лаборатории Смитсониевского музея; таинственность внутренних помещений Библиотеки Конгресса, и две популярнейших туристских достопримечательности, абсолютно преображенные фантазией автора. “Благодаря Дэну Брауну, - пишет Джанет Маслин, - открытки, изображающие самые знаменитые монументы американской столицы, уже никогда не будут выглядеть по-прежнему”. У американцев есть славное выражение “guilty pleasure” - удовольствие, смешанное с чувством вины. Именно это чувство вы и испытываете, читая увлекательные романы Дэна Брауна. Но удовольствие явно перевешивает чувство вины.

XS
SM
MD
LG