Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мирный атом не внушает доверия


Муромчане - против строительства Нижегородской АЭС

Муромчане - против строительства Нижегородской АЭС

В администрацию президента РФ переданы 36 тысяч подписей жителей Нижегородской и Владимирской областей, выступающих против строительства Нижегородской АЭС. Люди опасаются, что АЭС нанесет ущерб их здоровью.

Этот проект пока на стадии рассмотрения. Предполагается, что станцию начнут строить через два года, а закончат к 2020-му. АЭС будет располагаться у границы Нижегородской области, поблизости от города Мурома, расположенного уже во Владимирской области.

Депутат горсовета Мурома Василий Вахляев рассказал корреспонденту Радио Свобода, что муромская администрация провела опрос, выясняя отношение населения к предполагаемому строительству атомной электростанции:

– Оказалось, что 95 процентов муромчан – против. И жители (в основном, молодежь) создали инициативную группу, которая стала собирать подписи. Собрали 20 тысяч буквально за неделю, сейчас уже больше 35 тысяч. В основном, это жители Мурома и около двух с половиной тысяч – жители Нижегородской области, близлежащих городов – Навашино, Вача, Кулебаки. Еще 500 подписей нам привезли из города Красная Горбатка.

Причин для недовольства у населения много. Например, станцию хотят строить слишком близко к Мурому, российскому историческому центру. Между прочим, здесь Илья Муромец вырос, у нас четыре действующих монастыря, в одном из них находятся мощи Петра и Февронии – святых, в честь которых проводится праздник государственного масштаба, День семьи, любви и верности. Кроме того, атомную станцию планируют строить на карстовых породах. Это очень большая проблема, о которой говорят экологи. У нас огромные опасения, что даже при новых технологиях возможны сбои: все знают, как у нас правила соблюдаются. Жители Мурома боятся возможных выбросов, опасаются превышения фонового уровня радиации... – говорит Василий Вахляев.

В начале сентября в городе Навашино Нижегородской области состоялись общественные слушания по материалам оценки
Написано, что отработавшее топливо будет отправлено на завод по регенерации. Но в настоящий момент в Российской Федерации отсутствует завод по регенерации для такого типа реактора.
воздействия АЭС на окружающую среду. Сопредседатель экологической организации "Экозащита" Владимир Сливяк так и не смог на них попасть: на подступах к зданию, где проводились открытые слушания, его задержали милиционеры. Сливяк предлагает провести новые слушания и сделать их по-настоящему открытыми. Объясняет необходимость детального обсуждения так:

– Если судить по "Оценке воздействия на окружающую среду" (ОВОС), то проект, конечно, очень сырой, его надо доделывать. Например, вызывает много вопросов обращение с отработавшим ядерным топливом, то есть самым опасным видом ядерных отходов, которые образуются на атомной станции. В материалах ОВОС написано, что отработавшее топливо будет отправлено на завод по регенерации. Но в настоящий момент в Российской Федерации отсутствует завод по регенерации для такого типа реактора. Более того, нет никаких официальных документов, каких-то государственных планов, в которых было бы обозначено, что такой завод когда-то будет построен. Если объекта, упомянутого в ОВОСе, нет, то отработавшее топливо, вполне возможно, будет оставаться на самой атомной станции – по крайней мере, до появления такого объекта (если он когда-нибудь появится). А это значит, что вопрос нужно обсуждать не только в контексте строительства атомной станции в Нижегородской области, но и в контексте организации там ядерного могильника.

Вопрос есть, конечно же, по геологии того места, где планируется строить атомную станцию. Если говорить совсем простыми словами, там под землей находится гипсовый карст, то есть порода очень неустойчивая к нагрузкам. Нигде в мире до сих пор на карстах не строили атомных станций. В месте, где возведут эту АЭС (да еще, говорят, не один реактор, а два), нагрузка на почву будет колоссальная. И, конечно, неизвестно, не произойдет ли провал. В ОВОСе нигде не упомянуты конкретные исследования, которые бы доказали, что на карстах можно строить атомные станции, – подчеркивает Владимир Сливяк.

В свою очередь, директор департамента Росатома по работе с региональными и общественными организациями Игорь Конышев в эфире Радио Свобода рассказал, что российские АЭС безопасны для здоровья человека и окружающей среды:

– Работающая атомная станция повышает общий баланс ионизирующего излучения на территории на 0,01 процента. То есть повышение уровня радиации вокруг атомной станции происходит на одну сотую процента в год. Существует норма по радиационной безопасности для гражданского населения (кстати, российские нормы – самые жесткие в мире): один милизиверт в год. Что такое один милизиверт? Столько вы получаете, если идете на рентгенограмму грудной клетки. Для того чтобы получить этот милизиверт от действующей атомной станции, нужно рядом с ней пробыть сто лет.

С мнением представителей атомной отрасли, говорящих о ее безопасности, не согласен доктор биологических наук,
До сих пор нет безопасных реакторов. Атомщики нам говорят, что их вот-вот построят, мол, подождите еще два-три года – и мы сделаем безопасный реактор...
член-корреспондент Российской Академии наук, профессор Алексей Яблоков. Он уточняет, что в России действительно не велось официальных наблюдений, как АЭС влияют на здоровье людей, но зато такие наблюдения велись за рубежом:

– Открываются и публикуются данные, которые не были раньше известны – о негативном влиянии любой атомной станции на здоровье населения. Везде есть градиент – и от Ленинградской атомной станции, и от Смоленской. Грибы, которые там растут, в радиусе 10 километров очень сильно загрязнены радионуклидами. На расстоянии 15 километров – меньше, дальше – еще меньше… Хотя нам говорят: никаких выбросов нет. Эти данные не только для наших атомных станций. Есть очень точная статистика по германским атомным станциям: повышенная смертность, увеличенное количество младенческих раков и так далее. Все это есть.

По американским атомным станциям издана целая монография, в которой показано, что вокруг каждой атомной станции, которая долго работала, выше количество раков груди, уровень младенческой смертности. Тревога обоснованная. К этому я добавлю, что до сих пор нет безопасных реакторов. Атомщики нам говорят, что их вот-вот построят, мол, подождите еще два-три года – и мы сделаем безопасный реактор. Так вот, в данном случае планируется никакой не безопасный, а самый обычный реактор, пусть и лучше, чем в Чернобыле. Но Чернобыль-то и показал, что такое АЭС. Самая крупная техногенная катастрофа в истории связана с атомной энергетикой.

Кроме того, не решена проблема радиоактивных отходов. Она не решена не только для этой станции, а в принципе не решена. Атомщики и тут говорят: мы эту проблему решим, не беспокойтесь. Они нам это говорят уже пятьдесят лет – и не решают. Нет конструкционных материалов, нет условий, которые бы обеспечили безопасность хранения получающихся от атомной станции радиоактивных отходов на протяжении хотя бы нескольких сотен лет, - напоминает Алексей Яблоков.

Сейчас в России 10 действующих АЭС. К 2020 году, по планам Росатома, их число может вырасти до 14.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG