Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осенняя кампания региональных выборов в Москве, Марий Эл и Тульской области.Ситуация на Волжском автозаводе.Разговор о патриархе Кирилле, о генерале Власове. Гость программы – писатель, переводчик Никита Кривошеин


Никита Кривошеин

Никита Кривошеин


Михаил Соколов: Осенняя кампания региональных выборов в Москве, Мари-Эл и Тульской области и других регионах - продолжается по тому тоскливо предсказуемому сценарию, который стал за путинские годы привычен: допущенные к кампании 7 легальных партий выдвинули кандидатов, были поправлены вышестоящим начальством, и по мере наличия средств и возможностей изображают агитацию.
Попытки оппонентов режима выдвинуться в одномандатных округах однозначно пресечены. На выборах в Московскую городскую думу тех, кому подписи забраковали, а речь идет и о либералах из «Солидарности», и о не состоящих в КПРФ левых, и националистах, ни суды, ни избиркомы не восстанавливают.
В Тульской области до последнего времени ситуация была чуть лучше, чем в столице. Но в последние дни тульские власти стали пытаться убрать из списков конкурентов неугодных кандидатов.
Из Тулы сообщает Светлана Кузнецова.

Светлана Кузнецова: Впервые выборы в Тульской области пройдут по пропорциональной системе. Выдвинутый политической партией список кандидатов может иметь областную и территориальную части. Областная часть – один человек – лидер списка, территориальная часть – не менее двух кандидатов.
Для прохождения в областную Думу список каждой партии должен набрать не менее 7% голосов избирателей.

Зам председателя Тульской областной избирательной комиссии Александр Машков одобрительно отзывался о принятии пропорциональной системы.
В июне текущего года «Единая Россия» объявила о начале процедуры так называемых праймериз. Каждый кандидат, желавший принять участие в выборах в составе списка единороссов, проходил строжайший отбор сначала на местном уровне, затем на областном. Однако у регионального отделения партии власти возникла заминка с лидером списка.
Поначалу на эту роль прочили главу региона – Вячеслава Дудку. Причем это предположение сам же тульский губернатор и подтверждал своей резко возросшей активностью – участились рабочие поездки в районы, выходные выезды в область и прочие публичные выступления.
Однако ближе к выборам ситуация начала становится все более непрозрачной. Рейтинги главы региона не росли, а чести не добавил еще и иск на сумму 10 миллионов, предъявленный оппозиционному депутату областной Думы Владимиру Тимакову и редакции независимой газеты «Московский комсомолец в Туле».
Губернатор Вячеслав Дудка обиделся на опубликованное в газете высказывание парламентария о росте коррупции в регионе. Впоследствии иск к редакции был отозван.
По неофициальной информации, в кулуарах областной администрации начались разговоры и о том, что губернатор может не стать лидером списка «Единой России». На эту роль прочили лидера фракции в областной Думе Егора Атанова, в начале августа он был назначен секретарем регионального отделения после того, как этот пост оставил спикер областного парламента Олег Татаринов. По информации источника, вопрос смены лидера списка обсуждался, среди прочих, на экстренном заседании Президиума регионального отделения, прошедшего накануне региональной конференции.
В итоге, конференция прошла в два этапа с перерывом в неделю. Внутриэлитный компромисс был достигнут.
По словам Егора Атанова, губернатор Вячеслав Дудка идет первым в списке партии. «Он пользуется большим авторитетом и у него высокий рейтинг доверия. С таким лидером у нас есть все шансы занять достойное место», - отметил Атанов.
В списке – представители регионального бизнеса, депутаты облдумы, в том числе спикер областного парламента Олег Татаринов, его заместители Тамара Пильщикова и Сергей Фролов, депутаты Сергей Залетин и Галина Фомина – оба до начала предвыборной кампании «справедливороссы» - и другие. На втором месте по численности – кандидаты, работающие в сфере образования, в том числе ректор Тульского государственного университета Михаил Грязев. Кандидаты от медицины - 10%, в том числе главврач областной детской больницы Людмила Котик, главный врач новомосковского роддома - глава Новомосковска Тульской области Елена Козина, занимающая должность арестованного главы городского округа Николая Минакова, и главный врач тульской областной больницы Александр Симонов. В списке также – депутат Людмила Зюзина, известная по скандалу с телекомпанией Альтаир, и Александр Рем – руководитель тульской молодежной организации «Молодая гвардия «Единая Россия».
Самый бурный конфликт во время утверждения списка произошел в рядах ЛДПР. Члены партии Жириновского провели в один день две партийные конференции и утвердили два конкурирующих списка. Это выглядело как бунт против координатора областного отделения Артура Белошенко, чье ближайшее окружение, по сути, открестилось от своего лидера, проголосовав большинством за то, чтобы не включать его в областную часть списка. Это место предложили сыну лидера ЛДПР Игорю Лебедеву.
Артур Белошенко не растерялся и провел собственную региональную конференцию. Ее делегаты изгнали из партии часть координационного совета и утвердили свой список, возглавил который сам Белошенко.
В тульском избиркоме потом долго спорили, насколько эта конференция была легитимна. В результате долгих дебатов было принято решение заверить список ЛДПР от Белошенко, а до этапа его регистрации ждать ответа от Минюста, который и должен был разобраться, были ли нарушены права тех, кто в число кандидатов не попал.
Минюст подтвердил полномочия конференции Белошенко, и его список был зарегистрирован. Второй же список ЛДПР вообще не был подан в избирком.

Михаил Соколов: Рассказывала Светлана Кузнецова.
История эта имела продолжение. Восемь кандидатов от ЛДПР этой партии уже сняли свои кандидатуры, еще одного — депутата областной думы, бывшего спикера Думы прошлого созыва Олега Лукичева — требует вывести из кампании вождь партии Владимир Жириновский. Как утверждает Лукичев, московское руководство ЛДПР решило от него избавиться по просьбе тульского губернатора Вячеслава Дудки, с которым бывший спикер конфликтует, и глава списка «Единой России» обещает за расправу с политическим противником обеспечить партии Жириновского не менее 9 % голосов избирателей на выборах 11 октября.
11 октября в Иркутской области пройдут муниципальные выборы: представительные органы местного самоуправления предстоит избрать в 6 городах и 7 районах, в пяти муниципальных образованиях, в том числе городе Братске, будут избраны мэры.
О провинциальных нравах политической борьбы рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев, побывавший в городе Усолье-Сибирское.

Виталий Камышев: Самые "горячие" политические бои, к удивлению многих, развернулись в городе Усолье-Сибирское - здесь за каждый мандат депутата городской думы сражаются в среднем по 5 кандидатов. Уровень альтернативности - выше, чем в Иркутске и Усть-Илимске.
Усолье-Сибирское – типичный сибирский промышленный город в 2 часах езды от областного центра. Рядом – знаменитый «Александровский централ», в котором гремели кандалами и Сталин, и Троцкий, и Дзержинский. Местный историк, краевед и журналист Леонид Мухин напоминает об этом - доиндустриальном, купеческом еще Усолье.

Леонид Мухин: В старом городе, где эти улочки, где этот старый польский костел, где была церковь Спасская, где была пожарка, где дом архитектора Рассушина на берегу Ангары – это было старое Усолье. Оно так осовременнился и, я бы сказал, обезличился.

Виталий Камышев: Усолье-Сибирское подарило миру немало известных людей. Леонид Мухин сейчас работает над книгой о знаменитых земляках.

Леонид Мухин: Отсюда вышли Наталья Егорова – играет в МХАТе, актер Юрий Степанов – актер, который в «Штрафбате» играл, «Гражданин начальник», адмирал Громов, Надежда Чижова – она выиграла золото, серебро и бронзу в Олимпийских играх.

Виталий Камышев: Сегодняшнее - индустриальное, постсоветское - Усолье вызывает у Леонида Мухина совсем другие чувства.

Леонид Мухин: Если в 1998 году численность населения была 110 тысяч человек, то сейчас – только 84 тысячи. Представляете, 26 тысяч нет. И люди уезжают. Это был город ухоженный, чистый, уютный, со своим лицом. Сейчас у нас грязный город.

Виталий Камышев: У Евгения Кустоса, дважды избиравшийся мэром Усолья-Сибирского в конце 90-х, скорее взгляд технократа, чем лирика.

Евгений Кустос: Усолье является характерным городком, в котором есть крупный промышленный потенциал очень вредный с экологической точки зрения. В связи с тем, что есть огромный водоем Ангара, огромные энергоресурсы за счет крупных энергетических компаний и железная дорога, которая транспортирует как сырье сюда, так и увозит отсюда продукцию. То есть это небольшой провинциальный городок Сибири.

Виталий Камышев: Бывший мэр Усолья-Сибирского считает, что социально-экономическая ситуация в городе типична для сегодняшней России и напоминает нашумевший «Пикалёвский казус».

Евгений Кустос: Похожая история происходит во всех провинциальных городках. В крупных городах, где есть крупный бизнес, он как-то еще решает свои задачи, а в маленьких городах, где владельцы, как правило, не местные, а московские, или питерские, или уральские, то они не до конца оценивают то, что происходит внутри этих городов и, по-моему, плохо управляют процессами производства. Все это приводит к технологическим авариям, закрытиям производств, конкретным выбросам и как цепочка – плохая технология, плохая продукция, не может конкурировать. Вот в свое время понакупали активов, когда была такая возможность по дешевке, а распорядиться толком так ими не смогли.

Виталий Камышев: Бывшему члену Союза правых сил Евгению Кустосу вторит первый секретарь городского комитета КПРФ Вячеслав Назаров.

Вячеслав Назаров: Многие предприятия принадлежат владельцам, которые находятся не в Иркутской области. И все деньги по сути дела оседают не в Иркутской области, не в городе Усолье-Сибирское. А второе, я вижу отсутствие настоящего хозяина в городе, тот, который действительно душой болел бы за этот город.

Виталий Камышев: Необходимое уточнение: городская администрация и дума Усолья-Сибирского прежнего созыва находятся под полным контролем как раз главного градообразующего предприятия – «УсольеХимпрома», которым владеет сейчас группа компаний «НИТОЛ» - именно его имеют в виду и Евгений Кустос, и Вячеслав Назаров. На прошлых выборах химикам удалось провести в городскую думу своих почти всех своих выдвиженцев, и сегодня в этом представительном органе местного самоуправления их подавляющее большинство.
В этот раз коммунисты рассчитывают на благоприятные для себя результаты выборов. Это подтвердил и лидер фракции КПРФ в Законодательном Собрании Иркутской области Илья Сумароков. Руководимое им сельскохозяйственное предприятие – «Свинокомплекс «Белореченский» - находится в нескольких километрах от Усолья-Сибирского, и городские проблемы известны ему не понаслышке.

Илья Сумароков: Если говорить по меркам западной демократии, то они бы сказали: жизнь моя не улучшилась, моих соседей, моих друзей не улучшилась, я эту власть готов менять хоть на чёрта! Коммунисты сегодня не преследуют каких-то меркантильных интересов защищать свой бизнес. Сегодня многие идут в депутаты защищать свой бизнес, делать менее уязвимым свой бизнес. У нас таких намерений нет. Коммунисты идут на выборы с тем, чтобы изменить сегодня ситуацию, с тем, чтобы проблемы, а у нас их очень много, они решались в интересах большинства, а не в интересах отдельных групп и частных интересов. Вот эта разница в позиции.

Виталий Камышев: К старту предвыборной кампании в Усолье-Сибирском возникло внепартийное общественное движение «Усольчане». Представители местного мелкого и среднего бизнеса, учителя и врачи объединились, чтобы вместе защищать свои права. По словам одного из учредителей движения, экс-мэра Евгения Кустоса, главный враг – массовая безработица.

Евгений Кустос: Для нас это трагедия. Потому что реально государство не выполняет те задачи, которые предлагает трудовое законодательство. Перед массовым увольнением людей должны предприниматься усилия по созданию новых рабочих мест. А что будут делать три с половиной тысячи трудоспособного населения, как они будут кормить свои семьи, я не представляю. Ни одного реального шага государство и муниципалитет не предложили. Конечно, сегодня когда средний и малый бизнес в городе увидел, что происходит, решили объединиться для того, чтобы хотя бы предложить местной власти ряд проектов, которые позволят нам занять людей, которые потеряли работу.

Виталий Камышев: Эти идеи, о которых вы говорили, почему в голову не приходят нынешней действующей городской власти?

Евгений Кустос: Во-первых, полностью власть сформирована из представителей руководства градообразующего предприятия. То есть у них интересы пока одни – как можно больше создать условий для крупного химического гиганта. Они в четыре раза увеличили для населения тарифы на холодную воду, но при этом оставили ставки платежей за холодную воду техническую на том же уровне. Власти заинтересованы в создании преференции одному крупному предприятию.

Виталий Камышев: Так считает представитель общественного движения «Усольчане» Евгений Кустос. А вот человека, который смог бы прокомментировать социально-экономическую ситуацию в Усолье-Сибирском от имени партии «Единая Россия», так и не нашлось. Партия власти здесь расколота. Как это нередко бывает, виною тому «борьба хозяйствующих субъектов»: часть партийного списка составляют люди «Химпрома», то есть группы компаний «НИТОЛ», часть – местные бюджетники и предприниматели, от химкомбината не зависимые. У усольских «единороссов» нет на сегодня даже формального лидера – им не удалось избрать его на своей конференции из-за отнюдь не идейно-политической междоусобной грызни.

Михаил Соколов: Несмотря на осторожные прогнозы лояльных российской власти экономистов, о том, что кризис вот-вот подойдет к концу, во многих регионах ухудшается социальная ситуация. Главное политическое событие в жизни Самарского региона - довыборы в областное законодательное собрание Самарской области по тольяттинскому округу, проходит на фоне все прогрессирующего кризиса на АвтоВАЗе, где на декабрь запланировано увольнение 5 тысяч человек. Рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Ситуация на Волжском Автозаводе становится все более напряженной. 14 сентября новый президент АвтоВАЗа Игорь Комаров подписал приказ о сокращении в декабре 5 тысяч рабочих. Это начальная часть сокращений – по информации СМИ, руководство Волжского автозавода направило в Минздравсоцразвития России заявку на сокращение около 35 тысяч человек. Сегодня на ВАЗе работает 112 тысяч человек.
Обеспокоенный судьбой АвтоВАЗа, самарский губернатор Владимир Артяков встречается с премьером Владимиром Путиным, получая от Кремля гарантии поддержки отечественного автопрома. Весной правительство уже выделило Волжскому Автозаводу 25 миллиардов рублей – на что были потрачены эти деньги, руководство автогиганта до сих пор умалчивает.
Самарский губернатор Владимир Артяков стал вторым после бывшего президента АвтоВАЗа Бориса Алешина бывшим топ-менеджером автозавода, отказавшимся от крупного бонуса. Источники, близкие к областной администрации, сообщают, что Артяков вернул полученные ранее в виде различных премий по итогам работы на ВАЗе в 2006-2007 годах денежные средства в сумме около 1,5 миллиардов рублей.
Оригинальную идею занятости рабочих АвтоВАЗа предложил правительству заместитель министра промышленности и торговли России Станислав Наумов. Тольятти должен стать особой экономической зоной по производству электромобилей, велосипедов, детских игрушек. Лидер независимого профсоюза рабочих Волжского Автозавода "Единство" Петр Золотарев назвал это издевательством.

Петр Золотарев: Город и завод – это одно и то же. Вся инфраструктура экономически, финансово у нас завязана на АвтоВАЗ. Так сложилось. Не виноваты мы в том, что то, что происходит на заводе. Поставщики комплектующих работают здесь, строительные компании. Если работники потеряют зарплаты, они должны где-то работать. Не будут покупать товары, услуги, которые предоставляются сегодня, и как карточный дом все разрушится.

Сергей Хазов: 16 сентября прокурор Самарской области Юрий Денисов поручил прокурору Тольятти Константину Зайцеву проверить законность приказа о намеченном на декабрь сокращении сотрудников Волжского Автозавода. Российское трудовое законодательство запрещает увольнения рабочих с предприятия, работающего по сокращенному графику производства.
17 сентября на совещании в Тольятти профсоюзные лидеры и представители прокуратуры договорились о тесном сотрудничестве в связи с предстоящим сокращением на Волжском Автозаводе. Работники прокуратуры попросили профсоюзных лидеров немедленно сообщать обо всех нарушениях и жалобах в период сокращений в компании АвтоВАЗ.
Самарские парламентарии, в отличие от профсоюзных лидеров и областных чиновников, отнюдь не обеспокоены судьбой российского автогиганта.
Из повестки прошедшего 10 сентября заседания комитета по промышленности Самарской Губернской Думы в последний момент исчез значившийся там первым вопрос "О социально-экономической ситуации, сложившейся на Волжском Автозаводе. Рассказывает независимый депутат Самарской Губернской Думы Михаил Матвеев.

Михаил Матвеев: Это решение в значительной степени было связано с курирующим комитет по промышленности в качестве вице-спикера депутатом Юрьевым, который одновременно является одним из топ-менеджеров АвтоВАЗа, и связано в первую очередь с политикой информационной закрытости. Руководство АвтоВАЗа считает, что средства массовой информации излишне разжигают страсти вокруг завода и тем самым не способствуют стабилизации ситуации на нем. Конечно же, это очень крупная ошибка и не только политическая.
Мне кажется, что после того, что дума вернулась с каникул, необходимо было же на первых своих заседаниях обозначить АвтоВАЗ главным своим приоритетом. Потому что именно от благополучия АвтоВАЗа зависит и наполняемость бюджета Самарской области, и рост социальной напряженности. Только на территории Самарской области расположено несколько сот предприятий-смежников.

Сергей Хазов: На фоне кризиса на Волжском Автозаводе, представители "Единой России" стремятся к лидерству на намеченных на 14 октября довыборах депутата Самарской Губернской Думы от Тольятти, вместо трагически погибшего вице-спикера Анатолия Степанова. С предвыборной дистанции уже сошел один кандидат, а тольяттинский избирком назвал незаконными подписи в избирательных листах, предоставленных кандидатом от "Справедливой России" Ириной Рягузовой. Комментирует депутат Самарской Губернской Думы Михаил Матвеев.

Михаил Матвеев: Я не думаю, что «Единая Россия» с большой радостью участвует в этой избирательной кампании. Ведь именно эта партия отметилась тем, что инициировала перенос всех избирательных кампаний Самарской области с 2009 года на 2010 год. И наблюдатели закономерно подозревают, что это связано было с неготовностью партии в условиях спада собственного рейтинга, в условиях кризиса идти на избирательные кампании. Результаты выборов в городскую думу Тольятти показывают, что рейтинг «Единой России» значительно падает.
Я думаю, что если бы не административный ресурс, и не разного рода истории, которые происходят на выборах с разными решениями избирательных комиссий, то «Единая Россия» могла бы вообще занять последнее место в городе. Потому что все решения, которые вокруг АвтоВАЗа происходят, они в той или иной степени связаны с отношениями с действующей властью. Поэтому, возможно, желание убрать конкурентов связано с серьезным падением рейтинга партии власти.

Сергей Хазов: "В Тольятти уровень жизни простых людей, несмотря на красивые слова чиновников, становится все хуже", - комментирует правозащитник Александр Лашманкин.

Александр Лашманкин: С сентября завод перешел на 20-часовую рабочую неделю с оплатой за фактически отработанное время. По итогам сентября более 20 тысяч сотрудников завода получат зарплату ниже прожиточного минимума, установленного в Самарской области, то есть меньше 6 тысяч рублей. У многих работников завода есть семьи, которые могут остаться без средств к существованию. То есть если от всех тех, кто связан с АвтоВАЗом, получается более 50% жителей города останутся в очень сложном положении.

Сергей Хазов: Без Волжского Автозавода – градообразующего предприятия, погибнет весь Тольятти", - убежден депутат областного законодательного собрания Михаил Матвеев.

Михаил Матвеев: Как раньше говорили, партия и Ленин – близнецы-братья, то же самое – АвтоВАЗ и Тольятти, между ними стоит знак равенства. Даже те предприятия, которые может быть напрямую не связаны с автопромом, все-таки косвенно их деятельность во многом зависит от положения на заводе. Не надо быть крупным экономистом, чтобы понять, что если у 120 тысяч рабочих АвтоВАЗа, помноженных на количество семей, это составляет половину, по крайней мере, жителей города, нет денег, то автоматически падает выручка, падает потребительский спрос, начинает расти задолженность за квартплату.
Например, сейчас обнародованы цифры о том, что задолженность по коммунальным платежам в Тольятти превышает миллиард рублей. Связано именно с тем, что в условиях недоплат зарплат на АвтоВАЗе, люди начинают выбирать, за что им платить – приобретать продукты питания или оплачивать квартплату, которая все время растет. Если автозавод погибнет, то Тольятти превратится в депрессивный город из города-лидера, который всегда работал.

Сергей Хазов: Тем временем рабочие АвтоВАЗа заявляют, что проигнорируют 14 октября довыборы депутата губернской думы, если власти не обратят внимания на проблемы автозавода.

Михаил Соколов: Сегодня гость нашей передачи Никита Кривошеин, кавалер Ордена Святого Благоверного Даниила Московского, писатель, переводчик, политзаключенный хрущевского времени. И говорить мы будем о патриархе Кирилле.
Никита Игоревич, в последнее время в российской прессе все больше пишут о патриархе Кирилле, как о политической фигуре и не просто как о политике, а о фигуре, которая по своему масштабу приближается и к премьеру Путину, и к президенту Медведеву. Такая третья сила. Вы видели его достаточно близко не раз, и как вы ощущаете, есть ли у него сейчас политическая роль?

Никита Кривошеин: Конечно, есть. И можно только этому порадоваться. Задача церкви - помогать людям видеть, где правда и где ложь, где добро и где зло. И поэтому церковь неизбежно политична. И очень хорошо, что патриарх Кирилл более, чем свои предшественники, и учитывая его прошлое семейное, то, что он внук человека, погибшего в лагерях советских, и то, что он молодым много жил и бывал, и знает Европу. Да, он, конечно, стал церковным политиком и этому можно только радоваться.
Церковь без политики не может существовать в своей полноте. Можно вспомнить и папу Иоанна Павла совсем недалеко от нас, который помог избавиться человечеству от коммунизма, от искуса коммунизма. Нужно вспомнить папу, которого столь многие напрасно хают, Пия Одиннадцатого, который своей энцикликой предал коммунизм и его последователей анафеме. И наконец, даже вспомнить мужество Русской православной церкви в безбожные 50-60 годы, когда священники с амвона, несмотря на существующее законодательство, несмотря на запреты, напоминали о том, что искусственное окончание, перерыв беременности есть смертный грех и говорили об этом и не стеснялись. Это уже была тогда, если угодно, церковная политика.
Вспомните недавно опубликованную, года два назад, утвержденную Синодом, изданную социальную доктрину церкви, в которой четко сказано, что верующий человек не обязан подчиняться богопротивному приказу. Если бы все люди, у которых был бы хоть остаток веры в 20-е, 30-е, 40-е годы при советах, придерживались бы неисполнения богопротивного приказа, то, наверняка, Россия бы прожила бы последние 50 лет даже без помощи, без информации Радио Свобода.

Михаил Соколов: Никита Игоревич, новое восприятие частью россиян патриарха Кирилла произошло после его эффектного визита на Украину. Для вас этот визит был интересен?

Никита Кривошеин: Я помню, как еще тогда митрополит Кирилл, олицетворяя новое обличие ожившей церкви, на Крещатике восклицал: Русь, Украина, Беларусь – это есть Святая Русь. Визит очень интересный. Несчастная церковная Украина раздроблена, злодейскую роль в ней сыграл анафемизированный Филарет, который, напомню, был единственным поддержанным политбюро ЦК КПСС кандидатом на избрание патриарха после кончины патриарха Пимена. Слава богу, был избран Алексий Второй, синод не последовал воле политбюро. И Филарет удалился на Украину, где действительно оставит после себя в истории православия отвратительный след. Как это уврачуется – Богу ведомо. Можно только надеяться на то, что уврачуется правильно, в смысле единства православия.

Михаил Соколов: Никита Игоревич, вы живете в демократической стране, во Франции.

Никита Кривошеин: Вы тоже живете в демократической.

Михаил Соколов: Относительно демократической. Как вы, русский житель Франции, воспринимаете постоянное обличение патриархом Кириллом либерализма? Есть ощущение, что он трактует либерализм как-то достаточно узко, как одобрение однополых браков и все в том же духе.

Никита Кривошеин: Патриарх Кирилл абсолютно созвучен тому, что уже много лет говорили папа Иоанн Павел и теперь его преемник Бенедикт Шестнадцатый в обличении либерализма как то, что в конституции Соединенных Штатов очень странное противоречие. На валюте Соединенных Штатов написано: мы верим в Бога. Вспомним, если мы говорим о церковной политике, в советские времена диктатура пролетариата говорила: Богу богово, а слесарю слесарево. И в то же в этой конституции сказано: задача каждого человека добиваться своего счастья. Вот это странно. Это и есть либерализм, это есть жизнь исключительно выгоды и прибыли ради, и ничего христианского в такой жизни нет.
Что касается однополых браков, одно дело законодательство, которое их не разрешает почти нигде, другое дело - церковное осуждение. Это сказано четко в Писании и текст об этом напоминает.

Михаил Соколов: Патриарх назвал на днях главными задачами церкви преодоление коррупции, снижение уровня преступности, борьбу с наркоманией и разводами. Сказал, что «церковь нацелена на решение этих задач, поскольку она больше не является маленькой группой прихожан». Я так понимаю, что патриарх имел в виду все-таки социальные задачи, а не духовно-нравственные.

Никита Кривошеин: Как различить? Я только что вспоминал о том, что церковь советского периода имела мужество противостоять массовым абортам и, наверное, этим спасла немало жизней. В тех задачах, которые вы сейчас перечислили, ну что ж, церковь была лишена социального голоса, церковь была лишена мнения, кроме пасхальных посланий, который ей диктовал председатель Совета по делам религий товарищ Крапов о ядерном разоружении и положении дел на Ближнем Востоке - вот единственное, что она говорила. Теперь ей открылось телевидение, радиовещание, стадионы. Вот хочется сказать как можно больше и после абсолютного кляпа во рту может быть говорится чуть больше, чем это казалось бы естественным. Допускаю, что это так.

Михаил Соколов: Кстати, о ядерном оружии. Патриарх Кирилл побывал в Сарове и сказал: «Именно здесь в обители преподобного Серафима наша страна получила оружие сдерживания, которое спасло ее в самый критический момент послевоенной истории 20 века в условиях «холодной войны». Именно появление ядерного оружия предотвратило третью мировую войну с самыми страшными и гибельными последствиями». Более того, патриарх отметил, что «церковь всегда настойчиво выступала за мир без оружия, в частности, в годы холодной войны, призывая к сдерживанию позиций в гонке вооружений». Не видите ли вы здесь некоего лукавства? Ведь на самом деле плененная КПСС и КГБ церковь была орудием внешней политики коммунистической империи. И вот эта борьба за мир, которая сейчас ставит в плюс патриарх, была в общем уловкой.

Никита Кривошеин: Безусловно. В том, что в той длинной цитате святейшего, которую вы привели, безусловно, можно согласиться с тем, что наличие ядерного оружия у советов может быть и было профилактикой третьей войны. Наверное, это так, что делать.

Михаил Соколов: А борьба за мир во всем мире известная?

Никита Кривошеин: А борьба во всем мире, мы только что об этом вспомнили, была под диктовку товарища Карпова и товарища Куроедова. Могу тут только вспомнить великолепное слово или речь, сказанную патриархом на конференции в память митрополита Никодима, о том, как митрополит Никодим сумел сохранить церковь, не уступив самой вере и нашел меру тех спасательных, противных, бого, может быть, противных, но неизбежных компромиссов. Только из-за них церковь в 60 годы, в годы хрущевских гонений страшных смогла выжить.
Какими путями выживает церковь земными, спасается церковь - трудно сказать. Но вот большой парадокс, который неопровержим. Он парадокс и он неопровержим. Вот задам вам загадку, на которую мало кто знает ответ: сколько было правящих иереев на кафедре в 1940 году в бывшем СССР? Четыре, из них два на покое. Не было бы войны, церковь была бы мученически загублена, но Богу это было неугодно. Парадоксально, но неопровержимо: русская церковь, русское православие оказались спасенными войной, спасенными Гитлером и его агрессией.
Если бы Сталин не почувствовал в 43 году, что русский народ не так уж стремится за родину и за него, за советскую социалистическую родину, за колхозную родину, за ежовскую родину и за него погибать, не позвал бы он к себе трех архиереев, не вернул бы особняк на Чистом переулке, не созвал бы собора. Вот каким странным путем через, несомненно, дьявольского Гитлера спаслось русское православие.

Михаил Соколов: Никита Игоревич, я обращу ваше внимание, что опять же в последние дни как раз патриарх говорил о примере Александра Невского. Он говорил, что «кротость и смирение помогли Александру Невскому отстоять Русь в битве с врагом. Причем смирение в данном случае не есть синоним слабости и трусости». Он его ставит в пример современным политическим деятелям. Но ведь мы же понимаем, что Александр Невский – это пример не только воина, но и компромисса с оккупантами, причем компромисса трагического.

Никита Кривошеин: Многие культурологи, если так говорить, то это в традиции, специфической традиции русского православия, канонизации царствующих персон. В демократической Франции или во французском католицизме был один канонизированный король - святой Людовик Девятый, который был известен и великим милосердием, и потрясающим законоприменением, и участием в крестовых походах.
В России канонизированы и Святополк, и Святослав, и Ольга, и Игорь, и мученики Борис и Глеб, и Александр Невский. Это эффект того, о чем мы говорим, трудоноустоявшегося соотношения, того, что называется симфонией духовной и светской власти.
Что касается самого Александра Невского, культурологи говорят, что предпочтя временно оставаться с татарами, но не пустить тевтонов, он отдалил приход Петра Великого и окно в Европу. Я не берусь судить.

Михаил Соколов: Никита Игоревич, я вернусь или продолжу тему, которую вы обозначили, связанную с войной. Буквально в последнее время как раз внутри Русской православной церкви возникла очень активная дискуссия, в которой патриарх не участвует, но участвует, например, его ближайший сподвижник епископ Илларион, который впервые фактически для представителя церкви с центром в Москве сказал о том, что Сталин и Гитлер – это равновеликое чудовищное зло, что, кстати, вызвало достаточно разноречивые отклики, оценки. Что вы думаете об этом поступке? На чьей стороне патриарх, как мам видится?

Никита Кривошеин: Слова владыки Иллариона вызвали во мне великую радость. Впервые церковь устами одного из своих самых видных и талантливых иерархов сформулировала кратко и четко эту правду: Бухенвальд – знак равенства – Колыма. Гитлер – знак равенства – большевизм.
Что тут говорить? Может быть у Святейшего в Киеве была другая расстановка акцентов и нюансов. По-прежнему Россия вступила в 93-м, а может быть в 53-м, может быть в 56-м в период великой химчистки собственного сознания, собственной памяти, собственной души, страшного, болезненного, длительного многопоколенческого психоанализа. Слова владыки Иллариона, подтверждение с нюансами этих слов Святейшего на Украине есть шаги в этой химчистке и в этом психоанализе.

Михаил Соколов: Дискуссия продолжается уже фактически между частью автономной церкви, например, вокруг книги протоирея Георгия Митрофанова «Трагедия России. Запретные темы истории 20 века». Он с пониманием относится к действиям генерала Андрея Власова, пытавшегося создать армию, которая бы выступила против Сталина во время Второй мировой войны.

Никита Кривошеин: Против коммунизма.

Михаил Соколов: И против коммунизма. Дьякон Владимир Василик очень активно выступает против, говорит, что реабилитация Власова – это оправдание иудина греха, героизация предательства и измена воинской присяге и так далее. Да, Синод Русской православной церкви за рубежом поддержал Митрофанова. Получается, что эта дискуссия внутри церкви, дискуссия, безусловно, политическая, в ней точка не поставлена?

Никита Кривошеин: И не будет поставлена. Потому что речь идет о трагедии, о трагедии в филологическом понимании этой категории. Может ли быть поставлена точка в творениях Софокла или Еврипида? Ставится не точка, а остается огромный вопросительный знак. Трагедия по определению - это ситуация без выхода ни по разуму, ни по совести.
Словеса, возвращаясь к генералу Власову и его армии, словеса дьякона Василика по мне просто богохульственны и богопротивны. Я не хочу о них распространяться, эти словеса мне, прямо сказать, глубоко тошнотворны. Но и сам текст, сама редакция текста обращения Синода Русской православной церкви за рубежом мне кажется довольно двухмерной и линейной. В них эта трагичность не отражена.

Михаил Соколов: Вы имеете в виду слова, что «генерал Власов символ сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России», то есть однозначно героизация.

Никита Кривошеин: Абсолютно. Тут мне хотелось бы вспомнить две вещи: гениальное определение Солженицына, литературного власовца, как его называли, который много сталкивался с власовцами, и великолепно о них сказал образно - как кони, мечущиеся в горящей степи. И мне приходилось, когда я проживал в местах лишения свободы, сталкиваться с этими людьми, я их очень понимал. Это люди, которым было 15-16 лет, когда у них на глазах определенного свойства комиссары увозили пап и мам на грузовиках в Сибирь и отнимали все имущество. Им было трудно представить себе, что цивилизованные немцы на самом деле носители безобразного нацизма. Они хотели с коммунистами расквитаться.
Скажу другое: белая эмиграция во Франции, которая в своем большинстве была в сопротивлении активном или хотя бы мысленном, которая хотела поражения нацизма и выживания России, в каком бы обличии она ни была, когда после войны советские военные репатриационные миссии рыскали по Франции и физически похищали перемещенных лиц и власовцев, многие русские эмигрантские семьи, в частности, Наталья Александровна Андронникова покойная и многие другие, власовсцев скрывали и помогали им переправляться в Испанию, Латинскую Америку, лишь бы им не вернуться в советские лагеря.

Михаил Соколов: Я, кстати говоря, в поддержку вашей точки зрения приведу только что свежепереизданную книгу Ивана Солоневича, старые его статьи собраны, где он говорит, что Власов не есть изменник родины, не есть герой, а жертва катастрофически сложившихся обстоятельств. Следовательно, не нужно ни легенды, ни поношения, нельзя ни канонизировать, ни обливать грязью, а нужно изучать те обстоятельства, которые привели к той кровавой катастрофе.

Никита Кривошеин: И сочувствовать ему. Его побуждения все-таки были к лучшему, но он трагически ошибся.

Михаил Соколов: То есть вы на стороне Георгия Митрофанова все-таки?

Никита Кривошеин: Безусловно. И кстати, позвольте вернуться к тому, что я только что процитировал, социальную доктрину Русской православной церкви о неисполнении богопротивных приказов. Вот тут мы оказываемся в абсолютной квадратуре порочного круга. И изображать, как это делает безобразно дьякон Василик, что Рабоче-крестьянская Красная армия была христолюбивым воинством, а Вермахт лишь варварской языческой ордой, тоже манефизм и упрощенчество.

Михаил Соколов: Я вернусь к теме, которая тоже волнует многих – это активность Русской православной церкви, которая реализовывается как раз при патриархе Кирилле, реформа, введение элементов религиозного обучения в школах. То, как это запланировано, то, на какой компромисс идет государство, то, чего добилась Русская православная церковь, как вами воспринимается?

Никита Кривошеин: Мне очень трудно толково вам ответить. Долг церкви - передавать и распространять веру и катехизировать детей. Это долг не только семьи. Долг государства и общества предоставить эту свободу.

Михаил Соколов: Но как не нарушить конституцию, где Россия светское государство?

Никита Кривошеин: Ну и что ж? Я живу в светском государстве, где принцип светскости буквально сакрализирован, из светскости сделан кумир, которого не надо себе творить. И в этой светской стране, в этой светской пятой республике каждый лицеист-гимназист по своему свободному выбору, по выбору его родителей может в государственной школе, оставшись после уроков, пойти на занятия катехизисом, поскольку католицизм преобладающая во Франции религия, который будет вести грамотный кюре. А если он мусульманин, то для него есть открытые мусульманские курсы.

Михаил Соколов: Вы думаете, что в России все будет реализовано именно так?

Никита Кривошеин: Я надеюсь, что это будет так. Я повторяю, я недостаточно себе конкретно представляю, как будут вестись эти занятия, кем они будут вестись, каково будет их содержание, но то, что это шаг к лучшему – я не сомневаюсь.

Михаил Соколов: Патриарх Кирилл, вернемся к его политической роли, поздравил нынешнего президента Дмитрия Медведева с днем рождения, поблагодарил его за разные инициативы, направленные, как он пишет, «на развитие духовного фактора в жизни школы и вооруженных сил, на борьбу с социальными пороками – алкоголизмом, игроманией, преступлениями против детей». Все это, по его мнению, способно улучшить нравственный климат в стране. И в этом поздравлении он надеется, что «конструктивный церковно-государственный диалог поможет разрешить многие проблемы и создать благоденственное и мирное житие». Как вы думаете, есть ли на это действительно сейчас шансы?

Никита Кривошеин: Шансы - не знаю. Надежды – да. Уже к 70 году, к 71-му, когда я покидал бывший СССР, идеология светлого будущего, религия всемирного коммунизма догнивала. Уже к юбилею Владимира Ильича Ленина стали ходить о нем, и не только в интеллигенции, масса анекдотов, которые вы помните. Это был абсолютно симптом смерти этой веры, уже родился зиновьевский хомо-советикус, он только тогда родился. И постсоветская администрация унаследовала абсолютно душевную пустоту. А править в условиях душевной пустоты и уговаривать подметать лестницу или ехать стрелять на Кавказ на фоне душевной пустоты очень трудно.
Единственной, я не скажу соломинкой, единственным спасательным кругом для посткоммунистической администрации поведенчески оказалась вера и религия в лице Русской православной церкви.
Таким образом, Святейший абсолютно вправе обращаться с этими словами и с этими надеждами к представителям постсоветской администрации, имея большой шанс быть ими серьезно услышанным. Я предпочитаю такие попытки нахождения того, что богословие называет симфонией, тому странному, лицемерному новоевангелическому сектантству, которым руководствовалась администрация Буша, ссылаясь на господа Бога и творя безобразия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG