Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой видят роль Организации Объединенных Наций в администрации Барака Обамы


Ирина Лагунина: В Нью-Йорке открылась сессия Генеральной Ассамблеи Организации объединенных наций. В работе этого крупнейшего международного форума принимают участие главы государств и правительств, в том числе президенты Обама и Медведев. Предваряя выступление американского президента перед великим международным собором посол США в ООН Сьюзан Райс предложила журналистам целый круг проблем, которые администрация хочет предложить на решение международному сообществу. Это терроризм, геноцид, массовые преступления против человечности, кибернетические атаки, ядерные программы Ирана и Северной Кореи, последние вспышки инфекционных заболеваний, грозящие мировой эпидемией, международные преступные сети. В программе предстоящих встреч президента США – переговоры с новым премьер-министром Японии Юкио Хатоямой, с российским президентом Медведевым и неформальная встреча с ливийским лидером Муаммаром Каддафи, который прилетит в Нью-Йорк впервые за свои 40 лет правления страной. Город готовится протестовать. Причем таких протестов Нью-Йорк, может быть, еще не знал. Ливийцы, венесуэльцы и иранцы, которых режимы вынудили покинуть из страны, собираются выйти с протестами против своих лидеров. Из Оттавы в Нью-Йорк в субботу выехали несколько тысяч велосипедистов – под лозунгом «Велосипедисты за права человека в Иране». А иранская община Нью-Йорка официально объявила о том, что двери их домов открыты для всех, кто хочет присоединиться к демонстрациям, поскольку гостиницы в Нью-Йорке дорогие.
О том, какие задачи ставит перед собой Вашингтон в ходе нынешней Сессии Генеральной Ассамблеи, рассказала в своем выступлении в Институте Брукингса государственный секретарь США Хиллари Клинтон. С подробностями Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Очередная 64-я ежегодная сессия Генеральная Ассамблеи будет первой для Барака Обамы. По общему мнению, испытание предстоит нелегкое. США сталкиваются с целым рядом трудноразрешимых внешнеполитических проблем. От президента ждут лидерства в таких вопросах, как изменение климата, ядерное разоружение, Иран. Хиллари Клинтон началà свое выступление с комментария по поводу отказа США от размещения в Чехии и Польше объектов системы противоракетной обороны. Это решение вызвало острую реакцию общества. Даже такая обычно лояльная Бараку Обаме газета, как Вашингтон Пост, назвала его капитуляцией перед Россией. Поэтому госсекретарь сочла необходимым остановиться на этом вопросе подробно.

Хиллари Клинтон: Это решение было принято после продолжительного и всестороннего пересмотра нашей оценки угроз, исходящих от Ирана, особенно угрозы, которую представляет программа разработки баллистической ракеты Ирана. Анализировалась также технология, которой мы располагаем сегодня и которой мы можем располагать в будущем – технология противодействия ракетной угрозе. Мы уверены, что это решение делает Америку сильнее, она позволит нам более эффективно защищать наши войска, наши интересы и наших союзников. Позвольте мне пояснить, на что будет способна эта новая система по сравнению с той, до развертывания которой оставалось еще много лет. Благодаря решению президента мы развернем ракетную оборону быстрее, чем мы сделали бы это по старому плану. Мы сможем стремительно пресекать угрозу применения Ираном ракет малого и среднего радиуса действия. Мы развернем систему противоракетную обороны, которая будет более универсальной, чем предыдущая система, с бόльшим количеством перехватчиков в бόльшем числе географических пунктов, и таким образом мы лучше защитим всех наших друзей и союзников в регионе. Мы будем использовать технологии, эффективность которых уже не вызывает сомнений, и значит, мы не будем напрасно тратить время и деньги налогоплательщиков. И мы сохраним гибкость, чтобы приспособить нашу концепцию к видоизменяющейся угрозе. <…>
Я знаю, кое-кто критикует этот план. Но эта критика не согласуется с фактами. Мы не откладываем противоракетную оборону в долгий ящик. Мы развертываем систему ПРО быстрее, чем планировало сделать это правительство Буша. И мы развертываем более универсальную систему. Мы не сокращаем наши возможности по защите наших интересов и наших союзников от иранской угрозы. Напротив, мы расширяем свои возможности и основываем их на уточненной оценке возможностей Ирана. А самое главное – мы никогда не бросим наших союзников. Мы подтвердили свои обязательства по Статье 5 Вашингтонского договора. <…> Двое наших союзников, Польша и Чехия, очень хотели разместить у себя элементы старой системы, и мы весьма ценим эту готовность. Мы продолжим тесное сотрудничество с обеими странами, предложим, к примеру, Польше временное развертывание ракетной батареи «Пэтриот», а чешским компаниям - совместные исследования в рамках программы создания новой системы ПРО. Поскольку мы изучаем вопрос о наземном базировании перехватчиков, мы уведомили обе страны, что они первые в очереди на размещение этих элементов. И позвольте мне подчеркнуть, что мы привержены нашим общим обязательствам как члены НАТО, а также глубоким историческим, экономическим и культурным связям, которые никогда не будут разорваны.
Наконец, позвольте мне повторять то, что сказал президент. Это решение не имеет отношения к России. Оно имеет отношение к Ирану и угрозе, исходящей от его ракетной программы.

Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон не согласна с теми, кто считает ООН бесполезной ли даже вредной организацией, а таких в США немало даже среди политиков федерального уровня.

Хиллари Клинтон: Я тут видела карикатуру в журнале Нью-Йоркер. Сидят в зале заседаний ООН дипломаты, один другому передает записку и шепчет: «Тссс! Это поздравление послу Лихтенштейна с днем рождения. Распишись и передай дальше». <…> Это сатира на многонациональные, многосторонние организации, которые убивают время на пустяки. Поскольку в этом году американскую делегацию на Генеральной Ассамблее возглавляет президент Обама, я надеюсь, мы можем продемонстрировать, что Организация Объединенных Наций не должна быть только дипломатическим салоном на Первой авеню. В своих лучших проявлениях она способна быть институтом, который объединяет государства мира ради решения глобальных проблем в соответствии с правилами и принципами, сформулированными в Уставе ООН.

Владимир Абаринов: В рамках Генассамблеи в Нью-Йорке пройдет заседание Совета Безопасности ООН на высшем уровне, посвященное нераспространению ядерных технологий и разоружению. Председательствовать на нем будет Барак Обама.

Хиллари Клинтон: Немногие проблемы отражают потребность в глобальной архитектуре сотрудничества в бόльшей мере, чем проблема ядерного нераспространения. Никакая другая проблема не составляет более серьезную угрозу нашей или глобальной безопасности, и она будет главной темой дискуссии и бесед в кулуарах. В этом году в Праге президент обрисовал в общих чертах разумный и амбициозный план действий в области контроля за вооружениями. И мы полагаем, что этот план намечает путь, по которому мы должны стремиться – путь к миру без ядерного оружия. Мы отдаем себе отчет, что это не легко. Мы понимаем, что это – цель на поколения вперед. Это не произойдет при нашей жизни. Но пока ядерное оружие существует в мире, Соединенные Штаты будут сохранять и поддерживать в боевой готовности свой арсенал сдерживания.

Владимир Абаринов: Но главные усилия американской дипломатии в ближайшие дни будут сосредоточены на иранском направлении.

Хиллари Клинтон: Прежде всего, необходимо напомнить суть проблемы: каковы ставки в игре. Иран годами отказывается реагировать на глубокую озабоченность международного сообщества относительно его ядерной программы. Эта озабоченность не раз выражалась Международным агентством по атомной энергии и Советом Безопасности ООН. Столь длительный отказ Ирана исполнять свои обязательства влечет за собой серьезные последствия – это необходимо во имя безопасности Соединенных Штатов и их союзников, ради прогресса в области глобального нераспространения и разоружения. Это необходимо для того, чтобы продемонстрировать надежность МАГАТЭ, Совета Безопасности и Договора о нераспространении ядерного оружия. И разумеется, это необходимо в целях обеспечения стабильности в Персидском заливе, на Ближнем Востоке и за пределами этого региона. Нас тревожит не право Ирана развивать собственную мирную атомную энергетику, а его безответственное нежелание продемонстрировать, что его программа предназначена исключительно для мирного использования. Сделать это нетрудно. Отказ Ирана от сотрудничества подрывает веру в его заверения о том, что он не стремится обладать ядерным оружием. Таким образом, Иран стоит перед выбором. Международное сообщество абсолютно ясно дало понять, какие возможности получат все иранцы, если Иран исполнит свои обязательства по ядерной проблеме. Эти возможности включают преимущества экономических связей со всем миром, партнерство в сфере образования и науки. Ценой продолжения нынешней политики будет растущая изоляция и экономическое давление, сокращение возможностей прогресса для иранского народа. Правительство Обамы ясно заявило о своей готовности вступить в прямой контакт с Ираном. Мы знаем, что сам по себе диалог не гарантирует результата, не говоря уже об успехе. Но мы также знаем, что в прошлом наш отказ вступить в такой контакт не остановил ни ядерную программу Ирана, ни его поддержку террористических групп. За прошедшие восемь месяцев президент обращался и к иранскому правительству, и к народу Ирана. Мы ясно заявили о своем желании решать проблемы, связанные с Ираном, дипломатическим путем. Иран должен теперь решить, присоединится ли он к нам в этих усилиях.

Владимир Абаринов: С вопросом к Хиллари Клинтон обратился Мартин Индык – бывший посол США в Израиле и заместитель госсекретаря по белам Ближнего Востока в администрации Билла Клинтона.

Мартин Индык: Cегодня президент Ахмадинеджад сказал, что Холокост – это ложь. Как вы указали, он, по существу, сфабриковал результаты выборов и подавил оппозицию. Он также ясно дал понять – весьма четко – что их ядерная программа - не предмет дискуссии. Вместо этого он хочет использовать формат «пять плюс один» для раздела мира на зоны влияния и признание за Ираном статуса сверхдержавы. Как вы отвечаете на это? Каким образом вы собираетесь заставлять его понять, что он должен реагировать на озабоченность по поводу ядерной программы и дать заверения международному сообществу в мирных намерениях Ирана?

Хиллари Клинтон: Как я сказала, не существует никаких гарантий ни результативности, ни тем более успеха тех трудных усилий, которые мы предпринимаем. Но мы действительно верим в то, что прямые переговоры в рамках формата «пять плюс один», с нашим
полноценным участием в лице заместителя госсекретаря Билла Бёрнса дают возможность обсудить широкий круг вопросов. Вы, конечно, обратили внимание на заявление иранцев о том, что они хотели бы обсудить многие проблемы, не имеющие отношения к ядерной программе. Мы, разумеется, сказали, что хотим обсуждать именно ядерную программу. Я не собираюсь предрешать ход событий. Мы недвусмысленно заявили, что действуем двумя параллельными путями. Первый путь – это процесс вовлечения Ирана в сотрудничество. Второй путь - это применение методов давления. Я не хочу сейчас рассуждать о том, каким именно путем мы пойдем. Мы подчеркнули, и я сделала это снова сегодня, что мы вступаем в переговоры не ради переговоров, не ради галочки. В наши намерения не входят вечные переговоры. Президент сказал, что мы хотим понять ситуацию с Ираном к встрече «двадцатки», которая состоится в конце недели, и что мы хотели бы видеть некоторые сдвиги к концу этого года. Я хорошо знакома со всеми проблемами, которые вы только что вскользь упомянули. Но мы собираемся двигаться вперед, посмотреть, чтό изменилось в подходах, отношении, действиях иранцев, и продолжить работу с нашими союзниками, многие из которых представлены в этом зале своими послами, над разработкой возможных способов принуждения.

Владимир Абаринов: В позитивное развитие событий сегодня с трудом верят даже неисправимые оптимисты, тем более, что и администрация Джорджа Буша предлагала Ирану выбрать между кнутом и пряником. Но если прежде Россия категорически выступала против кнута, то теперь, как утверждают, ее позиция в этом вопросе смягчилась.
XS
SM
MD
LG