Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национализм - в быт


Фашистские идеи проникли в общепит

Фашистские идеи проникли в общепит

Социально-политические материалы стали в последнее время попадать даже на страницы московских глянцевых журналов, ранее занимавших подчеркнуто нейтральную позицию ко всему, что не связано с вопросами lifestyle.

В минувшие выходные журнал "Большой город" отметился несостоявшейся антилужковской акцией "Похороны Москвы", а на днях в ресторанном разделе "Афиши" вышла статья журналистки Жени Куйды о московском кафе Tatler с подзаголовком "Бытовой национализм" . Обозревательница отправилась в новое заведение и побеседовала с его директором. Который, в частности, сказал:

Я когда директором стал, пришел сюда и ужаснулся: одни черные сидели. Это везде так: начинают черные ходить — и все, ресторан умирает. Я, конечно, пытаюсь с этим бороться: не пускаю, говорю, все места заняты и зарезервированы, для вас тут мест нет, но за всем же не уследишь — проникают все равно. А потом нормальные русские люди подходят к тебе, говорят — что вы тут за зоопарк развели. Но что поделать, сейчас в кризис совсем тяжело стало, кто сейчас в рестораны ходит — одни черные и ходят, у других денег нет.

Провокационная публикация получила лишь один однозначный комментарий. Его оставил ЖЖ-пользователь mash:

Я знаю пару заведений, в которых людям, высказывающим жалобы на обилие "черных" гостей, мгновенно запрещается посещение этого и дружественных заведений навсегда. И это правильно. Потому что быть расистом – это личный выбор взрослого человека (в отличии от цвета кожи, например). И он за него должен отвечать. Пусть для начала и не в уголовном порядке, а вот так.

В остальном же читатели ресторанного отдела "Афиши" пришли к неожиданному консенсусу: "Кто из нас хоть раз такого не брякал? Политкорректность не для нашей страны".

Пока москвичи разбираются, насколько корректно сетовать на обилие кавказцев в ресторанах, в Самаре продолжается крупный антисемитский скандал. Еще в начале сентября раввин Саратова Михаэль Фрумин попросил прокурора Саратовской области Владимира Степанова дать правовую оценку "неприкрытой антисемитской кампании, развязанной в последние три года в саратовских СМИ". В частности, газета "Наша версия в Саратове" объявила горожанам, что "еврейские "успехи" вызваны, прежде всего, беспощадной эксплуатацией традиционных духовно-хозяйственных свойств православных саратовцев: трудолюбия, нестяжательства, коллективизма". Как писал "Коммерсант", раввин предполагает, что за антиеврейской кампанией стоит региональное руководство партии "Единая Россия". Саратовскую историю комментирует пользователь den-shi (http://den-shi.livejournal.com/973891.html):

Вариантов объяснения не так много. С одной стороны, понятно, из кого состоят региональные элиты, перекочевавшие в нынешнюю суверенно-демократическую власть из советских обкомов и комсомольских организаций, с давними традициями. Понятны духовные горизонты этих людей и особенности воспитания, которые нет-нет, да и дают о себе знать.

С другой стороны, весьма вероятно, что идет обкатка новых предвыборных сценариев перед новыми "кризисными" годами. То есть, это не случайные взбрыки, а реализация старой как мир технологии поиска внутренних врагов. А виноватый в России испокон века всегда был один. Ясно кто. Саратов же выбран в качестве полигона. В кризисной ситуации, когда у избирателей возникают вопросы к власти, никакого конструктивного диалога, как это принято в демократическом обществе, не будет. Избирателям покажут "чужих", которые "во всем виноваты". А если виноват во всем "чужой", то мы все свои и против него едины - и депутат-единоросс, и учитель с нищенской зарплатой, и безработный инженер с закрытого и разворованного предприятия, и чиновники - единое целое, русская православная община, всем миром вставшая на борьбу с вредным антинародом.


***
Сотрудник сайта британской телекомпании Би-Би-Си Мэтью Элтрингэм пишет в своем блоге о модном сейчас понятии "гражданский журнализм". Речь идет о потоке сообщений о различных событиях, важных и не очень, которые сегодня можно прочесть в социальных сетях, на блогерских платформах, таких как Twitter. После недавних волнений в Иране, когда узнать о том, что же там происходит, можно было только с помощью блогеров и пользователей Facebook, проблема "гражданского журнализма" встала особенно остро. Несколько дней назад в "сетевых разговорах" мы уже упоминали о прошедшей в Оксфорде конференции, посвященной новому вторжению высоких технологий в медиа. И вот сейчас – запись в блоге на Би-Би-Си :

Что такое гражданский журнализм? Более того, из чего состоит "хороший" гражданский журнализм? И что делает гражданского журналиста "хорошим"? Приложимы ли принципы обычной журналистики к гражданской? Или там другие законы? Если да, то каковы они? Что должен делать хороший гражданский журналист, когда видит на Трафальгарской площади человека, которому оказывают медицинскую помощь? Начнет ли он снимать его своим мобильным телефоном? Что он сделает, если его попросят не делать этого?

Должен ли веб-сайт какого-нибудь городского района обнародовать снимки, где десятилетний ребенок, которого легко опознать, изображен в процессе причинения материального вреда соседскому дому? Стоит ли локальному блогеру приоткрыть завесу над любовной интрижкой депутата парламента от этого округа – только потому, что это "общественно важная информация"? Или поведать о том, что местная авторемонтная фирма сбывает краденые машины – если у блогера есть связи среди полицейских, ведущих расследование?


От новейших высоких технологий – к одной из самых исторически укорененных институций современного Запада – к церкви. Профессор политологии университета Джорджа Вашингтона Генри Фаррелл на известном блогерском интеллектуальном сайте Crooked Timber вспоминает ирландскую старину и рассуждает о сегодняшнем дне этой католической по преимуществу страны:

Одна из странных – и не-шибко-известных-за-пределами-Ирландии – вещей, касающихся этой страны, это то, что главный местный телеканал каждый день, в шесть часов вечера, передает "Ангелус" - минуту чистого колокольного звона. Это делается, чтобы люди сделали паузу, подумали и (по крайней мере, согласно первоначальной идее) помолились. Вспоминая свои юношеские годы в Ирландии и учитывая, что в те годы большинство населения страны еженедельно посещали мессу, могу свидетельствовать: тогда наш телеАнгелус сопровождался на телеэкране обычными изображениями Святого Семейства. По мере того, как страна модернизировалась, в восьмидесятые и девяностые годы, Ангелус все более приятно возбуждал религиозно предприимчивых зрителей вкраплениями русских православных икон и много чем еще.

Такой вот христианский синкретизм в стране, до сих пор страдающей от последствий исторической вражды протестантов и католиков.
XS
SM
MD
LG