Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москве обещан правозащитный тандем


Александр Музыканский в последние годы занимался вопросами мировой политики, а ныне ему предстоит защищать права человека

Александр Музыканский в последние годы занимался вопросами мировой политики, а ныне ему предстоит защищать права человека

Избранный уполномоченным по правам человека в Москве бывший городской префект, член "Единой России" Александр Музыкантский рассказал РС, как будет работать его аппарат. Снявший свою кандидатуру "яблочник" Валерий Борщев говорит, что ему был обещан "тандем".

Уполномоченным по правам человека в столице решением депутатов Мосгордумы на заседании в среду утвержден бывший префект Центрального округа столицы Александр Музыкантский. Омбудсмена в столице избирали впервые: 1 августа вступил в силу закон "Об уполномоченном по правам человека", затем в течение 30 дней предлагались кандидатуры на эту должность. За это время мэр Москвы Юрий Лужков предложил кандидатуру Музыкантского, а фракция "Яблоко" в Мосгордуме - кандидатуру правозащитника, руководителя фонда "Социальное партнерство" Валерия Борщева.

В день голосования стало известно, что глава фракции "Яблоко" Мосгордумы Сергей Митрохин объявил о снятии кандидатуры Борщева в пользу Музыкантского, "предполагая исход голосования". После единогласного госования за единственную кандидатуру вновь избранный омбудсмен Музыкантский зачитал присягу. Прозвучал гимн Москвы, и Александр Музыкантский официально вступил в должность.

Александр Музыкантский родился в 1941 году в Москве. Окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат технических наук. Работать начал слесарем, затем занимал различные руководящие должности в системе Госстроя СССР. В 1990 -1991 г. - и.о. заместителя председателя исполкома Московского городского Совета - начальник отдела по связям с Советами, средствами массовой информации, общественными организациями и населением города.

В 1989 году он стал одним из лидеров координационного совета "Московского объединения избирателей" (МОИ). На базе МОИ в 1990 был создан оргкомитет всероссийского движения "Демократическая Россия".

С 1992 по 1999 год был префектом Центрального административного округа Москвы. 4 октября 1993 года с балкона Моссовета именно Александр Музыкантский зачитал указ президента РФ Бориса Ельцина об отстранении Александра Руцкого с поста вице-президента. В 1996 году возглавил московскую организацию Общероссийского движения общественной поддержки Ельцина. С 1996 года - министр правительства Москвы, префект Центрального административного округа.

С 2000 по 2004 год Музыкантский работал министром правительства столицы по вопросам информации и общественно-политическим связям, в это же время был председателем совета директоров канала "ТВ Центр". В настоящее время он является заведующим кафедрой на факультете мировой политики МГУ имени Ломоносова и президентом фонда "Российский общественно-политический центр".

Как предыдущий опыт работы пригодится ему в правозащитной деятельности, Александр Музыкантский рассказал в интервью Радио Свобода:

- У вас уже есть опыт правозащитной работы?
У нас законы хорошо написаны. Если они будут реализовываться в рамках нынешней политической системы, это все почувствуют

- Когда я работал префектом, очень много вопросов с этим делом близко стыковалось. Вопросы взаимодействия с населением, прием населения, защита интересов населения и т.д. и т.д. Годы, которые я работал префектом, во многом коррелируются с тем, что нужно делать сейчас. А сейчас я планирую начать работу в соответствии с требованиями и обязанностями, которые изложены в законе города Москвы об уполномоченном по правам человека.

- Какова, по вашему мнению, ситуация с правами человека в Москве сейчас?


- Да, наверное, не лучше, чем в целом по России. Хотя в Москве очень большой потенциал правозащитных организаций. Надеюсь всех как-то собрать - не организации, упаси Боже, а их потенциал - вместе. Тогда, может быть, что-то удастся улучшить.

- Что вы имеете в виду под "упаси Боже, не организации"?

- Не создавать какой-то одной суперорганизации под названием "Единая московская правозащитная ассоциация" или еще чего-нибудь. Ни в коем случае! А объединить потенциал. Каждый действует в соответствии со своей спецификой, со своим уставом, со своими задачами, но все они могут действовать в одному русле.

- Как это сделать на практике ?

- Создается общественный совет. В законе города Москвы об уполномоченном по правам человека, принятом в апреле, написано, что уполномоченный имеет право иметь общественных помощников. Уполномоченный имеет право создать общественный совет при уполномоченном. Вот я намереваюсь сделать и то, и другое. И привлечь работающих правозащитников.

- У вас уже есть кто-то на примете?

- Я кадровые вопросы сейчас не готов обсуждать.

- Некоторые представители неправительственных правозащитных организаций в свое время отказались сотрудничать с Общественной палатой, считая, что правозащитный орган, создаваемый государством, неэффективен. Что если они откажутся сотрудничать с вашим аппаратом?

- Это их проблема. Если они отказываются сотрудничать с государственными структурами (а я ведь тоже теперь государственный служащий), ну что, заставлять их? Заставить их, я думаю, невозможно. Значит, у них такая позиция. Постараемся привлечь. Можно и сотрудничать, и критиковать. Одно другому не противоречит.

- Как вы считаете, можно ли улучшить ситуацию с правами человека в Москве, не меняя политической системы?

- В рамках нынешней политической системы можно. В каких-то масштабах, по каким-то параметрам - можно. У нас законы хорошо написаны. Если они будут реализовываться в рамках нынешней политической системы, это все почувствуют.

- Как это сделать - работать по каждому конкретному случаю нарушения прав человека?


- Ни в коем случае. Я не хочу работать по отдельным случаям. Это тоже нужно, но это не будет главным. Главное - работать по ситуациям. Создавать другую систему в городе - какие-то законы менять, по каким-то законам осуществить правоприменение. Правозащитник Валерий Борщев был кандидатом вместе со мной. Он говорит, что не нужно превращать аппарат в бюро жалоб отдельных конкретных лиц, не нужно сводить к этому работу. И в этом я с ним согласен.

- А можно ли привести в пример законы, которые нуждаются в улучшении?

- Есть один пример. Хотя это не моя заслуга и не моя работа, но приведу его, чтобы было понятно, о чем идет речь: Мосгордума вчера приняла закон о том, что родители могут перевести ребенка из одной школы в другую. Для этого им не обязательно получать какую-то санкцию из управления образования округа или города. Вот! Этот закон как раз говорит о расширении прав родителей и о защите прав ребенка. Старая ситуация ущемляла права ребенка. Она заставляла родителей идти к чиновникам и получать от них бумаги, что они не возражают. А новая ситуация будет нормальной.

- Теперь институт уполномоченного по правам ребенка в Москве упраздняется. Он будет относиться к вашему аппарату?

- Да. Это написано в законе. Конечно, мы будем сотрудничать с Алексеем Голованем (Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ. - РС).

- Оппозиционный политик Борис Немцов написал доклад "Лужков. Итоги". Что вы о нем думаете? Может ли он заинтересовать вас как правозащитника? Фактически Немцов предлагает привлечь к ответственности мэра Москвы за нарушения прав жителей города.

- У меня таких полномочий нет. Не знаю, не читал. Вот предыдущий его доклад "Путин. Итоги" я читал. Не могу ничего сказать. Если мне поступит доклад, конечно, посмотрю, - пообещал Александр Музыкантский.

Омбудсмен подтвердил, что со вторым кандидатом, снявшим свою кандидатуру, Валерием Борщевым, "знаком уже лет двадцать". Однако почему последний снял свою кандидатуру, уточнить отказался, посоветовав выяснить у самого Борщева.

Валерий Борщев рассчитывает на "тандем" с новым омбудсменом. Об этом Валерий Борщев рассказал в интервью РС:
В большинстве своем наши региональные уполномоченные по правам человека в стране - это практически бюро жалоб

- Для "Яблока", конечно, была важна альтернативность. Вначале, когда "Яблоко" выдвигало мою кандидатуру, высказывались две позиции, два видения по вопросу об уполномоченном по правам человека в Москве. Я выступил со свой программой, а после меня выступал Музыкантский. И он практически согласился с тем, что я предлагал. Потому что в большинстве своем наши региональные уполномоченные по правам человека в стране - это практически бюро жалоб. Я предложил, чтобы аппарат уполномоченного был неким правозащитным центром, чтобы аккумулировать правозащитные силы. Свою работу он бы строил, прежде всего, не на отношениях с чиновником, а опирался бы на силу общества, правозащитных организаций. И Музыкантский это поддержал.

Второй вопрос ему задал лидер фракции "Яблока" Митрохин. Согласен ли он работать со мной? Музыкантский сказал, что - да, разумеется. Вот эти два факта действительно определили то, что нам важнее в данном случае выработать такой тандем. Потому что Музыкантский, при всех своих достоинствах, всегда представлял исполнительную власть. Я в данном случае представляю позицию общества, позицию общественных организаций. И создать такой тандем в Москве, в аппарате уполномоченного по правам человека, было бы чрезвычайно важным. Когда такая договоренность произошла, то мы посчитали, что было бы разумным снять свою кандидатуру во имя создания такого тандема. И потом, мы знали, какие голоса мы можем получить. Понятно, что "Единая Россия" будет голосовать только за Музыкантского.

- Если я правильно вас поняла, конкретный человек обращается, например, в Хельсинкскую группу, а уже потом МХГ участвует в работе экспертного совета, который создаст аппарат омбудсмена?

- Конечно. Московская Хельсинкская группа, Движение за права человека, наш фонд "Социальное партнерство", Комитет за гражданские права, Права ребенка, Комитет солдатских матерей. В Москве, слава Богу, есть опора. Вот они должны будут иметь влияние.

- Как на практике будет осуществляться "тандем", о котором вы говорите? Вы будете участвовать в работе аппарата только в рамках экспертного совета?


- Да. Это мое предложение - в рамках экспертного совета.

Работы омбудсмену в Москве должно достаться много. Во всяком случае, так считает Валерий Борщев:
Произвол в правоохранительных органах. Хотя я бы не сказал, что Москва в этом сильно отличается от остальных регионов

- Ситуация с правами человека в Москве, как и во всей стране, находится в плачевном состоянии. В Москве она еще обостряется, помимо всех общих бед, конфликтом граждан со строителями. Это проблема точечных застроек. Несмотря на то, что фракция "Яблоко" добилась в Мосгордуме принятия постановления, запрещающего точечные застройки, тем не менее, они продолжаются. Еще проблема - ситуация с милицией. Я занимаюсь этой проблемой. Меня беспокоит то, что прекращено дело по поводу антифашистов, которых избила милиция в Сокольниках. Милиционеры даже не проходили по делу как подозреваемые. Произвол в правоохранительных органах. Хотя я бы не сказал, что Москва в этом сильно отличается от остальных регионов.

Среди других проблем - социальные права, права детей, отношение к мигрантам, ксенофобия, разжигание национальной розни. Когда во время призывов милиция по поручению военкоматов отлавливает молодых людей - это тоже безобразие. Вот все эти проблемы и многие другие должны быть в центре внимания уполномоченного по правам человека.

- Можно ли добиться их решения, не меняя политической системы?

- В полной мере, конечно, нельзя. Разумеется, должна быть политическая ситуация изменена в стране в целом. Но что-то можно сделать и локально. Я - член экспертного совета при уполномоченном по правам человека Владимире Лукине. Я возглавляю секцию правоохранительных органов и хочу перенести опыт федерального уполномоченного на московский уровень.

- Вы упомянули точечную застройку, нарушающую права москвичей. Борис Немцов в своем докладе "Лужков. Итоги" возлагает за это ответственность на мэра. Может быть, его стоит наказать?

- Немцов выступает как политик. Ему нужно политическое решение. А нам нужно решение практическое, которое бы не допускало нарушения прав человека. Если надо при этом принимать какое-то политическое решение, это другой вопрос. Но это уже вопрос не правозащитников.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG