Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Небоскреб тщеславия


Народный артист СССР Олег Басилашвили

Народный артист СССР Олег Басилашвили

Известные петербургские деятели культуры и искусства обратились к президенту России с открытым письмом, протестуя против строительства небоскреба Охта-Центр.


22 сентября правительство Петербурга поддержало "газпромовский" проект общественно-делового центра на Охте, одобрив возведение башни высотой 403 метра — в четыре раза выше установленного для этого района города ограничения в 100 метров (примерно 30 этажей). Протесты горожан и множества экспертов (включая представителей ЮНЕСКО) не помогли. Перед принятием решения противники небоскреба пытались в суде признать недействительными общественные слушания, называя их фарсом. 23 сентября петербургское "Яблоко" обратилось в суд с заявлением о признании решения о строительстве небоскреба незаконным.


Что движет петербуржцами в их борьбе против Охта-Центра, в интервью Радио Свобода объясняет подписавший обращение к президенту народный артист СССР Олег Басилашвили.


— Почему вы подписали это письмо?


— Во-первых, потому, что я петербуржец. Я хочу, чтобы Петербург, прирастая новыми домами, которые необходимы в любом живом городе, не был изуродован, чтобы новая архитектура не заслоняла ту музейную красоту, которую создали наши предки, а, наоборот, подчеркивала ее. Это второе. А в-третьих — и это, может быть, самое главное, — решения нашего городского руководства противоречат законам, регулирующим строительство в нашем городе. Поэтому мы обратились к президенту, гаранту нашей Конституции, с вопросом: возможны ли такие нарушения?


— Как вы считаете, почему власти проигнорировали все протесты горожан и экспертов?

Вертикаль власти, с одной стороны, может быть, и необходима, но с другой стороны, она приносит большой вред

— Вертикаль власти, с одной стороны, может быть, и необходима, но с другой стороны, она приносит большой вред. Если губернатор избирается жителями города, то он дорожит их мнением, их отношением к себе, к собственной персоне. Он строит свою деятельность, понимая, что предстоят выборы и от того, совпадает ли его деятельность с намерениями горожан, зависит, выберут его на второй срок или нет. В данном же случае губернаторы назначаются руководством. Поэтому ответственность губернатор ощущает не перед населением города, а прежде всего перед тем, кто его назначил. Это разные вещи.


— Охта-Центр — единственный в городе повод для печали?


— Меня печалит многое. Прежде всего — отсутствие патриотизма в людях, которые занимаются планировкой и строительством новых зданий. Меня безумно печалит то, что новые здания, которые могли бы и не строиться, но построены, отличаются полнейшим, на мой взгляд, отсутствием вкуса.


Взять, например, здание, построенное напротив Владимирской церкви на Владимирской площади — оно подавляет все вокруг. Если бы это была какая-то особенная башня, чем-то напоминающая старый Петербург, но в новом понимании его, можно было бы с ней смириться. А стоит гигантская банка с алюминиевыми, непонятно для чего служащими колоннами, которая перечеркивает ансамбль старого Петербурга, той площади, на которой жил Дельвиг, того места, где жил Достоевский.

Или, допустим, за гостиницей "Советской", почти на берегу Невы — комплекс "Мон Блан" и еще одно полувысотное здание. Сравнивая их с гостиницей "Петербург" ("Ленинград"), построенной при советской власти, можно снять шляпу перед архитекторами, ее строившими, ибо она подчеркивает ту самую линию горизонта, которой восхищался академик Лихачев. Она не противоречит ни течению Невы, ни линии горизонта, ни этому небесному воздуху, который нисходит на Питер. А эти два здания лезут вверх и ломают эту замечательную линию горизонта, причем бездарно ломают, некрасиво, омерзительно, так же, как сломала крышу старой Биржи новая Биржа, возвышающаяся где-то на Васильевском острове. Это безобразие.


— А как быть с аргументами защитников небоскреба, которые любят приводить в пример Эйфелеву башню?

Мы не против строительства этого здания в городе Петербурге, нет. Мы против строительства его на этом месте, против честолюбивого желания авторов этого проекта утвердить себя в веках и вознести символ торговли над духовными символами Петербурга

— Эйфелева башня — это не здание, это башня, ажурное сооружение. А Охта-Центр — это здание, в котором будут работать сотни тысяч людей. Эти сотни тысяч принесут с собой новые проблемы — парковок, дорог… Мы не против строительства этого здания в городе Петербурге, нет. Мы против строительства его на этом месте, против честолюбивого желания авторов этого проекта утвердить себя в веках и вознести символ торговли над духовными символами Петербурга. А что такое духовные символы? Это, прежде всего, ангел на Петропавловской крепости, который должен быть выше всех точек. Это крест на Исаакиевском соборе. Это кораблик на Адмиралтействе. И вот, над всеми этими символами, будет возвышаться башня "Газпрома", символизирующая собой торговлю, прагматику и так далее.


— Как вы считаете, протестные письма помогут?


— Я надеюсь, что да. Я надеюсь на разум или хотя бы на расчет. Ведь если Петербург будет вычеркнут из списка ЮНЕСКО как культурное достояние всего мира, это принесет большой ущерб нашему городу — масса туристов могут и не поехать сюда. Представьте себе: в центре, допустим, Флоренции поставят 400-метровый небоскреб. Во Флоренции найден простой выход: рядом с городом на том берегу построен новый громадный город со всеми удобствами, в котором все живут и работают. А старый город превращен в музей, зарабатывающий значительно больше на туристах, чем город, в котором живут служащие и чиновники. Почему бы нам не сделать то же самое? Мне кажется, что борьба именно за это место — напротив Смольного собора, который будет уничтожен 400-метровой громадой, — вызвана честолюбивыми желаниями чиновников увековечить себя в веках. Мне кажется, это постыдная вещь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG