Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: каких открытий ждать из космоса



Ирина Лагунина: В Москве в Институте космических исследований российской академии наук прошел международный круглый стол «Предсказуемое будущее исследований планет Солнечной системы». На нем представители крупнейших космических агентств – США, Европейского союза и России - рассказывали о планах освоения космоса в ближайшее десятилетие. За этой дискуссией за круглым столом следила Ольга Орлова.

Ольга Орлова: Речь шла о тех проектах, у которых была наибольшая вероятность воплощения. Учитывались как финансовые возможности, так и состояние научной и технологической подготовки той или иной миссии. О том, что именно интересует американских ученых на Луне и как они собираются свои интересы удовлетворять, рассказал научный руководитель проекта Лунный разведывательный Орбитр представитель Национального американского космического агентства Гордон Чин.

Гордон Чин: Из наших ближайших миссий среднего класса, которые мы планируем осуществить, надо отметить миссию по отправке аппарата для радиоосвоения Луны. Дело в том, что Луне особенные полевые условия, поэтому НАСА запланировало специальное исследование с целью изучить физические свойства пыли. А вторая миссия будет уже международной в ней задумано запустить сеть посадочных аппаратов на поверхность Луны. Кроме того НАСА были отобраны специальные миссии по лини Дискавери, в них планируется с помощью двух космических аппаратов, соединенных лазерным лучом, измерять гравитационное поле Луны. И сейчас так же в НАСА в процессе обсуждения находится следующая большая миссия – это посадка в окрестности южного лунного полюса в район огромного кратера Эйткин. С этого кратера мы планируем взять грунт и доставить его на землю.

Ольга Орлова: Глава научных исследований проекта «Бепи-Коломбо» Рита Шульц, выступавшая до этого с докладом о крупной совместной миссии европейского космического агентства и НАСА к Юпитеру, теперь на совместном обсуждении пояснила, как будут развиваться проекты стран Европейского союза по изучению Сатурна.

Рита Шульц: Да, такие миссии прежде планировались европейским космическим агентством. Но потом эти проекты проиграли соревнование и уступили первенство проекту по запуску к Юпитеру. Тем не менее, я хочу подчеркнуть, что изучение Сатурна не отменено, оно просто приостановлено в настоящий момент. Поскольку обе эти миссии и к Сатурну, и к Юпитеру являются дорогостоящими, то Сатурну пока придется подождать своей очереди к запуску.

Ольга Орлова: К выступлению Риты Шульц заместитель научного руководителя научного проекта «Марс Одиссей», представитель НАСА Дэвид Сенски добавил, что скорее всего объектом миссии Сатурна станет спутник Титан, хотя специалисты пока не могут с уверенностью сказать, будет ли это запуск аппарата на орбиту Титана или это будет «лэндер», то есть аппарат, который сядет на его поверхность. О том, что советские космонавты в свое время лидировали в области изучения Венеры, напомнил директор Института космических исследований Лев Зеленый. Он объяснил, как именно в ближайшее время российские ученые намерены продолжить линию планетной космонавтики.

Лев Зеленый: Наверное, в Советском Союзе и в России были результаты, в свое время такие были пионеры. Готовится проект посадочной станции на Венеру. Думаем о следующем проекте марсианском - это проект исследования Марса. Это будет одна или две станции, для того, чтобы изучать, как устроен Марс, черные бури на Марсе и в особенности динамики атмосферы. Следующий у нас большой проект - это проект исследования Луны. И следующий наш проект – проект исследования системы Юпитера. Роль России - это создание «лэндера». Здесь мы продолжим традицию, которая была с лунными посадочными аппаратами. Срок этой миссии – 20 годы этого века.

Ольга Орлова: После того, как ученые рассказали о программах своих агентств, неизбежно возник вопрос, за какими миссиями будущее – за крупными, дорогостоящими, которые готовятся много лет или миссиями небольшого и среднего класса, которые можно запускать чаще. Свою точку зрения на эту проблему высказал заместитель научного руководителя проекта НАСА «Марс Одиссей» Дэвид Сенски.

Дэвид Сенски: Я думаю, что необходимо соблюдать некоторое равновесие и не отказываться от мелких и средних миссий. Конечно, все мы понимаем, что миссии масштаба марсианской научной лаборатории можно запускать лишь раз в десятилетие. И с научной точки зрения они чрезвычайно плодотворны. С другой стороны, если у нас есть какая-то конкретная цель, которую можно изучить с помощью миссии среднего или небольшого класса, думаю, не стоит упускать такую возможность.

Ольга Орлова: Дэвида Сенски поддержали и другие коллеги. Представитель НАСА Гейлан Максми так же затронул вопрос о финансировании. Он заметил, что по его мнению, такие большие проекты, как освоение Марса, лучше делать международными, а не национальными. В таком случае у каждой страны появится возможность сэкономить.

Гейлан Максми: Все, что я сейчас скажу, это только мое личное мнение. В последнее время колоссально возрастает уровень сложности управляемых аппаратов. Эти аппараты становятся больше по массе, они несут больше полезной нагрузки, они требуют больших мощностей. И поэтому эти программы должны осуществляться как международные. До сих пор основное сотрудничество заключалось в предоставлении какой-либо страной приборов, которые устанавливались на борту той или иной миссии. Но на самом деле остается очень много областей и направлений космической деятельности, которые дублируются разными странами. Например, в НАСА и в Европейском космическом агентстве есть серии по изучению дальнего космоса. Это дублирование очень большого объема работы, требующей существенных затрат, которые можно было и избежать. Другой пример – содержание стартовых площадок. Сами платформы летательных аппаратов, на которых производятся запуски и перелеты и многие другие системы, которые действуют параллельно в разных странах.

Ольга Орлова: Однако директор Института космических исследований Российской академии наук Лев Зеленый подчеркнул, что Россия должна сохранять собственные научные космические проекты.

Лев Зеленый: Международное сотрудничество очень важно. Мы активно используем европейские космические станции. Но при этом важно для России сохранить свои традиционные исследования. У нас не так много ресурсов и, конечно, хотели бы иметь свою собственную программу.

Ольга Орлова: После завершения круглого стола я попросила Льва Зеленого пояснить, почему он считает, что для России при очевидной нехватке средств на высокотехнологичные научные проекты все-таки необходимо сохранять некоторую исследовательскую независимость и автономию.

Лев Зеленый: Дело в том, что любое сотрудничество должно быть взаимным. Нас Европейское комическое агентство пригласило на проект «Маркс Экспресс», потому что в свое время мы приглашали Европейское комическое агентство для участия в нашей миссии по проекту "Марс-96". Грубо говоря, если ты ходишь в гости, надо гостей тоже приглашать. У России очень много сильных сторон, пока Россия первая по числу запусков во всем мире. Поэтому наша задача сделать все для того, чтобы на равных участвовать в международном сотрудничестве. У нас есть промышленность, у нас есть база для своих крупных проектов и это даст нам фундамент для международного сотрудничества. Это чисто прагматическая, а не квазипатриотическая позиция. У нас был возврат «лэндеров» на землю, это редко у кого получалось таких миссий с возвратом неземного вещества, почти нет. Мы делали на Луну, будет какая-то линия развиваться. То есть надо найти какую-то свою стезю. Мне кажется, программа, где мы ни с кем не конкурируем, связанна с посадочными аппаратами. Сейчас обсуждается один из следующих проектов – это посадка на Луну и высадка там «ровера».
Нам трудно конкурировать с европейскими и американскими учеными в астрофизике, потому что там технологии ушли довольно далеко. И в большинстве наших миссий мы стараемся привлечь лучшие иностранные приборы. Технологии надо догонять и осваивать. Мы потеряли возможность быть лидером, быть в первых рядах.

Ольга Орлова: Чем объяснить такое сильное отставание России именно в области научных космических программ?

Лев Зеленый: Не было денег на это. 20 лет – это позор. Космическая промышленность занималась коммерческими запусками. Слава богу, что она хоть так выжила. А наука не была коммерческая, она не финансировалась. И вот результат.

Ольга Орлова: Двадцатилетнее отсутствие финансирование, по мнению Льва Зеленого, до сих пор сказывается на судьбе сегодняшних космических проектов. В частности, из-за этого пришлось отложить отправку аппарата к спутнику Марса Фобос. Как объяснил Лев Зеленый, чтобы снизить риски и гарантировать успех, на этой неделе в Роскосмосе принято тяжелое решение – перенести запуск аппарата на 2011 год.

Лев Зеленый: Сейчас в последние годы в связи с интересом Путина к науке, к космосу, финансирование увеличилось. Помощь пришла немножко поздно, деньги получили, сделали то, что смогли за последние полтора года, но не все, что необходимо.

Ольга Орлова: Как в связи с этим можно объяснить недавнюю инициативу Министерства науки и образования, предложившего исключить космические компьютерные технологии из числа приоритетных направлений российской науки?

Лев Зеленый: Это трудно объясить.Стыдно иметь такое министерство науки, как у нас. Большинство его инициатив - от Единого государственного экзамена до определения приоритетов - контрпродуктивно. Просто смешно об этом говорить. Это безграмотные люди. Вот им дали команду – нанотехнологии, а другого они уже ничего не видят. Не хочу об этом говорить.

Ольга Орлова: Это было мнение директора Института космических исследований Российской академии наук Льва Зеленого. Он не отличается от взгляда значительной части экспертов, отмечающих необходимость поддержки и развития в России традиционно сильных научных областей, таких как космических исследований, физика высоких энергий, физика плазмы, физика твердого тела, а также поддержка высокого математического уровня большинства естественнонаучных направлений. Современные науки, если страна хочет участвовать в дискуссии на равных, она должна быть интересным собеседником. Это значит, что у нее должны быть собственное мнение и собственные идеи, а они рождаются в национальных лабораториях.
XS
SM
MD
LG