Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Диалог с китами. Проблема межвидовых отношений.




Александр Генис: Судя по тому, что мы только что слышали, надо торопиться. Пока на земле жизнь еще не стала невыносимой, мы должны ее, эту жизнь, понять. Этому – тайнам межвидового общения – посвящена статья в “Нью-Йорк Таймс мэгэзин”, описывающая сложные взаимоотношения людей и китов.
Странность этих контактов начинается с того, что китов никак нельзя назвать, что мы привыкли делать, нашими “меньшими братьями”. Киты не вызывают умиления, не требует снисхождения. В отличие от наших друзей - собак или предков - обезьян, они принципиально другие. Может быть, поэтому отношения человека с этими левиафанами строятся не так, как с другими животными. Как раз сейчас в Манхэттене идет яркий фильм “На краю мира”, посвященный экспедиции “зеленых”, отслеживающих маршруты японских китобоев. Как известно, в этой стране до сих пор убивают в год около тысячи китов, потому что их мясо считается “вирильной”, “мужской” едой. Эта охота возмущает американцев, которые, несмотря на свое великое китобойное прошлое, а, может, как раз – поэтому, предпринимают особо энергичные попытки наладить контакты с китообразными.
Вот о практике таких межвидовых отношений рассказывает подробный очерк, опубликованный в “Нью-Йорк Таймс мэгэзин”. Я попросил Владимира Гандельсмана познакомить наших слушателей с этим материалом.

Владимир Гандельсман: Саша, статья, которую мы сегодня обсудим, написана журналистом Чарльзом Сибертом и называется “Наблюдаем китов, наблюдающих нас”. Я сразу вспомнил такой афоризм: “Когда вы рассматриваете под микроскопом микроба, не забывайте, что он вас рассматривает с другой стороны”. Тем более это относится к таким сложным млекопитающим, каковыми являются киты. Ни один из “братьев наших меньших”, возможно, так не воспет и не прославлен в литературе с древних времен...


Александр Генис: Ну, конечно, начиная с библейского пророка Ионы, который был проглочен китом и в его утробе раскаялся...

Владимир Гандельсман: Отношения между китами и людьми долго определялись дуалистически: они колебались между мифологизацией и бойней, между великим страхом, даже преклонением, и планомерным уничтожением, а показания убийц бывали часто пропитаны угрызениями совести и уважением к жертве. В архаической космологии кит принимал угрожающие размеры, более или менее соизмеримые с самим космосом: он выглядел равно огромным и непознаваемым, как какой-нибудь бог. Наша земля лежала на спине кита, и его корчи вызывали землетрясения и наводнения. Помните, в “Тысяче и одной ночи” Синбад и его команда прибыли на необитаемый остров, разбили лагерь, разожгли огонь, но были сброшены внезапно в море, поскольку оказалось, что это не остров, а кит. Подобные истории довольно часто встречаются в ранней литературе.

Александр Генис:
Ну и, конечно, вспоминается великая книга “Моби Дик” и охота капитана Ахава на этого непобедимого кита-альбиноса, олицетворяющего все зло в мироздании.

Владимир Гандельсман: Так или иначе, но совершенно очевидно прослеживаются сложные отношения между людьми и китами, прослеживаются на протяжении многих и многих веков. Сегодня эти отношения носят скорее научно-исследовательский характер, хотя в некоторых странах охота на китов не прекращается. Но журналист Чарльз Сиберт рассматривает проблему не убийства китов, а проблему самоубийства. Речь идет о таинственных случаях, когда киты выбрасываются на сушу и совершают самоубийства. Вроде невозможно указать точную причину, почему это происходит. Болезнь ли это, смерть вожака, или внезапная мель на пути миграции? Два случая в сентябре 2002 года, однако, были интригующими. Спасатели Канарских островов заметили, что в это время военный корабль проводил учения недалеко от берега, и еще 4 случая массовых выбрасываний китов на берег в подобной ситуации учений наблюдались за последние 17 лет. То есть была подозрительная связь между поведением китов и военными учениями или сейсмическими опытами. Может быть, киты выныривают на поверхность океана в попытке самоубийства, чтобы избежать с-ума-сводящее аккустическое эхо, которое мы, люди, создаем в их естественной среде обитания? Этот эффект после 2002 году повторялся в разных географических точках.
Александр Генис: В Америке это известная история, дело дошло аж до Верховного суда...
Владимир Гандельсман: Да, “Общество зашиты природных ресурсов” опубликовало (это было в 2005 году) отчет о пагубном влиянии шумов, которые создают люди. На международном симпозиуме более 100 ученых подписали заявление, в котором говорилось, что связь между гидролокаторами и смертью китов убедительно доказана. И дело действительно достигло Верховного суда в ноябре 2008 года – Военно-морской флот США против “Общества защиты природных ресурсов”.

Александр Генис: Трудный казус. Китам выиграть у Военно-морского флота едва ли возможно...

Владимир Гандельсман: И все же каких-то ограничений добились вроде... Дело, по мнению нашего журналиста, в том, что диспут в Верховном суде Америки об использовании гидролокаторов, о минимизации их использования, – поворотный пункт в наших враждебных отношениях с китами – момент, когда новые познания о поведении этих загадочных млекопитающих заставят нас пересмотреть наши отношения с другими мирами, установить более ясную границу понимания-непонимания.

Александр Генис: Киты обладают тайной, которая бросает нам, хомо сапиенс, вызов. Кардинальный для нашего вида вопрос в том, обладают ли киты разумом?

Владимир Гандельсман: Наука еще не готова ответить на этот вопрос. Но уже три года назад исследователи медицинской школы в Нью-Йорке открыли, что в мозгу кита есть нейроны, которые связаны с языком (с речью, то есть). Раньше полагали, что они есть только у человека и немногих видов приматов. Морские биологи обнаружили не только огромное разнообразие звуковых сигналов, которым обладают киты, но и сложные социальные и культурные структуры в их жизни. Они взаимодействуют, они узнают друг друга, они сознательно сражаются с врагами. Иногда кажется, что они изучают нас. Один из охотников рассказывал журналисту, как он рыбачил и как кит кружил вокруг его вельбота, словно что-то хотел сказать, а затем поднырнул под дно лодки и оставался в неподвижности некоторое время. И рыбак говорит: я чувствовал в эти минуты, что он - Главный, он - хозяин положения, и что он хочет мне это сказать.

Александр Генис: А помните историю с вылеченным китенком, это было лет 10 назад, и тогда весь мир следил, как его выпускали на волю...

Владимир Гандельсман: Да, это было в 1998 году, - маленького кита, найденного на мели, лечили в морском Аквапарке в Сан-Диего. Собирались вылечить и отпустить обратно, то есть сделать нечто такое, что было сделано лишь однажды в этом же аквапарке. Его лечили антибиотиками, глюкозой и прочим, и он стал поправляться. В результате, в возрасте 14 месяцев кит вырос до 30 футов в длину, а вес его достиг 8 тонн, - он стал самым большим млекопитающим, выросшим в неволе. Пребывание кита в аквапарке предоставило ученым уникальную возможность для исследований, в частности - навигационных способностей китов. В течение первой весны J.J. (так его назвали) все время плавал вдоль одной и той же стены бассейна, и наблюдатели боялись, что это некое проявление депрессии, тоски. Но вскоре их осенило, что кит стремится к северу, в направлении весенней миграции серых китов. Последующие исследования показали, что в китовых мозгах есть крошечные частицы окиси железа, которые и есть навигационный прибор, действующий в согласии с магнитным полем земли. Этот “компас” направляет китов в Арктику в начале зимы, а затем обратно в Baja лагуны. (Меж тем российские ученые занимались изучением сна китов – они впервые твердо установили, что J.J. погружается периодически в сон). Ну а потом его выпустили – это была целая эпопея: с помощью крана его погрузили на специальное судно, в то время как вертолеты искали над морем мигрирующих китов, к которым J.J. мог бы присоединиться. Ученые снабдили его радиопередатчиками, чтобы возможно было проследить его движение. Кита бережно опустили в Тихий океан, и он мгновенно скрылся из вида. Через два дня радиосигналы прекратились.

Александр Генис:
Трогательная история. Может быть, главная тема нашего разговора заключается в том, что братьев по разуму надо искать не в космосе, а на земле...

Владимир Гандельсман: Во всяком случае, чем больше люди изучают китов, тем яснее понимают существующую между нами связь, не всегда трогательную и приятную: киты заныривают от людей в глубь океана, подальше от человеческого насилия. Наш автор, Чарльз Сиберт, который провел много времени с учеными в морях и океанариумах, описывает, как они выпускали на волю маленького кита. “Когда китенок выпрыгнул в море и оставался там в первое утро, глядя на меня своим огромным медленно-моргающим глазом, мне казалось, что он насмешливо глядит в зеркало”…
XS
SM
MD
LG