Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Своя тропа в открытом космосе


Марс всегда был центром притяжения для космических исследований.

Марс всегда был центром притяжения для космических исследований.

В Москве в Институте космических исследований РАН прошел международный круглый стол "Предсказуемое будущее исследований планет Солнечной системы". На нем представители крупнейших космических агентств – США, Европейского союза и России – поделились планами освоения космоса в ближайшее десятилетие.

Речь шла о тех проектах, у которых наибольшая вероятность воплощения. О том, что именно интересует американских ученых на Луне, рассказал научный руководитель проекта Лунный разведывательный Орбитер (LRO) NASA Гордон Чин:

- Из наших ближайших миссий среднего класса, которые планируется осуществить, стоит отметить ту, что связана с отправкой аппарата для радиоосвоения Луны. Дело в том, что на Луне особенные пылевые условия, поэтому NASA запланировало изучить физические свойства этой пыли. А вторая миссия будет уже международной: предполагается запустить сеть посадочных аппаратов на поверхность Луны. Кроме того, нами были отобраны специальные миссии по линии "Discovery". Планируется с помощью двух космических аппаратов, соединенных лазерным лучом, измерять гравитационное поле Луны".

Глава научных исследований проекта "Бепи-Коломбо" Рита Шульц выступала с докладом о крупной совместной миссии Европейского космического агентства и NASA к Юпитеру. Затем она ответила на вопрос о том, как будут развиваться проекты стран Европейского союза по изучению Сатурна:

- Да, такие миссии прежде планировались европейским космическим агентством. Но потом эти проекты проиграли соревнование и уступили первенство проекту по запуску к Юпитеру. Тем не менее, я хочу подчеркнуть, что изучение Сатурна не отменено, оно просто приостановлено в настоящий момент. Поскольку обе эти миссии - и к Сатурну, и к Юпитеру являются дорогостоящими, то Сатурну придется подождать своей очереди к запуску.

О том, что советские исследователи в свое время лидировали в области изучения Венеры, напомнил директор Института космических исследований Лев Зеленый. Он объяснил, как именно в ближайшее время российские ученые намерены продолжить линию планетной космонавтики:

- Сейчас мы готовим проект посадочной станции на Венеру. И уже думаем о следующем исследовании Марса. Это будет одна или две станции, которым предстоит изучать, как устроен Марс, черные бури на планете и в особенности динамику атмосферы. Следующий большой проект - это исследование Луны. И затем – проект исследования системы Юпитера. Здесь мы продолжим традицию, которая была основана с лунными посадочными аппаратами. Срок этой миссии – 2020-е годы.

В ходе обсуждения неизбежно возник вопрос, за какими миссиями будущее – за крупными, дорогостоящими, которые готовятся много лет, или небольшого и среднего класса, которые можно запускать чаще. Свою точку зрения на эту проблему высказал заместитель научного руководителя проекта NASA "Марс Одиссей" Дэвид Сенски.

- Считаю, что необходимо соблюдать равновесие и не отказываться от мелких и средних миссий. Конечно, миссии масштаба марсианской научной лаборатории можно запускать лишь раз в десятилетие. И с научной точки зрения они чрезвычайно плодотворны. С другой стороны, если у нас есть какая-то конкретная цель, которую можно изучить с помощью миссии среднего или небольшого класса, думаю, не стоит упускать такую возможность.

Руководитель научных наблюдений проекта NASA "Марс- Одиссей" Гейлан Максмит полагает, что такие большие проекты, как освоение Марса, лучше делать международными, а не национальными. Тогда у каждой страны появится возможность сэкономить:

- В последнее время колоссально возрастает уровень сложности управляемых аппаратов. И поэтому такие программы должны осуществляться как международные. Очень много направлений космической деятельности дублируются разными странами. Например, в NASA и в Европейском космическом агентстве есть серии по изучению дальнего космоса. Дублируется очень большой объем работы, требующей существенных затрат, которых можно было и избежать.

Однако директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый подчеркнул, что Россия должна сохранять собственные научные космические проекты:

- Международное сотрудничество очень важно. Мы активно используем европейские космические станции. Но при этом для России важно сохранить свои традиционные исследования. У нас не так много ресурсов, поэтому мы хотели бы иметь свою собственную исследовательскую программу, чтобы не раствориться в больших международных проектах.

В интервью для РС Лев Зеленый пояснил, почему он считает, что России при очевидной нехватке средств на высокотехнологичные научные проекты все-таки необходимо сохранять некоторую исследовательскую независимость и автономию:

- Любое сотрудничество должно быть взаимным. Например, нас ЕКА пригласило на проект "Маркс Экспресс", потому что в свое время мы приглашали ЕКА для участия в нашей миссии по проекту "Марс-96". Грубо говоря, если ты ходишь в гости, надо гостей тоже приглашать. Пока Россия первая по числу запусков во всем мире, а научных из них – ни одного. Поэтому сейчас наша задача сделать все для того, чтобы на равных участвовать в международном сотрудничестве. У нас есть промышленность, у нас есть база для своих крупных проектов и это даст нам фундамент для международного сотрудничества. Это чисто прагматическая позиция. У нас был уникальный опыт возврата "лэндеров" на Землю, а ведь это редко у кого получается. Удачных миссий с возвратом неземного вещества почти нет. Также надо развивать этот сюжет с Луной. То есть нам обязательно надо найти какую-то свою стезю. Мне кажется, сейчас проектная программа, где мы ни с кем не конкурируем – это посадочные аппараты. Обсуждается один из следующих лунных проектов – это посадка на Луну и высадка там "ровера". Нам трудно конкурировать с европейскими и американскими учеными в астрофизике, потому что там технологии ушли довольно далеко. И в большинстве такого рода миссий мы стараемся привлечь лучшие иностранные приборы. В этой области нам многое надо догонять и осваивать. Здесь мы потеряли возможность быть лидером.

- Чем объяснить такое сильное отставание России именно в области научных космических программ?

- Двадцать лет не было денег на исследования! Позор. Космическая промышленность занималась коммерческими запусками. Слава богу, что она выжила.

Двадцатилетнее отсутствие финансирование, по мнению Льва Зеленого, до сих пор сказывается на судьбе сегодняшних космических проектов. В частности, из-за этого пришлось отложить отправку аппарата к спутнику Марса Фобос. Как объяснил Лев Зеленый, чтобы снизить риски и гарантировать успех, 21 сентября в Роскосмосе принято тяжелое решение – перенести запуск аппарата на 2011 год:

- Сейчас в последние годы интерес Путина к науке, к космосу, к финансированию увеличился. Но для проекта "Фобос-грунт" деньги пришли с опозданием. Мы сделали то, что смогли за последние полтора года, но не все, что необходимо.

- Как в связи с этим можно объяснить недавнюю инициативу Министерства науки и образования, предложившего исключить космические и компьютерные технологии из числа приоритетных направлений российской науки?

- Это трудно объяснить. Просто стыдно иметь такое министерство науки.

Мнение Льва Зеленого, как видим, не отличается от взгляда значительной части экспертов, отмечающих необходимость поддержки и развития в России традиционно сильных научных областей, таких как космические исследования, физика высоких энергий, физика плазмы, физика твердого тела и некоторые другие. В современной науке, если страна хочет участвовать в дискуссии на равных, она должна быть интересным собеседником. Это значит, что у нее должны быть собственное мнение и собственные идеи, а они рождаются в национальных лабораториях.

Подготовлено по материалам программы Ирины Лагуниной "Время и мир".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG