Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем Приштина похожа на Цхинвали


Обложка книги Драгана Штавльянина

Обложка книги Драгана Штавльянина

Вышла в свет книга сотрудника Радио Свобода, белградского журналиста Драгана Штавльянина "Холодный мир. Кавказ и Косово".

Штавльянин, обозреватель службы вещания Радио Свобода на южнославянских языках, провел большое сравнительное исследование причин и последствий межэтнических и государственных конфликтов на Балканах и в европейской части бывшего Советского Союза. Один из ключевых разделов книги Драгана Штавльянина посвящен российско-грузинским отношениям и военному конфликту вокруг Южной Осетии и Абхазии:

- Я смотрю на войну в Грузии как на прямое последствие глубоких политических процессов в России, которая становилась все более и более недовольной ситуацией на Кавказе и своими отношениями с Западом. Россия после ельцинского периода 90-х годов чувствовала себя все более униженной. Сам-то Путин за минувшее десятилетие не очень изменился, однако сразу после прихода к власти у него не было ни политической, ни экономической возможности реагировать на изменения в мире так, как ему хотелось бы. Параллельно с этим развивалась стратегия Джорджа Буша – с идеей противоракетной обороны и размещения ее элементов в Центральной Европе, с разговорами о необходимости разработать для Грузии и Украины "дорожную карту" сближения с НАТО. Война стала кульминацией развития всех этих процессов - и, к сожалению, эта война была предсказуемой. Если с одной стороны имеется желающая вступить в НАТО Грузия во главе с прозападным президентом Саакашвили, а с другой - Россия, озабоченная созданием санитарного кордона по бывшей советской границе, то именно военный исход, увы, выглядел логичным. Абхазия и Южная Осетия уже 15 лет были фактически независимыми государствами, и оставалось только вопросом времени, когда же Россия, наконец, продемонстрирует - не столько Саакашвили, сколько Западу - что не потерпит угрозы своему пониманию безопасности.

- То есть, хотя бы отчасти причины, по которым Россия вступила в этот военный конфликт, можно понять?
России грузинский штурм Цхинвали был не менее выгоден, чем он мог бы быть выгоден Тбилиси

- На месте Путина или его начальника Генерального штаба я, вероятно, поступил бы точно так же. Напряжение нагнеталось годами: история с русскими шпионами, блокада поставок грузинского вина, разговоры о сближении с НАТО. Россия постоянно хотела подловить Саакашвили на неосторожности, фактически провоцировала Грузию атаковать Цхинвали. России грузинский штурм Цхинвали был не менее выгоден, чем он мог бы быть выгоден Тбилиси: разбита армия, которую США снабжали современным оружием, которую обучали американские инструкторы. Формальное признание независимости Южной Осетии и Абхазии, по сути, не изменило ситуацию. Кремль еще и воспользовался моментом: "вы признали Косово – а мы признаем Южную Осетию и Абхазию, а захотим – так еще и Нагорный Карабах признаем". Грузия – не причина обострения отношений между Россией и Западом, но символ этого обострения.

- Понятно, что в политическом смысле войну далеко не всегда начал тот, кто выстрелил первым. А кто начал российско-грузинскую войну?
Виновны и Грузия, и Россия. Здесь - не черно-белая ситуация

- В формальном смысле, скорее всего, войну начала Грузия. На Саакашвили лежит и часть политической ответственности: за проведенное у власти пятилетие он показал себя нетерпеливым политиком, который с легкостью давал обещания и был не слишком озабочен созданием системы мер доверия с мятежными автономиями. Он совершил немало ошибок. Виновны и Грузия, и Россия. Здесь - не черно-белая ситуация. Грузия несет ответственность за то, что ее солдаты вели огонь по мирному населению в Цхинвали. Россия несет ответственность за то, что ее солдаты вторглись на чужую государственную территорию. Вместо того, чтобы работать над разрешением кризиса, Москва провоцировала Тбилиси на войну.

- Ваша книга называется "Холодный мир. Кавказ и Косово". Насколько корректны параллели между этими двумя регионами?

- Такое название книги – не параллель. Скорее, напоминание о том, что, когда Запад признавал независимость Косова, то говорили об уникальности такого случая, а Россия тогда указывала на то, что этот случай станет прецедентным. Я попытался исследовать сходства и различия в косовской и кавказской ситуациях. Есть и то, и другое. Сербия – как и Грузия, как и Азербайджан, как и Молдавия – стремилась сохранить территориальную целостность; а осетины, жители Приднестровья и Карабаха, абхазы – как и албанцы из Косова – стремились к независимости. В каждом конфликте обеим его сторонам не хватало терпения и готовности вести переговоры. И в Косове, и на Кавказе речь шла только об исходе с "нулевой суммой", когда война становится неизбежной. Я беседовал с представителями всех без исключения сторон этих конфликтов, и могу вас заверить: более-менее они руководствуются одними и теми же предрассудками. Некоторую роль сыграл и кое в чем похожий горный темперамент, и сходства в традиционной организации общества. Но главное в другом: перед нами - во всех случаях - области без традиций демократического развития, с долгим опытом государственного подчинения одного народа другому, с недостатком политической толерантности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG