Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способны ли "марши несогласных" превратиться в постоянную форму протеста?


Владимир Кара-Мурза: Милиционеры задержали в пятницу в центре Москвы почти 50 оппозиционеров за попытку проведения несанкционированного Марша несогласных. Госпитализированы пять человек, некоторые из них были избиты милицией при задержании, другим стало плохо уже в МВД. Штрафы грозят всем участникам так называемого Митинга несогласных. В ГУВД сообщили, что проведение этой акции не было согласовано с московской мэрией. В это время на Триумфальной площади проходило другое мероприятие, разрешенное властями - молодежный спортивный фестиваль. Коалиция “Другая Россия” намерена провести следующий Митинг несогласных 31 августа на Триумфальной площади. Ранее оппозиционное движение назначило четыре Марша несогласных на вторую половину 2009 года, все марши пройдут в 31 числа четырех месяцев – июля, августа, октября и декабря. Таким образом оппозиционеры намерены бороться за право граждан на мирные собрания, гарантированные 31 статьей конституции России. О том, способны ли Марши несогласных превратиться в постоянную форму протеста, мы говорим с многократным участником акций непримиримой оппозиции, координатором движения “Оборона” Олегом Козловским. Напомните, какие Марши несогласных вам более всего запомнились?

Олег Козловский: Я участвовал во всех практически Маршах несогласных, которые проходили в Москве и в Петербурге. Я думаю, что больше всего участники запомнили, наверное, тот марш, который был в Москве в 2007 году в апреле, когда, несмотря на запрет полный, как обычно, к сожалению, мы с этим сталкиваемся со стороны мэрии, несмотря на 20 тысяч военных, милиционеров и омоновцев, собранных в Москву, около шести тысяч участников акции смогли пройти по Бульварному кольцу. Многим, наверное, запомнился Марш несогласных в ноябре 2007 года за неделю до парламентских выборов, когда на проспекте академика Сахарова несколько тысяч человек собралось для того, чтобы обсудить ситуацию в стране - это был, наверное, единственный такой глоток свободы для многих из них. Потому что в СМИ практически не обсуждалась политическая ситуация.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, сопредседатель коалиции “Другая Россия”, рассказал о событиях сегодняшнего дня.

Эдуард Лимонов: Видимо, следили или прослушивали телефоны. Где-то без двадцати пять у метро “Кропоткинская” мою машину, за рулем которой был не я, остановили ИБДД и тотчас же подъехал автобус с ОМОНом, толпа оперов и нас вытащили, посадили в автобус, привезли в Хамовническое отделение милиции, составили протокол и в понедельник будет суд. Это статья 20.1 - нарушение митингов и шествий. Мы ничего не нарушали, поскольку вообще ехали в автомобиле. Мы были далеко от Триумфальной площади, почти за полтора часа до заявленных 18 часов.

Владимир Кара-Мурза: А какие формы давления власти практиковали против вас лично за участие в акциях непримиримой оппозиции?

Олег Козловский: Мне знакома эта ситуация, с которой столкнулся Эдуард Лимонов, так называемое превентивное задержание, это сейчас уже устоявшаяся практика, хотя совершенно незаконная. Как-то на один из первых Маршей несогласных в 2006 году мне не удалось попасть, потому что меня задержали еще в метро. Я с несколькими активистами шел, мы несли флаги, разные агитматериалы для акции. Нас задержали сначала для проверки документов, потом сказали, очень часто меняли версии, в итоге сказали, что мы оказались похожи на кого-то, кто накануне совершил ограбление в квартире и даже убийство. Видимо, как считают милиционеры, убийцы на следующее утро после преступления ходят на митинги по традиции заведенной. Естественно через три часа нас отпустили, не составив никаких бумаг, просто сказав, что скажите спасибо, что мы вас так просто отпускаем.
Бывали случаи, когда буквально по дороге за 200-300 метров до акции вдруг просто люди в штатском подбегают, хватают под руки, ничего не говоря, просто утаскивают. После этого составляется протокол, что человек не шел по улице, а он выкрикивал лозунги и не подчинялся требованиям каких-то сотрудников милиции. И даже появляются в судах эти сотрудники милиции, которые первый раз видят обвиняемого, но с большой уверенностью заявляют, что да, я ему говорил, чтобы перестал выкрикивать лозунги. Какие лозунги? Какие-то лозунги он выкрикивал, я уж не знаю, но какие-то лозунги точно выкрикивал и точно не выполнял мои требования. И людям после этого, мне, например, дали 13 суток после такого задержания. Потом через несколько месяцев разобрались: вас неправильно осудили. Отменили это решение. Естественно, таким образом они стремятся акции срывать.

Может быть главное средство, которое применяется для того, чтобы бороться с этими акциями – это запугивание. Каждый раз власти перед такими мероприятиями заявляют, что мы будем действовать жестко, мы ничего не допустим, мы разгоним, всех посадим. И как раз москвичи обычные, которые может быть не готовы, не привыкли к такому обращению милиции, которые не хотят иметь лишних проблем, они отсекаются от акций. И таким образом власти оказывают, что это какая-то жалкая горстка маргиналов, отморозков, молодежи, которой нечем заняться, она ходит на акции, нормальным людям это якобы не нужно.

Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, член бюро федерального политсовета движения “Солидарность”, активист Народно-демократического союза Михаила Касьянова, ветеран первых Маршей несогласных.

Иван Стариков: Это декабрь 2006 года и 16 апреля 2007 года, эти Марши несогласных были наиболее массовыми, тогда в первых рядах были Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов, Гарри Каспаров, Михаил Делягин, Андрей Илларионов и ваш покорный слуга. Помню, был там так же Алексей Навальный, Илья Яшин и другие политики демократического толка. Поэтому успех Маршей несогласных зависит в большей степени от того, какое количество организаций собралось его провести.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG