Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация с правами человека в Ингушетии. Подготовка к Олимпиаде в Сочи. Годовщина войны между Грузией и Россией. Идеализм и прагматизм внешней политики США. "Агония" кавказских моджахедов



Андрей Бабицкий: Нынешним летом стало ясно, что власти не в состоянии снизить уровень насилия в Ингушетии. Количество жертв и нападений неуклонно растет, несмотря на масштабную силовую операцию, которая вот уже полтора месяца идет на территории республики. Рассказывает глава назрановского отделения правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев.

Тимур Акиев: Ситуация не улучшается и становится хуже. Руководитель, исполняющий обязанности президента сказал, что криминогенная тяжелая ситуация в республике. И на расширенном заседании коллегии следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по республике Ингушетия тоже было заявлено о том, что криминогенная ситуация в республике по сравнению с отчетным периодом за прошлый год ухудшилась в процентном отношении почти в два раза. Наши данные статистические тоже свидетельствуют о том, что ситуация в республике ухудшается. Только за прошлый месяц зафиксировано нами 42 случая убийств на территории Ингушетии, из этого количества 12 человек – это мирные люди, 16 человек – сотрудники силовых структур и 14 человек – это так называемые члены незаконных вооруженных формирований. Но опять-таки я должен подчеркнуть, что эти цифры условные, потому что те, кого мы считаем мирными, сотрудники правоохранительных органов записаны, например, в боевики, поэтому наши цифры могут разниться.
В качестве подтверждения своих слов о том, что тех, кого мы считаем мирными, записываются боевиками, я приведу один пример. В прошлый раз я говорил о похищении жителя Ингушетии Албакова Батыра, он был похищен 10 июля из своего дома сотрудниками местных силовых структур, которые заявили родственникам, что Батыр будет доставлен в РОВД Назрановского района. Но как оказалось, туда он не был доставлен и вообще его следы потеряли. Родственники обращались во все силовые структуры, написали заявление в прокуратуру, в нашу организацию, но никто не смог помощь. А 22 июля депутат Госдумы, руководитель спецоперации со стороны сотрудников силовых структур, которая проходит в республике Ингушетия, Адам Демильханов заявил о том, что в результате боестолкновения был убит боевик. Так впоследствии оказалось, что этим боевиком был назван тот самый Батыр Албаков. Причем по тем данным, которыми располагаем мы, Батыр, перед тем, как его убили, был подвергнут пыткам, на теле были следы ожогов, были ножевые раны, левая рука практически наполовину отрезана. Все это зафиксировано, задокументировано. Но тем не менее, официальные лица продолжают заявлять, что этот человек был убит в ходе боестолкновения. Очевидно, что человек, который был похищен силовыми структурами, просто подбросили этот труп и выдали его за боевика. Таким образом очевидно идет борьба с вооруженным подпольем на территории Ингушетии в последнее время. Не знаю, как объяснить, почему такой вал насилия пришелся именно на тот период, когда было совершено покушение на президента Евкурова, но именно с этого момента мы можем говорить о том, что количество преступлений, совершенных в том числе сотрудниками силовых структур на территории Ингушетии увеличилось.

Андрей Бабицкий: В связи с участием сотрудников чеченской милиции в силовой операции на территории Ингушетии наблюдается какой-то рост такого рода случаев?

Тимур Акиев: На сегодняшний день мы не можем говорить о каких-либо других случаях, кроме случаев с Албаковым, потому что к нам не обращались родственники. Если говорить о случае в селении, который имел место в конце июля, когда на окраине села взорвалась машина, и как впоследствии выяснилось, в ней находились четыре человека, их тоже выдали за боевиков, потому что их тоже обвинили в том, что якобы перевозили взрывные устройства и поэтому были уничтожены. К сожалению, родственники этих людей к нам не обращались и на контакт не выходили, поэтому действительно этот факт имел место быть, самоподрыв или там произошло нечто другое.

Андрей Бабицкий: Так называемый черкесский вопрос становится препятствием на пути реализации амбициозных планов российских властей по проведению Олимпиады 2014 года в Сочи. О предыстории проблемы и ее перспективах рассказывает Демис Поландов.

Демис Поландов: Сочинская Олимпиада 2014 года продолжает оставаться одной из важнейших тем российского телепространства. Ближайшие пять лет российские журналисты будут гадать о шансах российской сборной на победу, а экономические эксперты продолжать оценивать эффективность чиновников по освоению бюджетных средств. Куда менее предсказуемый политический аспект будущей Олимпиады. После первой эйфории от победы в конкурсе за проведение престижнейшего спортивного состязания пришло понимание, что есть и серьезные проблемы, которые неминуемо всплывут на поверхность в ближайшее время. В 2014 году исполнится ровно 150 лет после окончания кавказской войны. В 1864 году русскими войсками был проведен торжественный молебен в честь окончания войны в древнем урочище Убыхов, известном сегодня как Красная поляна. Естественно, что у адыгов, потомков коренных жителей этих мест будущее олимпиада вызывает много вопросов и нареканий. Так называемый черкесский вопрос в преддверии игр становится одним из самых острых. Ситуацию комментирует политолог, президент Института восточного партнерства Авром Шмулевич.

Авром Шмулевич: Лучшей вещи для пробуждения черкесского национального сознания российские власти сделать не могли. И не только сам вопрос проведения олимпиады, но и так, как обставлено. То, что принадлежность этих земель черкесам, черкесского населения, которое там живет, полностью игнорируется, то, что все это делается именно в Красной поляне, которая является культовым местом для адыгов с точки зрения истории, с точки зрения национального сознания, это буквально всколыхнуло черкесов и Российской Федерации и главное в диаспоре.
Кроме того, поскольку Сочи с точки зрения стратегической является крайне уязвимым местом, то естественно, различные силы, которые хотят оказать давление, силовое давление, политическое, дипломатическое давление на Россию, они так же начинают концентрироваться вокруг этого вопроса. Сейчас таких силы явно две - это Южная Корея, как ни странно, поскольку Южная Корея надеется перехватить место проведения олимпиады у России, корейская делегация приезжала и в саму Красную поляну. Они очень интенсивно налаживают контакты с черкесками организациями. Второе – это исламисты. Они уже заявляли о том, что собираются проводить теракты в связи с олимпиадой. Это, повторяю, внешние силы. Но черкесское движение с ними пока не очень связано, черкесское общество организуется, исходя из своих соображений. Но, безусловно, чем ближе будет 14 год, тем больше будут накаляться страсти. И Россия необдуманной пропагандистской политикой вокруг этого места создаст очень большие проблемы. Посмотрим, чем они закончатся.

Демис Поландов: В настоящий момент в черкесской среде существуют разные точки зрения на будущую Олимпиаду. Одним из способов примирения рядом общественных организаций предлагается проведение черкесской олимпиады в 2014 году, которая бы приняла эстафету у Лондона и передала бы олимпийский огонь Сочи. На прошлой неделе состоялась итоговая презентация этих черкесских игр в Москве. Многие российские аналитики уже отметили гробовое молчание со стороны власти по этому вопросу. Впрочем, пока власть молчит, представители ряда адыгских организаций весьма скептически отнеслись к черкесским играм. Например, видный общественный деятель Адыгеи, член республиканской общественной организации Адыге Хаса Аскерт Сохт считает проект малоосуществимым.

Аскерт Сохт: Я против какого-то политического насилия, каких-то массовых акций протеста. Проводить или не проводить олимпиаду – это дело государства. Речь идет о гражданской позиции, она состоит в том, что мы, черкесы, на мой взгляд, должны с нравственной точки зрения оценивать эти события и осуждать само проведение этого мероприятия до решения правительства Российской Федерации по существу вопроса. Тем более, что парламент республики Адыгея, парламент Кабардино-Балкарии в 96 году обращались в Государственную думу, приняв соответствующее постановление об осуждении геноцида, но Государственная дума этот вопрос не рассматривала. Я считаю, что мы должны зафиксировать нашу позицию, которая опирается на принципы гуманизма и нравственности. И потому саму черкесскую олимпиаду я считаю попыткой увести от проблематики. По тем комментариям, которые идут вокруг презентации этого проекта, можно сказать, что по существу проблема не решена, потому что самый важный аспект – это финансовый аспект организации этих игр, он не решен. Более того, не до конца понятна сама идеология черкесской олимпиады. Дело в том, что олимпиада – это не узко этническое явление, а это спортивный праздник, который объединяет народы мира, каким образом можно этому явлению придать узкоэтнические рамки, мне непонятно.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG