Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выбор столицы летних Олимпийских игр 2016 года обсуждаем с журналистом-международником, бывшим собкором советского телевидения и радио в Латинской Америке и Европе Игорем Фесуненко


В Рио-де-Жанейро радуются победе в Копенгагене

В Рио-де-Жанейро радуются победе в Копенгагене


Владимир Кара-Мурза: Летние Олимпийские игры состоятся в Рио-де-Жанейро, таковы итоги голосования 121 сессии Международного олимпийского комитета в Копенгагене. Бразильский город выиграл в третьем туре. В первом туре по итогам голосования выбыл Чикаго, во втором Токио, в итоге выбор состоял между Мадридом и Рио-де-Жанейро. Голоса распределились следующим образом: за столицу Испании проголосовали 32 человека, за бразильский мегаполис 66 человек. Напомним, что перед началом голосования фаворитом считался Чикаго, кандидатуру которого представлял сам президент США Барак Обама. Столь сенсационный выбор столицы летних Олимпийских игр 2016 года мы обсуждаем с журналистом-международником, бывшим собкором советского телевидения и радио в Латинской Америке и Европе Игорем Фесуненко. Стало ли для вас неожиданностью то, что летние Олимпийские игры 2016 года состоятся в Рио-де-Жанейро?

Игорь Фесуненко: По большому счету ничего неожиданного в этом нет, потому что давно пришло время, в этом смысле бразильская делегация была права и президент Бразилии был прав, когда говорил, что пришло время расширить географию олимпиад и приобщить Южную Америку к этому святому делу. Самое главное сенсацией было не это, а колоссальное крушение Чикаго в первом туре - вот это я бы назвал самой главной сенсацией.

Владимир Кара-Мурза: Николай Долгополов, заместитель главного редактора «Российской газеты», вице-президент Международной организации спортивной прессы, сам присутствует на месте событий.

Николай Долгополов: Победа Рио меня вовсе не удивляет. Я был в шоке, услышав, что в первом туре выбыл из игры Чикаго. Никогда за те годы, что я бывал на олимпийских конгрессах, это далеко не первый мой конгресс, на выборах - это далеко не первые выборы, делегация такой мощной страны, как Соединенные Штаты, не выглядела столь слабо. Что это была за презентация? Я скажу, что это была просто презентация на ноль. И сокрушительный проигрыш Чикаго, конечно же, стал для многих неожиданностью. Жалко было немножко Токио, у них была очень приятная презентация, била на слезы, действительно кое-кто пустил слезу из журналистов - это было очень интересно. Впервые претендует на первенство не Пеле, который, кстати, здесь был и очень хорошо себя вел, общался с нами, журналистами, а страна Южной Америки. Мы нейтральные спокойные обозреватели, мы ни за кого не болели, хотя предсказывали победу Рио.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, готов ли Рио-де-Жанейро к приему столь масштабных игр, как Олимпиада 2016 года?

Игорь Фесуненко: Может быть сегодня - завтра он не совсем готов, но в принципе потенциальные возможности этого города и его спортивных руководителей, не только спортивных, административных, городских властей вполне обеспечат. Впереди еще целых 9 лет. Не говоря уже о том, что за два года до олимпиады там, в Бразилии, в частности, в Рио-де-Жанейро пройдет и Чемпионат мира по футболу - это будет грандиозное, нечто вроде генеральной репетиции. К тому времени будет масса стадионов, так что, я думаю, тут никаких проблем нет. Что касается спортивной инфраструктуры, там будет все в порядке.

Владимир Кара-Мурза:
Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы, бывший главный редактор журнала «Америка», передает из Чикаго.

Константин Боровой: Соединенные Штаты достойны были бы стать столицей Олимпиады, они очень волновались. Я сейчас в Чикаго, и Чикаго очень расстроен, тут подготовлены были торжества, которые сейчас, видимо, проводиться не будут в связи с проигрышем. Стадион здесь готов очень красивый, на котором должны были бы открываться Олимпийские игры. Я болел за Чикаго. Но это дело спортивное, тут расстраиваться из-за такого повода нельзя. В следующий раз будет Чикаго.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. Знаете, я вообще-то не хотел на эту тему говорить, но, понимаете, меня очень сильно огорчило то, что такую поездку совершил Обама. У меня в свое время был очень хороший знакомый, прекрасный руководитель, он говорил, что он обычно никогда на совещаниях не выступает в холостую. Он выступает только тогда, когда подготовлен вопрос, он со всеми говорит, обсуждает, и когда он выступает - это обычно на сто процентов срабатывает. Вот Обама здесь выступил несколько не в таком духе.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете, что Путин в Гватемале был более успешен, чем Обама в Копенгагене?

Игорь Фесуненко: Я не видел выступление Обамы в Копенгагене, видел выступление Путина в Гватемале. Не могу, честно говоря, сказать, в чем тут причина. Обама прекрасный оратор - это все знают, прекрасно держится, умеет донести мысль до любых слушателей. Наверное, действительно прав был Долгополов, который сказал, что плохо был подготовлен заявочный материал, и презентация была слабенькая. А кроме того, мне трудно сказать, я не знаю, какая атмосфера, какие настроения бушуют в глубоких недрах МОК, может быть там действительно блуждают антиамериканские отношения. Но это мое предположение, которое ни на чем не основано, скорее на какой-то интуиции.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Игорю Фесуненко. В нашумевшем фильме «Генералы песчаных карьер» по роману Жоржа Амадо показана ужасающая детская беспризорность в Бразилии и на ее основе большое количество преступных молодежных банд. Несмотря на то, что Бразилия входит в четверку стран БРИК, Бразилия, Индия, Россия, Китай, проблема детской беспризорности и молодежной преступности в Бразилии так же, как и в России, не решена. Поэтому Рио-де-Жанейро, несмотря на все его прелести, там очень большая молодежная преступность. Вот у меня вопрос: каким образом Бразилия будет решать этот вопрос, так же как в Москве в 1980, выселят весь нежелательный элемент и сделают Рио-де-Жанейро на время олимпиады закрытым городом?

Игорь Фесуненко: Я хочу сказать уважаемому слушателю, он совершенно прав. Действительно, Рио-де-Жанейро, как и многие другие столицы латиноамериканские, насыщен преступностью по самое, как говорится, не могу. Это один из самых тяжелых городов для туристов, для иностранцев, да и для собственных граждан. Но, во-первых, как будет бороться с преступностью на время олимпиады и как будут решать проблемы городские власти - это вопрос к ним, конечно. Но воспользоваться опытом московской олимпиады, когда всех людей сомнительного поведения, девиц легкого поведения просто выслали за 101 километр, в Рио это не возможно. Тогда просто придется очищать гигантские районы, нищие районы, где живет этот люмпен-пролетариат. Это исключено совершенно и, разумеется, этого никто не будет делать. В общем-то преступность действительно велика, но нападают на одиночек, на людей, которые идут, где-то гуляют в глухих местах. Недавно немец-одиночка, который решил влезть на знаменитую гору к статуе Христа, его избили, отобрали камеру и изуродовали. Но не надо ходить в одиночку, не ходить ночью. Я помню, на меня напали на Копакабане двое мальчишек, потому что пошел дождь, и я пошел не по тротуару, где все люди ходят, а стал бежать между домами, где никого не было, и двое мальчишек подскочили ко мне, стали требовать деньги, угрожая ножом. Я зонтиком трахнул одного по голове, другой у меня порвал карман. Они убежали, все обошлось. В общем как будут решать эту проблему городские власти Рио-де-Жанейро, они будут думать, это их проблема. Наводнят, очевидно, город полицией, туристов и спортсменов будут возить на автобусах. Так или иначе, не думаю, что эта беда, присущая Рио-де-Жанейро, может испортить настроение спортсменам и болельщикам.

Владимир Кара-Мурза: Адвокат Юрий Иванов, бывший зам главы думского комитета по конституционному законодательству, так же опасается сложной криминогенной обстановки.

Юрий Иванов: Кое-какие сомнения по поводу преступности. Насколько мне известно, Рио-де-Жанейро достаточно сложный город с этой точки зрения. Наверное, соберут полицию, армию и загонят криминалитет на окраину. Для меня важнее всего ответ на такой вопрос: решение Рио-де-Жанейро было принято народом, было принято на демократической основе? То есть народ и его депутаты, полномочные представители приняли это решение или это какой-то нагловатый царек под холуйские вопли своей челяди единолично решил, что будет проводиться олимпиада. К сожалению, у нас в России решение об олимпиаде принималось без народного волеизъявления, без позиции депутатов, в думе ничего не обсуждали, а так вдруг оказалось, что национальный лидер, он у нас по совместительству пан Спортсмен номер один. Надеюсь, что в Бразилии выдвижение на проведение олимпиады происходило по другим принципам по сравнению с нашей Россией.

Владимир Кара-Мурза: Каков в Бразилии механизм выдвижения городов в кандидаты на столицу олимпиад?

Игорь Фесуненко: Я должен сказать, что опасения уважаемого слушателя совершенно напрасны. Все то, что он говорил о Бразилии, ошибочные впечатления. Бразильцы поддержали подавляющим большинством голосов и жители в стране целом, и жители Рио-де-Жанейро в особенности это решение поддержать олимпиаду. Дело в том, что сегодня три часа назад я смотрел прямую трансляцию из Копенгагена, по каналу «Евроньюс» трансляция шла параллельно из Копенгагена, включали Рио-де-Жанейро. В тот момент, когда господин Рогге открывал конверт, показывал Рио-де-Жанейро, там на знаменитом пляже Копакабана, где происходят все торжества, где народ любит отмечать карнавалы, национальные праздники, там собралось более ста тысяч человек, может быть и больше. Как минимум два полных стадиона «Лужники» там были. И был энтузиазм, не какая-то оплаченная публика организованная, а это был действительно народ. Они все совершенно точно, совершенно четко эторадостно поддержали.

Владимир Кара-Мурза: От всех стран участниц претендентов приезжали президенты. А какую роль, по-вашему, сыграло присутствие Пеле?

Игорь Фесуненко: Пеле, он вечный кумир, насколько я знаю, я познакомился с Пеле в начале 60, когда он был уже известным, но только двукратным чемпионом мира, потом стал трехкратным. Пеле кумир, он царь, король, лучший спортсмен всех времен и народов. И конечно, авторитет Пеле всегда работает, всегда играет на победу тех идей, которые Пеле защищает. Так что, я думаю, что правильно сделали бразильские руководители, что пригласили его в состав делегации. И кстати, трансляция, о которой я упоминал, из Копенгагена было видно, как живо он реагировал, и как потом буквально рыдал на плече, обнимаясь с президентом, и потом еще не были вытерты слезы, он так же радостно, ликуя, обнимал и Рогги.

Владимир Кара-Мурза: А каков сейчас политический режим в Бразилии?

Игорь Фесуненко: В Бразилии сейчас демократический. Дело в том, что когда я там работал, это были 60 годы прошлого столетия, там была военно-фашистская диктатура, антисоветская, антикоммунистическая, зависимая от Вашингтона. Так продолжалось до 1985 года, когда генералы рухнули, ушли в отставку, и в стране воцарился нормальный демократический режим, свободные выборы, конкуренция политических партий, политических сил, выборы на уровне главы государства, выборы на уровне губернаторов регионов. В общем и нынешний президент человек из рабочей среды, бывший профсоюзный деятель, очень близок народу, очень популярен, он уже второй срок у власти. Так что с политической точки зрения это решение только укрепит хороший демократический, с точки зрения наших современных представлений, режим, которые, кстати, очень теплые отношения наладил с нашей страной, у нас прекрасные отношения, развиваются экономические связи, туризм, все, что угодно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Чисто по-человечески я болел за Испанию, потому что по часовым поясам нам удобнее было бы смотреть. А вопросу меня такой: сыграло ли против Америки то, что олимпиада в Атланте была проведена не очень на высоком уровне и вообще экономическое, то, что творится в системе экономики Америки?

Владимир Кара-Мурза: По-моему, американцы достойно проводили последние олимпиады.

Игорь Фесуненко: Американцы проводили все олимпиады очень неплохо, безусловно. А сыграл ли какую-то роль экономический кризис и что там было в головах у членов МОК - это никто сказать вам не может. И я не берусь гадать и строить какие-то предположения, уважаемый слушатель. Я думаю, что руководствовались они, как правило, чисто спортивными соображениями, соображениями логики. Ведь всем было известно, что в Европе только что проходили олимпийские игры, поэтому Мадрид отвалился, Токио отпало, потому что потому что только что была олимпиада на азиатском континенте в Корее и в той же Японии. Почему завалили Чикаго, я сам считал Чикаго одним из главных конкурентов. Я, кстати, из этих четырех городов в трех был, я очень хорошо знаю Рио-де-Жанейро, Мадрид и Токио. Почему завалили Чикаго, я не знаю, тут можно гадать, предполагать, что угодно, но я ответ не берусь дать достаточно логичный.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Это, конечно, не Рио-де-Жанейро, я имею в виду Сочи. Как думает Фесуненко, в смысле подготовки проведения олимпиады, Бразилия справится, будут у них такие проблемы, как у нас в Сочи?

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, Игорь Сергеевич участвовал у нас в передаче, посвященной Сочи.

Игорь Фесуненко: Да, я уверен, что бразильцы с этим делом справятся хотя бы потому, что до будущей олимпиады у них за два года будет чемпионат мира по футболу, во-первых. Во-вторых, зная хорошо Бразилию, мало того, что пять лет работал, потом много раз возвращался, сейчас последний раз был в 21 веке, я знаю что, когда надо, они могут взяться и сделать, что угодно. Что касается нашей олимпиады в Сочи, мне с самого начала не нравилась эта идея, и я сейчас считаю, что особенно в условиях кризиса вся эта возня вокруг Сочи и вбухивание туда огромных денег - это далеко не самая удачная ситуация с экономической и с любой точки зрения. И вообще парадокс: проводить зимнюю олимпиаду в субтропическом городе, мне кажется, невероятная история.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня вопрос господину Фесуненко в связи с тем, помянули Сочи, какой смысл этого мероприятия олимпийских игр? Политический смысл, экономический, культурный, спортивный, что сейчас, как он смотрит на олимпийские игры?

Владимир Кара-Мурза: Как влияет на инфрастуктуру города принимающего олимпиаду?

Игорь Фесуненко: Мне не хотелось бы обсуждать олимпийские игры в Сочи, я свое отношению к этому высказал, я считаю, что напрасно совершенно ввязались в эту драку. Мы сейчас обсуждаем олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Но в принципе я могу сказать, что олимпийские игры, будь это зимние, будь это летние, но в первую очередь летние, они всегда играют колоссальную роль в пропаганде достижений той или иной страны, в улучшении, в укреплении имиджа. На олимпийских играх страна может хорошо заработать, если хорошо организует, солидные средства. Потом многие годы будут вспоминать болельщики, которые приезжали на эти соревнования, будут вспоминать не только рекорды, но будут вспоминать этот город, его граждан, атмосферу, которая там сложилась. Как сработала на имидж Китая последняя олимпиада, то же самое будет в Рио-де-Жанейро, я не сомневаюсь в этом.

Владимир Кара-Мурза: Мы знаем, что вы сторонник того, чтобы спорт был вне политики. Как, по-вашему, какую роль сыграла Олимпиада -80 в судьбе Советского Союза?

Игорь Фесуненко: Да, спорт должен быть вне политики, но Олимпиада-80 сыграла очень большую роль в политизации нашего общественного мнения. Я это очень хорошо помню, потому что я работал на этой олимпиаде, очень много видел, был политическим обозревателем, активно участвовал в освещении Олимпийских игр. Наша страна была максимально закрыта. В послевоенной истории 20 века у нас было два таких события, которые нас всколыхнули и приобщили к другому миру, скажем, так. Первое событие – фестиваль молодежи 57 года, который потряс всю страну, а второе событие – это была Олимпиада. И дело не только в том, что мы увидели свободных, красивых, сильных, раскрепощенных людей, я имею в виду не только спортсменов, но и любителей спорта, которые приезжали. Даже вплоть до мелочей, вплоть до того, что мы увидели какие-то, то, что молодежь сейчас увидит и просто не поверит, но в то время для наших людей было каким-то потрясающим открытием увидеть эти самые пластиковые упаковочки для кефира, йогурта, манера подавать сэндвичи, автоматы, которые выдавали бутылки с «Кока-Колой» и так далее. Олимпиада была вторым шагом, который открыл нашим людям окружающий нас мир. И в этом было тоже ее большое значение.

Владимир Кара-Мурза: А как вы объясняете, что даже присутствие Хуана-Антонио Самаранча не помогло кандидатуре Мадрида?

Игорь Фесуненко: Я думаю, что, конечно, Самаранча жалко, потому что в таком возрасте вряд ли доживет до следующей олимпиады. Я Самаранча искренне сочувствую, очень уважаю и даже люблю этого человека. Но от, что Мадрид был завален, ну куда же деваться, только что там Барселона была, сейчас будет олимпиада в Лондоне, вслед за лондонской тут же пойдет мадридская. Это вопреки всем традициям и не писанным, но свято уважаемым правилам.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, подошел к делу с эстетической точки зрения.

Александр Дугин: Рио-де-Жанейро - это самый главный город мира, потому что лучше, чем латинский джаз просто ничего не существует. Есть такой Антонио Карлос Зубин, бразильский композитор, который написал самые гениальные музыкальные произведения в мировой истории. Поэтому Рио-де-Жанейро - лучше выбора для столицы олимпийских игр 16 года не найти. Латинская Америка станет самостоятельным геополитическим поясом вместе с черной Африкой. Надо праздновать олимпиады в Сочи, в Рио-де-Жанейро, в Каракасе, в Триполи, в великих столицах нового мира, а старый мир надо давно закрыть.

Владимир Кара-Мурза: Насколько развит Рио-де-Жанейро с индустриальной точки зрения, какой там уровень жизни?

Игорь Фесуненко: Если мы будем очень хорошо работать, то где-нибудь лет через 30-40 мы поднимемся до такого уровня жизни, который присущ среднему жителю Рио-де-Жанейро. Хотя понятие среднего жителя очень условно, потому что там и грандиозные многотысячные кварталы нищеты, есть там и олигархи, есть там что-то напоминающее московскую Рублевку. Но что очень важно - разрыв между самым богатым и самым бедным гораздо меньше, чем в Москве, средний класс там существует. И как раз основная масса Рио-де-Жанейро тот самый средний класс, который мы никак не можем создать в России вообще и в Москве, в частности. Уровень промышленного развития очень высок, мы можем когда-нибудь научимся делать такие хорошие телевизоры как делают бразильцы, машины мы никогда не научимся делать такие, какие производят в Бразилии. Бразилия - это машиностроение, это электронное оборудование, это мощный морской порт. Бразилия - это развитый современный город.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от Валерия Аркадьевича.

Слушатель: Добрый день. Конечно, за Бразилию, с одной стороны, можно порадоваться, а с другой стороны, дай бог, как говорится. В конечном итоге, я думаю, со мной согласятся, либо поспорим, вся организация олимпийских игр частные проекты, это голый бизнес, причем, не взирающий на то, что конкретно в данном городе, сколько среднего класса, сколько не средний, сколько уровень молодежной преступности. Главное организовать процедуру бизнеса после олимпиады и вложений денег. Яркий пример тому сочинская. При наплевательском отношении ко всему народу затевать такое можно только либо от глупости, либо от алчности.

Владимир Кара-Мурза: Насколько коммерициализировалось олимпийское движение?

Игорь Фесуненко: Тут я не берусь, честно говоря, судить, я не берусь себя считать каким-то специалистом или знатоком секретов олимпийского движения. Так, на уровне рядового любителя спорта, человека, который следит за спортивными достижениями, за спортивной стороной олимпиад, я могу в принципе согласиться с тем, что сказал позвонивший слушатель. Конечно, олимпиада - это бизнес и никто с этим спорить не будет, так же как бизнесом стал футбол и чемпионаты Европы, все это правильно. Конечно, есть масса людей, масса политических сил, которые, как мы бы сказали, наваривают на этом, зарабатывают огромные деньги. Это с одной стороны. Но с другой стороны, олимпиада - это радость для людей, это радость для спортсменов, это возможность увидеть выдающиеся достижения рекорды - это тоже никуда не денешь. Нельзя, чтобы темная сторона бизнеса закрывала светлую сторону чисто спортивного значения, чисто спортивных рекордов олимпиад.

Владимир Кара-Мурза: Александр Ратнер, главный редактор журнала «Олимпийская панорама», член пресс-комиссии МОК, разделяет выбор Международного олимпийского комитета.

Александр Ратнер: С самого начала считалось, что если есть некая историческая справедливость, то должен выиграть Рио-де-Жанейро. Наверное, члены МОК выбрали так, значит они считают, что лучший выбор, плюсов больше. И главный плюс, что международное олимпийское движение открывает новый континент, там 400 миллионов людей население. Так что для будущего это, наверное, правильное решение.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Геннадий Григорьевича.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы поделиться: Олимпиада в Сочи - это детище Путина. Принято то, что в Америке и в других западных странах, что президент должен оставить след, чем-то отличиться, чтобы его помнили. И поэтому Путин затеял олимпиаду в Сочи.

Владимир Кара-Мурза: Мы знаем, что у нашего экс-президента есть шанс быть в 2014 году опять президентом. Как по-вашему, есть ли какая-то политическая корысть у Лула да Силва?

Игорь Фесуненко: Я не знаю, потому что каждый президент человек, и каждый человек в какой-то степени может быть честолюбив и мечтает о чем-то высоком. Как правильно сказал предыдущий слушатель, оставить о себе память, какой-то памятник воздвигнуть нерукотворный. Может быть Лула это волнует. Но дело в том, что скоро уйдет, он отработал свое, он не может оставаться бессрочно у власти. И к моменту олимпиады он не будет президентом. Но сохранить о себе память как о человеке, который способствовал тому, что в Рио-де-Жанейро, на бразильской земле состоялась первая олимпиада в Латинской Америке - это действительно он сделал доброе дело. Я его поздравляю, как и поздравляю всех бразильцев. Вообще Рио-де-Жанейро очень хорошо подходит для олимпиады и по обилию сооружений, и по тому, что водные виды спорта, все эти гонки, яхты, тоже будут проходить в этом городе, не надо уезжать в другие места, как у нас было, когда Олимпиада проходила в Москве, а где-то в Таллине надо было гонять бедных гребцов.

Владимир Кара-Мурза: Александр Осовцов, бывший директор программ фонда «Открытая Россия», не рассматривает случившееся как поражение США.

Александр Осовцов: На мой взгляд, это не поражение Обамы, Чикаго не получил Олимпиаду, не более того. Но Олимпиада состоится, бог даст, в Рио-де-Жанейро, вряд ли через 4, но через 8 лет она будет и в Чикаго. У Обамы есть более сложные сущностные и масштабные задачи, с которыми он пока справляется, на мой взгляд, хуже чем с промоушеном Чикаго в качестве олимпийском столицы.

Владимир Кара-Мурза:
Был ли, по-вашему, ошибкой бойкот лос-анжелесской Олимпиады 1984 года со стороны социалистического лагеря?

Игорь Фесуненко: Я считаю, что, конечно, было ошибкой, но это была ошибка в ответ на ошибку, которую в свое время учинили наши тогдашние противники по холодной войне. Ведь был бойкот, сейчас многие не помнят, но целый ряд ведущих держав бойкотировали игры 80 года в Москве. Мы бойкотировали игры в Соединенных Штатах. Я считаю, что и тот, и другой случай были грубым нарушением олимпийского духа, олимпийской хартии и никогда не нужно бойкотировать олимпийские игры во имя каких-то политических целей, ситуаций. У нас много в то время совершалось подобных ошибок. Я могу вспомнить, как мы лишили нашу команду возможности участвовать в чемпионате мира по футболу, потому что не захотели играть с чилийцами, потому что там у власти Чили стоял Пиночет и надо было ехать в Чили играть нашей сборной. Все это ошибка, надо спорт держать как можно дальше от политики.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Вячеслава.

Слушатель: Я вопрос хотел задать Игорь Фесуненко. У меня тоже в Бразилии много друзей, а интересно, это будут летние олимпийские игры, а у нас в это время будет в России зима – это правильно?

Владимир Кара-Мурза: Так же было когда-то, когда в Мельбурне были Олимпийские игры.

Игорь Фесуненко: Еще неизвестно, в какое именно время года будут они. Дело в том, что в Бразилии, если проводить игры во время бразильского лета, когда у нас зима, в январе-феврале - это будет пытка для всех спортсменов. Лучше проводить, когда будет в Бразилии поздняя весна, в районе апреля-мая, когда будет переход к бразильской зиме. Даже в бразильскую зиму удобно проводить олимпийские игры, потому что все равно погода более-менее нормальная, ниже 12 градусов температура не опускается.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, чем объяснить экономический взлет Бразилии в последнее время, что она вошла в четверку стран БРИК?

Игорь Фесуненко: Я думаю, главная причина в демократизации этой страны, раскрепощение ее творческих сил, в том числе раскрепощение бизнеса, которое насупило после 85 года, когда генеральская хунта или генералы, которые сменяли друг друга у власти, просто передавали друг другу власть, вынуждены были уйти, и страна встала на рельсы общепринятых конституционных норм. Сейчас Бразилия по своей сути политической ничем не отличается от стран Западной Европы, такие же там процессы, такие же выборы, такая же политическая борьба. И в то же время та же коррупция, проблемы есть, ничего не идеализирую. Но главная причина того, что она так быстро развивается – это демократизация страны, возможность всем, в том числе и бизнесменам бизнесу раскрыть свои способности, свои возможности.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня, несомненно, радуется весь латиноамериканский континент. Как по-вашему, какие страны этого континента могли бы стать потенциальными столицами зимних или летних олимпиад, а каике страны все больше скатываются на положение государств-изгоев?

Игорь Фесуненко: Я думаю, что вполне возможно можно было провести олимпийские игры после определенной подготовки в столице Мексики Мехико - этот город принимал дважды чемпионат мира по футболу. Разумеется, Аргентина могла бы организовать нечто подобное. Возможно, Венесуэла. Что касается насчет государств-изгоев, я не знаю кроме пока каких-то Центральноамериканских стран. Конечно, там разные ситуации, разные проблемы возникают, но это серьезный вопрос и сейчас в программе, которая посвящена олимпийским играм, начинают анализировать подробно, Венесуэла, Эквадор, мы уйдем слишком далеко в сторону. Я могу бы это сделать, я занимаюсь Латинской Америкой, но боюсь, что это отвлечет слушателей от основной темы.

Владимир Кара-Мурза: На ваших глазах прошла масса спортивных соревнований, чей опыт вы посоветовали бы взять на вооружение властям Рио-де-Жанейро?

Игорь Фесуненко: Опыт Китая может быть прежде всего, может быть в какой-то опыт Москвы 80 года, но не в той степени, как говорил, когда мы высылали из Москвы всех неугодных властям лиц. Но организованы наши игры были неплохо. В общем-то подавляющее большинство олимпийских хорошо организуются, случаи провалов очень редки. Так что, я думаю, пока что Китай является образцово-показательным в этом смысле примером.

Владимир Кара-Мурза: Петр Федоров, журналист-международник, в 2001-2009 годах руководитель русской службы «Евроньюс», рад за всех латиноамериканцев.

Петр Федоров: Я думаю, это победа Латинской Америки. Вообще Латинская Америка переживает очень интересный момент. И не только потому, что она полевела, а потому что невозможно победить историческую тенденцию, а историческая тенденция как раз в пользу Латинской Америки без сильного американского влияния. А то, что в Латинской Америке впервые в истории олимпийских игр пройдет олимпиада, на мой взгляд, замечательная победа всего человечества, если хотите, победа спорта. И Обама умный, даже мудрый человек, я думаю, что он так это и расценит. Если бы я выбирал между Чикаго и Рио-де-Жанейро, я бы не только из-за Остапа Бендера, а скорее просто из-за любви к латиноамериканскому темпера метру, погоде выбрал сам бы обязательно и непременно Рио-де-Жанейро.

Владимир Кара-Мурза: Все запомнили, что в прошлом году олимпиада в Пекине была донельзя политизирована, особенно церемония ее открытия, хотя у нас произошла трагедия в южной Осетии и внимание было отвлечено. Особенно это заметно, что в Китае отмечают 60-летие своей государственности социалистической. Как по-вашему, будет ли свободна от политики Олимпиада в Рио-де-Жанейро?

Игорь Фесуненко: Когда я говорил, что надо брать в пример олимпиаду пекинскую, я имел в виду чисто спортивную организацию соревнований. Там не будет никакой политизации, потому что там сильно раздроблено общество, там масса настроений, никто не позволит политизировать во имя какой-то одной идеи капиталистической, коммунистической, социалистической, демократической, какой бы то ни было, нет, там все будет нормально, я в этом не сомневаюсь.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, какие виды спорта наиболее выигрышно бы смотрелись на фоне пейзажей Рио-де-Жанейро, и какие виды спорта за это время как балласт накопились в летнем олимпийском движении?

Игорь Фесуненко: Это серьезный вопрос, нужно тут много думать, анализировать. Конечно, прекрасно будут смотреться на фоне Рио-де-Жанейро состязания яхтсменов, водные виды спорта на фоне этих чудесных гор. Разумеется, футбол будет интересен, легкая атлетика, там прекрасные спортивные залы, где будут играть и волейболисты, и баскетболисты. Сами бразильцы, кстати, в этих видах спорта добились больших успехов. Вообще я должен сказать, что в Рио-де-Жанейро очень большое внимание люди, простые люди без всякой подсказки властей муниципальных или каких бы то ни было, уделяют спорту. Там масса людей бегает, там массовые сеансы фитнеса на пляже океанском. Там в этом городе, я редко где видел, созданы специальные велосипедные дорожки, вы можете ехать 15-20 километров на велосипеде по специальной дорожке, не рискуя столкнуться с автомобильным транспортом, пересечь железнодорожную или троллейбусную линию. Так что в этом смысле вообще спорту уделяют большое внимание и власти, и сам народ с радостью вообще занимается какими-то спортивными упражнениями на уровне домов, дворов, как мы бы сказали, в свободное от работы время. Так что олимпиада будет способствовать дальнейшему стимулированию этих настроений, этого доброго хорошего отношения к спорту.

Владимир Кара-Мурза: Все мы помним, что во время московской Олимпиады 80 года соревнования по футболу велись в Ленинграде, Киеве и Минске, по яхтам в Таллине. Посоветовали бы властям Рио-де-Жанейро децентрализовать Олимпиаду 2016 года, чтобы охватить как можно больше, возможно, жителей Бразилии?

Игорь Фесуненко: Я думаю, что это будет сделано. Там есть прекрасные спортивные сооружения, я уже не говорю о том, что там есть два десятка вы высококлассных футбольных стадиона, учитывая чемпионат мира по футболу, который будет проведен за два года до олимпиады. Так что стадионов там будет более чем достаточно. Я уверен, что какие-то состязания, предварительные игры футбольные, еще какие-то другие вполне могут быть вынесены в такие города как Сан-Паулу.

Владимир Кара-Мурза: Любители спорта примеряют на себя эту Олимпиаду 2016 года, которая состоится только через 7 лет, и уже мечтают поехать в Бразилию. Какие бы вы посоветовали посмотреть достопримечательности, какова транспортная инфрастуктура этой страны?

Игорь Фесуненко: В Рио-де-Жанейро основной вид передвижения между разными городами - это самолеты страна гигантская, страна, сопоставимая самыми крупными державами по территории. Второй вид - это автобус, третий вид - это железнодорожный транспорт, который развит там, как ни странно, довольно слабо. Посмотреть там, уж где-где, а в Бразилии есть что посмотреть. Это, во-первых, Амазония, гигантский девственный лес, это водопады, один из трех знаменитых водопадов на границе Аргентины, Бразилии и Парагвая. Потрясающее зрелище. Есть выдающиеся сооружения средневековой архитектуры, барокко, есть замечательные природные заповедные по дороге на юг. Есть поселки с немецкой архитектурой, немецким населением и немецким языком. Есть русские села, есть украинские села. Есть итальянские кварталы, есть японские. Очень много интересного в стране. Поразительная страна, я ее знаю, извините, даже лучше, чем Россию, я ее объездил вдоль и поперек и наслаждаюсь, восхищаюсь. Самое главное, что мы до сих пор не сказали, бразильцы очень гостеприимные люди, они очень хорошо относятся к иностранцам, к туристам, просто к гостям. И конечно, гости Олимпиады будут встречены очень хорошо, я в этом не сомневаюсь.

Владимир Кара-Мурза: Говорят, что там вместо бензина используют тростниковый спирт?

Игорь Фесуненко: Совершенно верно. Там была попытка, правда, она не увенчалась полным успехом, но была попытка перевести автомобильный транспорт на спирт, потому что в Бразилии это движение началось лет 30-40 назад и были сделаны серьезные инженерные разработки, значительная часть автомобильного транспорта была переведена на двигатели, которые работали на спирту, а дело в том, что нефти Бразилии очень сильно не хватало, а спирт можно было изготавливать, растительный спирта, этого добра в Бразилии хватит на весь мир. Но потом одумались и сейчас, по-моему, этот проект не форсируется. А так, помню, было очень смешно, я в одну из поездок, в начале 80 годов я туда приезжаю, сажусь к другу в автомобиль, а там несет спиртом, водкой. Я говорю: ужас, ты пьяный? Нет, это горючее. Я представляю себе, что если подобное мы бы попытались внедрить в нашей стране, что бы это было.

Владимир Кара-Мурза: В ваших словах чувствуется неподдельная любовь к Рио-де-Жанейро. Судя по всему, этот город на ближайшие 7 лет превращается в одну огромную строительную площадку и будут снесены какие-то старые, отсталые кварталы. Как по-вашему, принята ли в Бразилии общественная дискуссия на эту тему, которой так не хватает в олимпийском Сочи?

Игорь Фесуненко: Вряд ли там будут сносить какие-то старые памятники, бразильцы лучше, чем мы, относятся к своей истории. В Бразилии немыслимо сооружение 400-метровой башни, которую «Газпром» пытается водрузить с помощью госпожи Матвиенко в Петербурге. В Бразилии немыслимо такое отношение к старым памятникам, какое мы сейчас наблюдаем в Москве. Нет, там достаточно уважительно относятся к своей архитектуре, к своей традиции, к своей истории. А сооружать действительно будут много. Там много территории, будут выносить за город, если надо, ипподромы, стадионы, площадки. Там территории хватает. Это, кстати, одна из проблем, и проблем, которая будет немножко усложнять течение олимпиады, что многие объекты спортивные будут разбросаны достаточно далеко, отделены горами друг от друга, от олимпийской деревни, которую, разумеется, будут строить за городом. Но там сейчас достаточно хороша развита дорожная сеть, горы прорезаны туннелями. Я думаю, это будет развиваться и дальше, автомобильное сообщение в рамках самого города. Так что, я думаю, эти проблемы будут более-менее успешно разрешены.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, сегодня закончилась 121 сессия Международного олимпийского комитета в Копенгагене, впервые из таких уважаемых стран как Чикаго, Токио, Мадрид был избран Рио-де-Жанейро. Станет ли это тенденцией международной и насколько она прогрессивна?

Игорь Фесуненко: Я, конечно, не могу поручиться за то, какова будет политика МОК в каком-то более-менее отдаленном будущем, но, выражаясь нашим старым добрым политическим языком, этот шаг был сделан в правильном направлении. Я уверен, я думаю и у меня практически нет сомнений, что примерно так тенденции основные в том, что касается выбора олимпийских площадок, они будут и дальше идти, члены МОК по пути расширения географии.

Владимир Кара-Мурза: Тяжело ли сказались опубликованные сегодня результаты первого года экономического кризиса, в частности, фигурирует Бразилия, почему не так глубоко затронул эту страну международный экономический кризис?

Игорь Фесуненко: Бразилия немножко на отшибе живет, кризис сильнее затронул Америку, Европу и Россию. В меньшей степени, заметьте, Китай затронут кризисом. Может быть потому что Бразилия не так сильно связана нитями торговых связей с Европой, с Америкой, с нами. Немножко она замкнута. Конечно, они торгуют, общаются, капитал функционирует. Но они действительно гораздо легче переживают и быстрее выйдут из кризиса, я в этом не сомневаюсь. Во всяком случае, экономический кризис не помешает подготовке к олимпиаде, тем более до нее столько времени.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня исторический день в истории Бразилии, в истории Рио-де-Жанейро. Что бы вы пожелали своим друзьям по ту сторону океана, которые теперь будут ожидать с нетерпением Олимпиады летней 2016 года?

Игорь Фесуненко: Я бы им пожелал того, что они всегда желают себе, встречая Рождество 25 декабря, или когда они отмечают другие праздники, чтобы всегда было голубое небо над головой, чтобы всегда были любовь и счастье, доверие между людьми. Это их национальная традиция, это люди очень доброжелательные, люди, которые умеют жить в согласии, в гармонии. Будем надеяться, что именно эти настроения отметят Олимпиаду, которая придет на эту землю.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG