Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему ижевская милиция добивается от свидетелей ложных показаний


Надежда Гладыш: Подписать показания, написанные не им и содержащие сведения, которые он не сообщал, – такое предложение получил житель Ижевска Алишер Маметов в учреждении, которое он даже не мог идентифицировать. Туда его привезли в наручниках, с надетым на голову черным пакетом. Алишер стал крайне неудобным для милиции свидетелем в деле, получившем недобрую огласку. 4 июля сего года в главном торговом павильоне Центрального рынка города Ижевска среди бела дня упал и умер человек. Но упал он после того, как получил удар дубинкой, находившейся в руках омоновца.

Алишер Маметов: Я со стороны видел, как он ударил. Я близко видел. Человек упал. Сразу все подбежали. Мы начали его откачивать. Я ему искусственное дыхание делал. Не помогло. Вызвали "скорую помощь". "Скорая помощь" не едет. Очнулся, где-то на минуту в себя пришел, потом брыкнулся и умер. Труповозка первая приехала, а "скорая помощь" вторая приехала. Омоновца этого больше там не было.

Надежда Гладыш: Еще в апреле на крупнейшем рынке столицы Удмуртии разгорелся корпоративный конфликт, о котором горожане сразу узнали по перекрытым проездам. Но перекрыты они были силовиками. Сотрудники МВД очевидным образом включились в борьбу, хотя официально декларируют, что лишь обеспечивают соблюдение общественного порядка в столь людном месте. Четвертого июля конфликт возник в торговом зале между неизвестным на данный момент сотрудником ОМОН и работником старой администрации рынка. Задолго до приезда кареты "скорой помощи", над еще не остывшим телом, милицейское начальство выдало версию о смерти в результате сердечной недостаточности. И на эту версию стало работать следствие. Алишер Маметов продолжает свой рассказ.

Алишер Маметов: Везли долго, спускали куда-то вниз.

Надежда Гладыш: У вас голова закрыта, да?

Алишер Маметов: Да. Спустили вниз, завели в кабинет. В кабинете мне пакет сняли. Дал мне листок оперативник или кто-то.

Надежда Гладыш: Он не представился?

Алишер Маметов: Нет. Он говорит – подпиши бумагу. Я читаю, что мне подписывать – человек якобы умер от сердечного приступа. Бумага уже была готова. Я говорю, что я это подписывать не буду. А он говорит – почему? Я говорю, я видел, как его ударили. Я это подписывать не буду. А у меня наручники сзади. Он мне голову нагнул и начал бить по спине полтарашкой с водой. Один бил, а второй что-то на компьютере делал. Второй так рукой машет – вроде уводи. Мне на голову опять надели пакет, также вывели, посадили в машину, довезли до Первомайского, дверь открыли, и ногой он меня пнул. Я вылетел из машины.

Надежда Гладыш: После этого случая Алишера еще несколько раз пытались склонить дать "правильные" в кавычках показания. Звонили на сотовый его жене, забирали прямо из двора дома, где он живет, даже деньги предлагали. Но свидетель стоял на своем. Причем, из всех, кто видел сцену ссоры (а таких было человек шесть или семь), Алишер Маметов оказался единственным упертым. Остальные – в основном женщины, торгующие в павильоне, – подписали то, что им предложили. В частных разговорах они ссылались на то, что им угрожали, и они эти угрозы расценили как нешуточные.
В возбуждении уголовного дела вдове погибшего было отказано. И тогда Алишер Маметов написал заявление в прокуратуру Удмуртской республики и в Генеральную прокуратуру. Ответом на его заявление была отмена отказа возбудить дело и назначение новой проверки. Чтобы как-то обезопасить оказавшегося в меньшинстве по существу единственного свидетеля противоправных действий сотрудника ОМОН, независимый профсоюз предпринимателей "Единство" взял Алишера Маметова под свою опеку. Говорит председатель профсоюза "Единство" Михаил Назаров.

Михаил Назаров: Со своей стороны мы Алишеру предоставили адвоката. А когда пришло заявление, спустили в Первомайскую прокуратуру разбираться, они позвонили мне, и через меня договаривались. Потому что Алишер, когда написал заявление, он побоялся даже указать свой адрес. С моего разрешения он указал адрес профсоюза. Поэтому прокуратура обратилась в профсоюз, что Алишер нужен на допрос. Я договорился с прокурором, когда он подойдет, договорился с адвокатом. И вместе с адвокатом привез в прокуратуру. Что там произошло между ними и омоновцем, я совершенно не могу сказать. С какой целью вообще ОМОН распускает руки, если их поставили для поддержания общественного порядка. Они мне заявляют, когда я задаю вопросы – почему, когда идет хозяйственный спор на коммерческом предприятии, милиция не имеет права участвовать, тут налицо участие милиции? Мне всегда говорят – нет, мы не участвуем, общественный порядок. А этот общественный порядок, спустя три месяца, привел к гибели человека.

Надежда Гладыш: Сам Михаил Назаров поехал за правдой в Москву, где в минувшую пятницу дал пресс-конференцию в независимом пресс-центре, после чего намерен объявить бессрочную голодовку. Результаты новой следственной проверки в Ижевске пока не объявлены.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG