Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Винни-Пух: очень английский и немного русский


Стишки из "Винни-Пуха" по-английски поются так же хорошо, как и по-русски

Стишки из "Винни-Пуха" по-английски поются так же хорошо, как и по-русски

В США и Великобритании вышло продолжение истории о медвежонке Винни-Пухе – книга "Возвращение в чудесный лес". Это сиквел сказок английского писателя Алана Александра Милна "Винни-Пух" и "Дом на Пуховой опушке", написанных в конце 1920-х годов.

Автором новой книги, согласие на издание которой дал фонд Pooh Properties, стал британский писатель и драматург Дэвид Бенедиктус, который ранее адаптировал классические тексты Милна для аудиокниг. Поколениям советских людей и россиян книги Алана Милна известны в переводах писателя Бориса Заходера и мультфильмах режиссера Федора Хитрука.

О русско-советской популярности английского медвежонка размышляет культуролог Ян Левченко:

- Подобно "Золотому ключику" Алексея Толстого и "Волшебнику Изумрудного города" Волкова, "Винни-Пух" Заходера – это не перевод собственно, а именно пересказ книжки, нечто, претендующее на самостоятельность. Заходер добавил к изначальному тексту то, что в культурном контексте 60-х годов больше подходило к нашим реалиям. Например, появление замечательной фразы, приписываемой Пятачку Заходером: "Любит ли Слонопотам поросят? Если – да, то как он их любит?"

Винни-Пух вместе с такими персонажами, как Штирлиц и Чапаев, попал в разряд любимых персонажей анкдотов уже после появления на экранах. Если Чапаев и Штирлиц способствовали рождению циничного соцарта - такого постмодернисткого сознания - из-за соцреалистических штампов, то Винни-Пух как бы подмигивал советскому человеку из-за "прекрасного далека" английского черного юмора.

Мне кажется, что Винни-Пух в том виде, в котором он появился в мультфильме, это, скорее всего, медвежонок, уже присвоенный советской парадигмой, адаптированный, особенно если учесть, что в последние годы мультфильмы о Винни-Пухе – это такая же часть "золотого наследия", как и все творения "Союзмультфильма". Но если говорить именно о переложении Заходера, то тогда, конечно, это никакая не советская книжка. Неслучайно ее отвергло издательство "Детгиз", сочтя ее заграничной и сомнительной.

Винни-Пух вместе с Пятачком – это такая комическая пара, чем-то напоминающая Тарапуньку и Штепселя. Они создавали своеобразный канал, с помощью котороого отводилась отрицательная энергия. Канал этот был неким выделенным сегментом абсурда. Достаточно вспомнить, как организованы истории про Винни-Пуха и Пятачка. Это безопасный перевод советских клише в абсурдное русло. Государство, наверное, допустило бы и Хармса, если бы не его высоколобость.

А Винни-Пух, как полагает его позднейший интерпретатор и переводчик Вадим Петрович Руднев, выпустивший книжку "Винни-Пух и философия обыденного языка", – персонаж, построенный на высоколобых интеллектуальных моделях (психоанализе и т. д.), апробирующий, абсорбирующий эти концепции на уровне восприятия широкой публикой, - оказался значительно более легко усвояемым.

Прототипами героев книги для Милна стали его сын Кристофер Робин и игрушки мальчика. В продолжении книги в чудесном лесу появляется и новый герой – вздорная любительница крикета выдра Лотти. О восприятии Винни-Пуха на его родине я беседовал с моим британским коллегой, обозревателем Радио Свобода Фрэнком Уильямсом:

- Фрэнк, Милн остается популярным писателем?

- Очень популярен и был популярен с самого начала. Как только он написал эту книгу, он стал знаменитым.

- Родители читали вам Милна в детстве?

- Папа не любил читать детям вслух, но я нашел сначала не самого Винни-Пуха, а детские стихи Милна в библиотеке у дедушки. У него была очень богатая библиотека.

- А вы читали своим детям?

- Конечно! Сидел вечером часами, когда мальчики ложились спать, читал им вслух Винни-Пуха летом, когда окна были открыты. Даже соседи слушали мое чтение Винни-Пуха.

- Винни-Пух - это английский медвежонок?

- Для меня он очень английский. И все персонажи там очень английские. Они отвечают достаточно точно каким-то неизменным характеристикам, демонстрируют лучшие стороны английского характера. Например, Иё.

- Это ослик Иа.

- Ослик - типичный. Угрюмый такой типаж. На самом деле, может быть, они вечные, может быть, они универсальные. Пух, конечно, такой простецкий. Мы всего его любим, потому что он такой простой, доброжелательный. И он постоянно делает ошибки, но как все дети - невинные, простительные.

- Пятачок. По-английски он будет...

- Piglet.

- Это английский поросенок?

- Английский поросенок. Немножечко наивный, младший брат каждого из нас.

- В Британии есть анекдоты про Винни-Пуха?


- Я не помню, чтобы когда-нибудь слышал анекдот на основе историй про Винни-Пуха. Я думаю, что мы его слишком обожали. Это было для нас что-то священное, это было что-то сакральное. Шутить об этом было невозможно.

- Это хорошая литература, на ваш взгляд?

- Кто-то недавно назвал Винни-Пуха лучшей детской книгой всех времен. Я не знаю, согласиться с этим или нет, но как человек, который часами читал вслух эту книгу, могу сказать: это один из самых лучших примеров английского языка. Язык точен. Язык свеж. Язык прост. Он просто читается с определенным ритмом. Для меня эти книга вечная из-за качества языка. Стихи из этой книги легко поются.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG