Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милиционеры обиделись. Это взаимно


Елена Власенко

Елена Власенко

Сегодня глава МВД Рашид Нургалиев опубликовал в "Российской газете" статью "Открытая милиция". Министр посетовал на то, что "во многих средствах массовой информации стало своего рода модой публиковать материалы исключительно о нарушениях, допущенных сотрудниками при выполнении служебных обязанностей. В то же время совсем исчезли рассказы о позитивной деятельности по предупреждению и пресечению преступлений и правонарушений, о примерах мужества и героизма, проявленных при защите жизни и здоровья граждан".

В своей статье Рашид Нургалиев этот дисбаланс пытается компенсировать: ключевой тезис – милиция открыта для взаимодействия с гражданами и правозащитниками. И с ними, соответственно, взаимодействует.

Этот тезис отчасти справедлив для Москвы. Но в Чечне, Ингушетии и Дагестане слова министра Нургалиева могут восприниматься только как злая и циничная насмешка: беззаконие правоохранителей, которое там царит, не лучше беззакония боевиков. В статье Рашида Нургалиева действия его подчиненных в этих республиках не упомянуты никак.

Да и в Москве взаимоотношения милиции с правозащитниками едва ли можно назвать успешными. Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева считает, что "подвижки есть": два года руководство московской милиции принимает к сведению ее замечания. К достижениям Алексеева относит, в частности, то, что на несанкционированных властями митингах протеста людей уже не бьют, только задерживают.

– К сожалению, у милиционеров такая психология: приказы важнее Конституции и законов, – говорит Людмила Алексеева. – Я им говорю: если приказы незаконные – надо отказываться их выполнять. Они говорят: тогда уволят. И они правду говорят.

Если считать задержание вместо побоев положительным примером, можно привести и противоположный: милиционеры из московского ОВД "Сокольники", которые в прошлом году избили студентов, до сих пор к ответственности не привлечены.

Хорошая и честная работа милиции, о которой СМИ, по словам Нургалиева, мало пишут – это норма, а не достижение. На каждое нормальное (для кого-то – хорошее) действие милиционера найдется произвол евсюковых того или иного масштаба. И даже если начальники местной милиции к мнению правозащитников прислушиваются, то сверху будет приказ, которому нельзя не подчиниться, а снизу – стереотип милиционеров низких чинов о том, что все дозволено.

Вероятность найти честного человека – среди милиционеров или кого угодно – есть всегда. В пользу этого говорит и то, что милиционеры болезненно воспринимают критику в свой адрес – и по их собственным словам, и по словам Людмилы Алексеевой. Значит, совесть есть. Та самая, которая важнее незаконных приказов. Не у всех она, видимо, пока проснулась.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG