Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как политический Вашингтон реагирует на решение Международного олимпийского комитета


Ирина Лагунина: Политические оппоненты Барака Обамы воспринимают отклонение заявки Чикаго на проведение Олимпийских игр в 2016 году как личное поражение президента. Его сторонники считают, что президент должен был сделать попытку, невзирая на результат. В этой дискуссии много говорят о приоритетах Барака Обамы и о его обязательствах перед чикагскими политиками. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В отличие от Советского Союза и России, для Соединенных Штатов Олимпийские Игры – сугубо общественное, негосударственное мероприятие. Конгресс не выделяет Национальному олимпийскому комитету из федерального бюджета ни копейки. Все расходы по проведению Игр оплачиваются за счет коммерческих проектов, самый высокодоходный из которых – продажа прав на телевизионную трансляцию. Президент, конечно, может поддержать заявку американского города в качестве частного лица и болельщика, но использовать с этой целью административный ресурс в США не принято. До Барака Обамы президент США еще ни разу не участвовал в лоббировании заявки. Президенту и без Олимпиады есть чем заняться, особенно сейчас: положение дел в экономике отнюдь не внушает оптимизма, нужно принимать решения по Афганистану, не дает забыть о себе Иран, реформа здравоохранения зависла в Сенате.
Но чужой пример заразителен. Тони Блэр на сессии Международного олимпийского комитета в Сингапуре помог Лондону выиграть право проведения летних Игр 2012 года. Владимир Путин в Гватемале поддержал заявку Сочи на зимние Игры 2014-го, и тоже преуспел.
Президент Обама впервые поддержал заявку Чикаго 16 сентября, принимая в Белом Доме американских олимпийцев.

Барак Обама: Наша cтрана, от местного уровня до национального, преисполнена желания обеспечить успех этим Играм. Чикагский городской совет единодушно поддерживает эту заявку. Ее поддерживают обе палаты Конгресса Соединенных Штатов. Я поддерживаю эту заявку. И от имени почти 20 тысяч добровольцев, более чем одного миллиона тех, кто уже подписал петицию в ее поддержку, и всех, кто уже сделал ее своим личным делом - сначала для города, и теперь и всей страны - Соединенные Штаты поддерживают эту заявку. Американцы, как чикагцы – мы не любим строить мелкие планы. Мы хотим мечтать о большом и достигать высот. Мы горячо надеемся. Мы хотим провести эти Игры.
Однако на вопрос о его личном участии в представлении чикагской заявки Белый Дом отвечал отрицательно: президент слишком занят, чтобы тратить время на заграничные поездки, без которых можно обойтись. Американскую делегацию в Копенгагене должна была возглавить первая леди Мишель Обама. Президент даже записал видеообращение к членам Международного олимпийского комитета, первая фраза которого начинается словами «Хотя я не могу присутствовать здесь лично...» Этот ролик можно найти на сайте YouTube.

Владимир Абаринов: Решение было принято в последний момент, в конце позапрошлой недели, по возвращении президента из Питсбурга с саммита «двадцатки». К этому времени стало известно, что в датскую столицу, чтобы поддержать заявки Мадрида и Рио-де-Жанейро, прибудут король Испании Хуан Карлос и премьер-министр Хосе Луис Родригес Сапатеро и президент Бразилии Луиш Инасиу Лула да Силва.

Как считают вашингтонские журналисты, уговорила Барака Обаму его советник Валери Джарретт, занимающая в числе прочих должностей пост главы управления Белого Дома по делам Олимпийских и Паралимпийских Игр и молодежного спорта. При предшественниках Обамы такого офиса в аппарате Белого Дома не было. Вероятно, при этом президент получил твердые заверения в том, что Чикаго выиграет право проведения Игр.

Действительно, шансы Чикаго выглядели очень высокими. В составе делегации США в Копенгаген отправилась суперпопулярная теледива Опра Уинфри и группа атлетов-олимпийцев, в том числе Майкл Джонсон, Надя Команечи, Джеки Джойнер-Керси и Настя Люкин.
Надо сказать, что в самом Чикаго отнюдь не все были в восторге от идеи проведения Игр в этом городе. А ведь отношение местного населения – один из факторов, влияющих на решение МОК. Причем энтузиазм чикагцев со временем убывал: если в феврале за нее высказывался 61 процент чикагцев, то в конце августа – всего 47. Существовала даже организация «Чикагцы за Рио» - как установили досужие конспирологи, она финансировалась из Бразилии. Люди считают, что в период кризиса у города и без Игр забот хватает. Превращение Чикаго в огромную стройку осложнит жизнь многим горожанам. Олимпийские объекты после Игр часто превращаются в бельмо на глазу – с ними просто не знают, что делать. Поэтому в Чикаго главный олимпийский стадион планировалось сделать временным и разобрать его после закрытия. Негативную реакцию общественности вызвали сообщения о том, что ради сооружения олимпийской деревни власти намерены снести памятник архитектуры – больничный комплекс, спроектированный выдающимся немецким архитектором-модернистом Вальтером Гропиусом. Эксперты называли план сноса больницы культурным варварством.

Но самое главное осложнение – это, конечно, деньги. Мэр Чикаго Ричард Дейли обещал горожанам, что они не заплатят и гривенника в бюджет Игр, который оценивался в 4 миллиарда 800 миллионов долларов. Однако никто не верит, что организаторы уложатся в смету. Например, Лондону Олимпиада уже обошлась втрое против запланированного – в 13 миллиардов. Как утверждают специалисты, с учетом косвенных расходов – в частности, на обеспечение безопасности – еще ни одна современная Олимпиада не принесла прибыли. Так, например, оргкомитет Монреальских Игр 1976 года 30 лет не мог рассчитаться с долгами.

На презентации в Копенгагене первой получила слово Мишель Обама.

Мишель Обама: Я прошу вас выбрать Чикаго. Я прошу вас выбрать Америку. Я прошу не только как первая леди Соединенных Штатов, которая хочет приветствовать мир в наших краях. И не только как житель Чикаго, которая с гордостью и волнением стремится показать миру, на что способен мой город. И не только как мать, воспитывающая двух красивых молодых женщин так, чтобы они подружились со спортом и в полной мере раскрыли свои возможности. Я прошу еще и как дочь. Мой отец был бы так горд, если бы увидел Игры в Чикаго. И я знаю: они значили бы для него нечто большее. Когда ему было чуть больше 30-ти, у него диагностировали рассеянным склероз. Из-за болезни ему стало труднее ходить, не говоря уже о том, чтобы зниматься его любимыми видами спорта. Но мой папа был убежден в том, что спорт – жизненная необходимость. Не только для всего остального мира, но и для меня и моего брата. И даже когда мы видели, что папе трудно держаться на костылях, он не переставал играть с нами в спортивные игры.

<…>Мой отец был моим идеалом. И когда я думаю о том, чем эти Игры могут стать для людей во всем мире, я думаю о таких людях, как мой папа. Люди, которые сталкиваются, казалось бы, с непреодолимыми трудностями, но никогда не опускают руки. Им труднее, чем другим, но они никогда не сдаются.

Владимир Абаринов: Президент тоже построил свою речь на личных воспоминаниях.

Барак Обама: Я приехал сюда сегодня как страстный поклонник Олимпийских и Паралимпийских Игр; как твердый сторонник движения, которое они воплощают; а также как житель Чикаго, гордящийся своим городом. Но прежде всего я приехал как преданный представитель американского народа, и мы надеемся в 2016 году приветствовать мир на берегах озера Мичиган в центре нашей страны. Принимать спортсменов и болельщиков со всех концов планеты – это высокая честь и огромная ответственность. И Америка готова и жаждет принять на себя этот священный долг. Мы - нация, которая всегда раскрывала свои объятия гражданам мира – в том числе и моему отцу, приехавшему с африканского континента; людям, искавшим лучшую долю, тем, кто мечтал о чем-то бόльшем. Я знаю, это трудно – выбрать один из нескольких прекрасных городов и стран, представивших здесь свои впечатляющие заявки. Я приехал сюда убедить вас выбрать Чикаго по той же причине, по какой я выбрал Чикаго 25 лет назад и влюбился в город, который я по-прежнему называю своим домом. Пока я рос, моя семья много переезжала с места на место. Я родился на Гавайях. Некоторое время жил в Индонезии. У меня никогда не было настоящих корней в каком-то определенном месте или культуре или этнической группе. А потом я приехал в Чикаго. И на чикагских улицах я работал рука об руку с черными и белыми, латиноамериканцами и выходцами из Азии, людьми всех наций и религий. Я понял, что Чикаго – самый американский из американских городов, место, где представители более чем 130 народов образуют пестрый ковер своеобразных общин.

Владимир Абаринов: Барак Обама много говорил об общечеловеческом смысле Олимпиад и о том, что Чикаго готов осветить олимпийским факелом путь человечеству в новом веке.

Барак Обама: В начале этого нового столетия нация, которую составили люди со всего мира, хочет получить новую возможность вдохнуть жизнь в надежду, поддержать свет Олимпийского и Паралимпийского движения в новом поколении; предоставить площадку, достойную необыкновенных талантов и динамизма народов, собравшихся вместе; принять Игры, которые объединяют нас в благородном состязании и совместном чествовании беспредельных возможностей рода человеческого. И потому я призываю вас выбрать Чикаго. Я призываю вас выбрать Америку. И если вы сделаете это, если мы пойдем этим путем вместе, я обещаю вам: город Чикаго и Соединенные Штаты Америки дадут миру основания для гордости.

Владимир Абаринов: Наступил решающий момент голосования. В Чикаго за процедурой наблюдала на огромном экране толпа, собравшаяся на площади Дейли Плаза и готовая ликовать. Президент Международного олимпийского комитета Жак Рогг, когда ему принесли протокол подсчета бюллетеней, поданных в первом туре, казалось, не поверил собственным глазам.

Жак Рогг: Город Чикаго собрал наименьшее число голосов и не будет участвовать в следующем раунде.

Владимир Абаринов: Вместо криков восторга чикагской толпе пришлось испустить вздох разочарования. Зато ликовали политические оппоненты президента. «Мир отверг Обаму!» - объявил в своем очередном эфире популярный консервативный радиокомментатор Раш Лимбо. Валери Джарретт, в свою очередь, сказала, что не стоит драматизировать случившееся.

Валери Джарретт: Олимпийский дух – это значит усердно работать, стараться и не бояться поражений. Если бы президент боялся проиграть, он, вероятно, никогда не стал бы избираться в президенты.

Владимир Абаринов: Аналогичной была реакция главного политического советника Обамы Дэвида Аксельрода.

Дэвид Аскельрод: Разумеется, мы разочарованы. Было бы здорово принимать Олимпийские Игры в Чикаго. Чикаго проделал огромную работу. Президент поедет куда угодно, чтобы защитить интересы страны. Думаю, игра стоила свеч, ну а мы идем дальше.

Владимир Абаринов: По возвращении из датской столицы президент сделал заявление для прессы.

Барак Обама: Я думаю, самая ценная особенность спорта состоит в том, что можно отлично сыграть матч и все-таки не добиться победы. Хоть мне и жаль, что мы не вернулись из Копенгагена с лучшими новостями, я не мог бы больше гордиться своим родным городом Чикаго, добровольцами, мэром Дейли, делегацией и американским народом, предпринявшими эту экстраординарную попытку. Я хочу поздравить Рио-де-Жанейро и народ Бразилии с победой в борьбе за право проведения Олимпийских Игр 2016 года. Я полагаю, что это действительно событие исторического масштаба, поскольку это будут первые Олимпийские Игры, когда-либо проведенные в Южной Америке. И как добрые соседи по полушарию, как друзья бразильского народа мы приветствуем этот исключительный знак прогресса и тот факт, что Игры 2016 года состоятся на американском континенте.

Владимир Абаринов: В воскресных ток-шоу много говорили о том, стоило ли президенту ехать в Копенгаген, не совершил ли он ошибку. Этот вопрос задали, в частности, послу США в ООН Сьюзан Райс.

Сьюзан Райс: Это не может быть ошибкой для президента Соединенных Штатов – бороться за интересы нашей страны. Он это и сделал и будет делать снова. Вот что меня действительно обеспокоило, это сообщение о том, что он отказывается ехать из опасений навлечь на себя политическую критику.

Владимир Абаринов: Мнение ведущей телекомпании MSNBC Рэйчел Мэддоу.

Рэйчел Мэддоу: Лондон получил право проведения Игр 2012 года после того, как Блэр приложил к этому усилия, Россия получила Игры 2014 года, потому что Путин постарался. На этот раз все четыре финалиста были представлены главами государств или правительтв. Обама не сделал ничего неразумного. Когда правые ликуют по поводу поражения Америки – я считаю, это отвратительно.

Владимир Абаринов: Рэйчел Мэддоу возражает ее коллега Дэвид Брукс.

Дэвид Брукс: Тут есть две серьезных проблемы. Первая: президент выглядит слабым, это плохая политика. Вторая: никогда не посылайте президента за границу, если не уверены в результате. Тем не менее я на стороне Обамы. Он рискнул. Вернулся несколько униженным, но взял на себя риск ради своего города, своей страны. Поставил интересы страны выше своего личного престижа. Проиграл. Для меня это не имеет большого значения. Я считаю, он по-прежнему в порядке.

Владимир Абаринов: Но с самой резкой критикой выступила Мишель Малкин, комментатор консервативного направления. Она обвинила Барака Обаму в том, что он, как она выразилась, «оплачивает политические счета» тех, кто привел его в Белый Дом.

Мишель Малкин: Это свидетельство искаженных приоритетов президента и его правительства. Они постоянно пребывают в состоянии бесконечной избирательной кампании. Они все время изобретают какие-то инициативы, преследуют свои политические цели, ну а в этом случае имеет место оплата политических счетов – так я это называю. Я думаю, все это очень ясно, прозрачно и очевидно: речь идет о вознаграждении политической машины Дейли. Ричарда Дейли, сына известного босса Чикаго.

Владимир Абаринов: Клан Дейли действительно доминирует в политике штата Иллинойс уже более полувека. Отец нынешнего мэра, Ричард Джозеф Дейли, избирался на этот пост пять раз до самой смерти. Выражение «иллинойская политическая машина» стала в США синонимом политической коррупции. Но Мишель Малкин идет гораздо дальше риторических обличений. Она говорит о том, что весь чикагский олимпийский проект – это, по существу, коррупционная схема, в которой участвуют и Валери Джарретт, и Дэвид Аксельрод, и другие близкие к президенту должностные лица.

Мишель Малкин: Во всем этом замешаны чикагские дружки президента. Тут и кроется причина олимпийской заявки. Инициатива исходит от Ричарда Дейли, мэра Чикаго. Он занимает этот пост с 1989 года. Он хотел бы увенчать пятью миллиардами долларов свое долгое пребывание у власти. И это отличный способ списать все беды города, отмыться от обвинений. Его правление отмечено коррупционными скандалами в профессиональном спортивном бизнесе, ухудшением качества муниципального жилья, строительство, школы брошены на произвол судьбы, подростковое насилие приобрело характер эпидемии, и никакие общественные организаторы положения нисколько не исправили, и так далее, и тому подобное. Вот Ричард Дейли и продвигал идею олимпийской заявки на 2016 год вместе со своими дружками, которые получили назначения в Белый Дом.

Владимир Абаринов: Информация, опубликованная Мишель Малкин – на сегодняшний день самые серьезные обвинения в адрес президента. Однако Игр в Чикаго не будет, поэтому и расследовать нечего.
XS
SM
MD
LG