Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Премьер-министр Владимир Путин провел встречу с российскими писателями. Приглашения на нее получили - и согласились в ней участвовать - Валентин Распутин, Алексей Иванов, Александр Кабаков, Андрей Битов, Юрий Поляков. Некоторые писатели от приглашений отказались - Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Людмила Улицкая.

Владимир Путин любит встречаться с литераторами. На приеме у него побывали молодые критики, были отдельные беседы с Валентином Распутиным, с Александром Солженицыным, Морисом Дрюоном и Паоло Коэльо. О смысле таких встреч и диалоге власти и художника в России обозреватель РС поговорил с писателем Борисом Стругацким.

- Как вы относитесь к такой форме общения власти с представителями интеллигенции, как встреча премьер-министра или президента с писателями?

- Откровенно говоря, не вижу смысла. А с другой стороны, почему бы и нет? Писатели, как известно, нерв народа. Надо, чтобы иногда начальство к этому нерву прикасалось. Но вот пользы от этого – никакой. Так, чисто демонстративный жест, очередное возвращение в "совок". Только сегодня писатели отбираются по-другому принципу. А идея та же самая - показать, что власть опирается на носителей идей.

Владимир Путин провел встречу с российскими писателями
- Есть те, кто согласился пойти на эту встречу, а кто-то отказался. Может быть, зря? Ведь была возможность что-то сказать власти, изложить свою гражданскую позицию.

- Выражение гражданской позиции с помощью текстов, не имеющих отношения к художественной литературе, никакого смысла для писателя не имеет. У него есть определенное ремесло, и он ему должен следовать. Все остальное - от лукавого: принесет пользу или не принесет. Скорее - не принесет... Не хочу никого обидеть, но, мне кажется, что большинство принявших приглашение просто хотят себя показать. Такая у них главная задача. Если не так, что ж... пусть попробуют сказать что-то высокому начальнику.

- А как вы для себя решили бы этот вопрос: пошли бы?
Но у меня ведь к Путину нет вопросов. К тому же я знаю, что именно Владимир Владимирович ответит на те вопросы, которые я придумаю

- Но у меня ведь к Путину нет вопросов. К тому же я знаю, что именно Владимир Владимирович ответит на те вопросы, которые я придумаю. Правда, один есть, и я бы с удовольствием его задал: какой род устройства России представляется ему наиболее близким к идеальному? Петровская Россия или Россия Александра-освободителя, предвоенная 1913 года или Россия сталинская? Я понимаю, что ни одну из них он в точности повторить бы не хотел и увидеть тоже. Но узнать, какая из этих Россий ближе всего ему по темпераменту, его идеалам, представлениям о том, что в политике хорошо, а что плохо, - было бы любопытно. Но "круглый стол" - не место, где задают такие вопросы. Вот если бы за рюмкой чая…

- Сегодня день рождения Путина и годовщина убийства Анны Политковской. Связана ли встреча с премьер-министром в такой день для художника слова с какими-нибудь репутационными потерями в силу совпадения дат?

- На мой взгляд, нет. Тем более, что приглашают не на день рождения, а на официальную встречу.

- Среди российских самодержцев были цензоры великих русских поэтов. А вам Владимир Путин представляется просвещенным монархом?

- На этот вопрос трудно ответить, потому что Владимир Владимирович на моей памяти никогда этой роли не играл. Если бы он счел это по какой-то причине для себя нужным, я бы посмотрел, как это у него получается: хорошо, плохо, искренне, с натугой? Он – человек читающий, это чувствуется. У него есть, как я понимаю, любимые книжки. Он говорит об этом, что уже само по себе замечательно. Далеко не обо всех русских самодержцах (особенно постсоветского периода) можно такое сказать. Но в какой степени можно назвать его просвещенным - не знаю. Не брать же за точку отсчета его разговоры с художником Глазуновым. Это была беседа дилетанта с профессионалом, в которой от дилетанта ничего не требовалось, а от профессионала нужно было продемонстрировать побольше твердости в своих убеждениях.

- Вы сказали в начале нашей беседы о том, что отчасти возвращаются советские времена. Вы вкладываете в это понятие новые отношения или возвращение прежних отношений между руководящей силой общества - партией, Кремлем, как угодно это можно называть, - и деятелями культуры?
Если начальство захочет вернуться к системе управления культурой, то мне кажется, что для этого есть уже все условия: достаточное количество работников культуры, которые готовы принять "причастие буйвола"

- Пока этого не видно, но к этому дело идет. Я думаю, что этого нет просто по той причине, что Кремль не считает нужным этим заниматься, не считает нужным так ставить вопрос, не считает нужным возвращаться к этой системе отношений. А если начальство захочет вернуться к системе управления культурой, то, мне кажется, что для этого есть уже все условия: достаточное количество работников культуры, которые готовы принять "причастие буйвола". Потом надо добавить такую маленькую мелочь, как цензура, и все будет в полном порядке.

- Это национальная особенность русской интеллигенции - готовность к диалогу с властью или это просто особенность человеческой натуры вообще?

- Мне трудно судить. Я плохо себе представляю такие отношения, скажем, между английскими или американскими писателями с их начальством. У нас это длилось веками, и вытравить вековую традицию за какой-нибудь десяток лет невозможно. Тем более, когда никакой необходимости избавляться не видно. Вдруг выясняется, что следовать этой традиции для очень и очень многих людей легче, полезнее, удобнее, чем от этой традиции отказываться.

- А почему нет внутреннего желания быть свободным от власти?

- Наверняка такая внутренняя потребность существует у десятков и, наверное, сотен людей творчества, но эта внутренняя потребность наталкивается на тяжелую внешнюю обстановку. Когда выясняется, что за за право говорить, писать, высказывать идеи так, как тебе хочется, надо зачастую платить очень неприятную цену. Мы по этому узкому мосточку все прошли - между пропастью справа и выгребной ямой слева.

- Но ведь сейчас жизни, профессии этих людей ничего не угрожает. Ну, им могут не дать премию. Но даже за границу не могут не пустить. Давления прежнего нет со стороны власти. Почему же такое отсутствие сопротивления общественной среды?
И для меня торговля с издателем, которому что-то не нравится в моих текстах, занятие все-таки менее унизительное и, главное, менее безнадежное, чем торговля с идеологическим чиновником

- Слава богу, всего этого советского ужаса еще нет. Но если даже мы не вернемся к "совку" и будем жить совершенно по-другому, управляться другими социальными законами, зависеть от совсем других людей, от совсем другого начальства, не идеологического, а коммерческого начальства, выбирать все равно придется. Как говорил Иосиф Бродский: "Ворюга мне милей, чем кровопийца". И для меня торговля с издателем, которому что-то не нравится в моих текстах, занятие все-таки менее унизительное и, главное, менее безнадежное, чем торговля с идеологическим чиновником. Тоже ничего приятного, кстати говоря. Просто чем больше издателей, тем легче уйти от этой неприятности.

- Вам перспектива возвращения советской атмосферы окончательно представляется реальной или есть какие-то общественные тенденции, которые могут ей противостоять?

- Общественных тенденций, которые противостоят этому, я не вижу. Но зато я вижу очень четкие экономические тенденции. Полное возвращение к "совку" обязательно, на 100 процентов означает возвращение к застою - не только идеологическому, что естественно и на что можно было бы махнуть рукой, а возвращение к экономическому застою. А вернуться к экономическому застою - значит, отстать навсегда. Наше начальство при всех его недостатках и при всей его любви к "совку" очень не хочет отстать навсегда. Они хотят руководить передовой державой, они хотят руководить державой, которая держится не только на старых ядерных ракетах, но и на каких-то новых принципах, на новом прогрессе. А прогресс внутри "совка" просто невозможен. Вот это вот обстоятельство, на мой взгляд, единственное, что может действительно помешать возвращению "совка". Потому что никаких других неприязней к "совку" я в стране, к сожалению, совершенно не вижу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG