Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Брюс Татон – жертва наследников Младича


Спортивные фанаты Сербии берут пример с генерала Ратко Младича.

Спортивные фанаты Сербии берут пример с генерала Ратко Младича.

Власти небольшого курортного города в Сербии Врньячка Баня приняли решение назвать одну из улиц именем француза Брюса Татона. Чем это вызвано?

Два дня назад во Франции в Тулузе прошли похороны 28-летнего Брюса Татона. Он скончался в Белграде после тяжёлого избиения в центре столицы Сербии группой хулиганов, так называемых футбольных фанатов. Смерть молодого француза вызвала бурную реакцию сербской общественности и протесты против насилия в стране.

Брюс Татон заплатил жизнью, приехав в Белград на международный футбольный матч любимого клуба "Тулуза" с сербской командой "Партизан". Вместе с друзьями он сидел в кафе, когда туда ворвались хулиганы с бейсбольными битами и факелами в руках и стали избивать французов. Брюса Татона они сначала изуродовали, а потом сбросили с большой высоты по крутой лестнице на бетон. После серии тяжелейших операций он через двенадцать дней скончался в больнице. Полиция арестовала одиннадцать футбольных болельщиков клуба "Партизан", двоим удалось скрыться.

Пока французский юноша боролся в больнице за жизнь, общественность Сербии пристально следила за его состоянием. В Интернете была создана группа в его поддержку, в которую вступили тысячи людей. Когда Брюс умер, в Сербии прошли массовые траурные манифестации. Впервые даже обычные люди вышли на улицу с призывами прекратить насилие в стране.

Белградский профессор психологии Жарко Корач считает, что рост насилия в Сербии напрямую связан с тем, что героями здесь всё ещё считаются военные преступники, что насилие осталось безнаказанным. Он также замечает, что это - первый случай, когда сербская общественность открыто отреагировала на насилие.

- В течение короткого периода произошло уже несколько подобных случаев, и даже обывателю стало ясно, что это перерастает в общественную проблему. Убийство француза Татона стало последней каплей. В его случае был полностью нарушен принцип патриархального общества – принцип гостеприимства. Культура насилия, которую культивируют наши политические партии, родила своих детей, и эти дети начали убивать на улицах Белграда. Мы впервые воочию столкнулись с последствиями программы Слободана Милошевича и с последствиями войны. Ведь из тех же групп насильников раньше набирались добровольцы на фронт. Войны больше нет, и теперь они могут избивать и убивать лишь на улицах собственной страны. Теперь, как будто впервые, общественность увидела изнанку жизни. Виноваты в этом и власти, которые постоянно говорят: у нас есть экстремистские группы, но их мало. А вы почитайте сайты этих группировок! Болельщики футбольного клуба "Рад" на своём сайте прямо пишут: "Самые большие враги сербского народа – это евреи, гомосексуалисты и демократы".

Преступники арестованы. Прокуратура квалифицирует убийство гражданина Франции как тяжелейшее уголовное преступление, за которое предусмотрено лишение свободы сроком до сорока лет. Руководство Сербии обещает предпринять энергичные шаги, чтобы справиться с экстремистами и хулиганами. Но профессор Корач настроен пессимистично.

- Да, общественность отреагировала, государство и прокуратура – тоже. Но остается главный вопрос: готово ли наше общество менять свое отношение к тому, насколько приемлемо и приемлемо ли насилие в целях защиты национальных интересов? Нормально ли, что та же общественность негодует каждый раз, когда выносится приговор против кого-нибудь из обвиняемых в военных преступлениях сербов: "Это несправедливо, судят только наших"! Вот эта самая культура насилия и воспроизводит непрерывно экстремистские группировки. Справиться с насилием мы сможем только тогда, когда государство справится с культом Ратко Младича, когда осудит геноцид, совершённый в Сребренице. Насильники на улицах – это молодые наследники Младича.

Главная прокуратура Сербии обратилась в Конституционный суд с требованием рассмотреть вопрос о запрете двух организаций правых экстремистов и клерофашистов - "Образ" и "Сербское народное движение 1389". Министерство внутренних дел Сербии сообщает, что обсуждается вопрос о возможности запрета некоторых, отличающихся насилием организованных группировок болельщиков трёх белградских футбольных клубов. Полиция утверждает, что среди их членов около тысячи проходят по различным уголовным делам, а некоторые их предводители занимаются организованной преступностью. Окажется ли это достаточным, чтобы изменить общественный климат в стране? Вот мнение профессора юридических наук Весны Ракич:

- Вряд ли. Скорее, эта мера может иметь хороший международный отклик, но сомневаюсь, что на нее положительно отреагируют в Сербии. Если не изменить преобладающий в стране образ героя – ничего не поможет. Если предпринимать репрессивные меры против некоторых организаций, то за этим должны последовать очень сильные реформы культурного образца в целом, а это подразумевает перемены в подходе к образованию, критический пересмотр прошлого, признание вины сербского государства за то, что происходило во время войн в бывшей Югославии. Для такой серии шагов и для такого продуманного плана я не вижу у нас ни энергии, ни реальных государственных и общественных действий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG