Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтесахарная экономика


Эксперты говорят об изменении мирового баланса сахара

Эксперты говорят об изменении мирового баланса сахара

Инфляция в России в сентябре, как и в августе, была нулевой, причем основной причиной остановки роста потребительских цен, согласно официальной версии, стало сезонное удешевление плодоовощной продукции. В целом стоимость продовольственных товаров в стране за месяц снизилась на 0,8 процента, однако цены на сахар из этой статистики явно выбиваются.

Только за сентябрь они выросли на 10,4 процента, а с начала года – почти на 51 процент. По мнению специалистов, это, в первую очередь, связано с исчерпанием внутренних запасов, а также с сокращением ввоза в страну импортного сахара-сырца – из-за его высокой стоимости на мировом рынке. О динамике российских и мировых цен на сахар в интервью Радио Свобода рассказал ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Евгений Иванов.

– Если посмотреть на статистику за год, то видно, что основной рост цен произошел отнюдь не сегодня, а в декабре-январе. Примерно с этого же времени мировые цены выросли почти в два с половиной раза. Поэтому рост российских цен на сахар существенно отстает от роста мировых цен.

- Внутренние цены с февраля по июль практически не росли в связи с тем, что Россия вошла в 2009 год с рекордными за всю историю запасами сахара. Они до поры до времени позволили сгладить рост цен на мировом рынке. Но результатом этого сглаживания стала стабильно отрицательная экономика сырцового бизнеса. Сахара-сырца завезли в этом году аномально мало – так мало Россия никогда в своей новейшей истории не ввозила.

В результате, начиная с конца июля, на фоне оживления традиционного летнего спроса (под домашние заготовки) внутренний рынок стал испытывать определенный дефицит. Первая небольшая волна роста произошла в конце июля, а вторая – в конце августа. Она была связана с существенной задержкой свекловичной кампании – в некоторых регионах задержка в уборке и переработке свеклы, а также в производстве свекловичного сахара составила до четырех недель.

– На ваш взгляд, в чем причина такого значительного роста цен на сахар на мировом рынке?

– На мировом рынке с лета 2008 года появились первые дефицитные прогнозы мирового баланса сахара. Они были связаны, в первую очередь, с засухой в Индии и в окружающих странах, которая из всех культур растениеводства, прежде всего, подкосила сахарный тростник.
Ситуация мирового дефицита сахара будет сохраняться как минимум второй год подряд, а затем, возможно, и третий

В результате Индия из одного из крупнейших в мире экспортеров сахара превратилась в одного из крупнейших его импортеров. С 3 миллионов тонн экспорта буквально за полтора года она перешла на 2 миллиона тонн импорта. Таким образом, Индия в последнее десятилетие является основным дестабилизатором мирового рынка сахара.

Прогнозы на следующий год также не слишком обнадеживающие – и по Индии, и по мировому балансу в целом. Ситуация мирового дефицита сахара будет сохраняться как минимум второй год подряд, а затем, возможно, и третий.

– В последние годы значительное влияние на конъюнктуру мирового рынка зерна оказывает не только динамика его производства, но и планы разных стран по производству моторного топлива, способного составить конкуренцию нефти. Можно ли сегодня говорить о том, что подобная тенденция характерна и для рынка сахара?

– Сахар становится аналогом нефти как минимум с 1970-х годов, когда Бразилия запустила свои программы по производству этанола. Бразилия на сегодня является доминирующим мировым экспортером сахара – на ее долю приходится более 50 процентов экспорта. А сахарный тростник в Бразилии может перерабатываться как в сахар, так и в этанол.

Соотношение между сахаром и этанолом составляет примерно 40 на 60 в зависимости от года. Благодаря гибкому реагированию на соотношение мировых и внутренних цен, Бразилия может себе позволить диверсифицировать риски – если нефть, а, следовательно, и этанол дешевеет, то они делают больше сахара, и наоборот. Поэтому привязка к нефти у сахара самая тесная из всех товарных рынков, какие только есть.

– Многие эксперты отмечают, что контракты на сахар сейчас становятся все более привлекательными для биржевых спекулянтов, выводящих свои активы из медленно растущего рынка нефти. Насколько велика их вина в росте мировых цен на сахар?

– Биржевой рынок сахара является одним из самых ликвидных. Его прелесть в том, что сахар – это уникальный однородный товар. Если посмотреть на продукцию других отраслей (добывающих или перерабатывающих), у них у всех есть масса нюансов по качеству, по происхождению, по логистике. А у сахара никаких нюансов – одинаковый товар торгуется на одной бирже в мире, его поставляет туда в последние годы одна Бразилия, на него очень много покупателей.

То есть, уникальные условия контракта создали предпосылки к очень высокой ликвидности. На этот рынок в последнее десятилетие очень активно выходят инвестиционные фонды, поэтому амплитуда колебаний на нем гораздо больше фундаментальных предпосылок. Да, есть дефицит. Но он мог привести к росту, например, до 18 центов за фунт, а присутствие инвестиционных фондов загнало цену до 25 центов. Точно так же инвестиционные фонды могут отправить рынок вниз, когда оценки мирового баланса сахара станут профицитными.

– Ваш прогноз: что будет с ценами на сахар в России в ближайшие месяцы?

– С начала сентября мы наблюдаем снижение оптовых цен, розничные цены должны заметить это где-то в октябре. Что касается дальнейших перспектив... Если мировой рынок останется на таких же высоких уровнях, то и внутренние цены после завершения свекловичной кампании начнут двигаться вверх. Это должно произойти в период с ноября по февраль, когда перерабатывается последняя свекла, и российский рынок начинает становиться на сырцовые рельсы. А сахара-сырца практически не везут с конца июля. Я думаю, первые серьезные партии сырца появятся на внутреннем рынке только в феврале.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG