Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин и писатели: новые подробности


Российские писатели на встрече с Владимиром Путиным

Российские писатели на встрече с Владимиром Путиным

7 октября премьер-министр России Владимир Путин в Государственном музее А.С.Пушкина в Москве провел встречу с российскими писателями, о чем в эфире Радио Свобода рассказал участник встречи Александр Кабаков.

На встрече присутствовали представители разных поколений современной российской литературы: Валентин Распутин, Андрей Битов, Алексей Иванов, Александр Кабаков, Юрий Поляков, Татьяна Устинова, Сергей Лукьяненко, публицист Александр Архангельский. Некоторые писатели по разным причинам от приглашений отказались - Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Людмила Улицкая.

Кроме вопросов развития современной литературы, издательской деятельности, Интернета, госпремий, Владимир Путин высказал свое мнение по поводу помилования экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и конфликта журналиста Александра Подрабинека с молодежным движением "Наши". Подробности этой встречи обсудили сегодня гости программы "Грани времени".

Владимир Кара-Мурза: Премьер-министр Владимир Путин потребовал в течение месяца рассмотреть все предложения писателей, с которыми он встречался накануне, в частности, по вопросам творческих союзов и использования интеллектуального труда на телевидении. “Вы знаете, я вчера встречался с группой ведущих российских писателей, разговор был очень предметный, и по его итогам был сформулирован ряд поручений различным министерствам и ведомствам”, - сказал Путин на заседании правительства в четверг. Напомню, что во встрече принимали участие Андрей Битов, Александр Кабаков, Сергей Лукьяненко, Валентин Распутин, Татьяна Устинова, Юрий Поляков, Алексей Иванов, Алексей Варламов, Александр Архангельский и Олеся Николаева. Писатели Дмитрий Быков, Захар Прилепин и Людмила Улицкая отказались придти на встречу. Разговор российских писателей с премьер-министром Путиным, состоявшийся в день его рождения, мы обсуждаем с одним из участников встречи, главным редактором “Литературной газеты” Юрием Поляковым. Как было организовано вчерашнее мероприятие? Когда вы получили приглашение? Когда узнали о том, кто будет вместе с вами в нем участвовать?
Прилепина, насколько я знаю, не приглашали, он отказался от мероприятия, на которое его никто не приглашал

Юрий Поляков: Я узнал о том, что будет эта встреча, где-то, наверное, в среду на прошлой неделе. Где-то к концу недели было известно, что такие будут писатели. Там еще должен был быть Денис Гуцко, но у него заболел, отравился сын, он не смог приехать из Ростова. Прилепина, насколько я знаю, не приглашали, он отказался от мероприятия, на которое его никто не приглашал. А так все, кто должен был быть, были.

Владимир Кара-Мурза: Поэт Андрей Дементьев, бывший главный редактор журнала “Юность”, помнит давнюю традицию подобных встреч.

Андрей Дементьев: Это идет со времен Советского Союза, когда встречались с руководителями партии и правительства писатели. Это было довольно частое явление. Я посмотрел по печати эту встречу, должен сказать, что мне хотелось бы, чтобы там разговор шел несколько более углубленный в отношении читателя, в отношении ситуации с книгами. Потому что книги в России дорогие, книг издается много, издаются хорошо. Большинство наших традиционных читателей, которые со времен Советского Союза - это люди уже немолодые, им не по карману покупать книги. Поэтому как-то надо решить проблему государственных издательств. В советское время, когда я был молодой еще, в издательствах центральных московских существовали дотации на то, чтобы издавать убыточные книги молодых, начинающих. Потому что тиражи маленькие, их еще никто не знает, а издаваться им надо.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня премьер-министр упомянул вопросы земли, собственности, творческих союзов, интеллектуального труда в прессе. Какие вопросы удалось поднять вам лично?

Юрий Поляков: Я затронул ряд вопросов. Прежде всего, кстати говоря, по поводу государственных издательств. Где-то, наверное, около двух лет назад я на совете по культуре поднял вопрос о необходимости хотя бы одного государственного издательства, которое бы помогало молодым дебютировать, старикам-писателям достойно завершить свою биографию творческую. И как раз тогда Путин принял решение и дал распоряжение начать возрождение издательства “Художественная литература”, которое было совершенно погублено в 90-е годы нерадивыми руководителями. И оно сейчас стало подниматься, выпускать книги, в том числе и переводные, с языков народов России и СНГ.

Затем я поднял вопрос, который до сих пор не решается, я говорил в свое время на совете по культуре - это вопрос о законе о творческой деятельности и творческих союзах. Потому что на сегодняшний день по своему статусу творческие союзы приравниваются, скажем, к обществу любителей морских свинок. А все-таки я считаю, что творческие организации для нашей страны, для нашего социума - это все-таки особые организации, их жизнь должен регулировать, обеспечивать специальный закон. Из-за отсутствия этого закона очень много путаницы с собственностью, с авторским правом и так далее. Вот этот вопрос я поднял.
Я также передал президенту и попросил познакомиться с обращением руководителей союзов писателей Казахстана, Азербайджана, Армении, Молдовы, еще ряда союзов, которые оказались выброшены из международного Литфонда, который они же и основали в 90-м году

Я также передал президенту и попросил познакомиться с обращением руководителей союзов писателей Казахстана, Азербайджана, Армении, Молдовы, еще ряда союзов, которые оказались выброшены из международного Литфонда, который они же и основали в 90-м году, то есть они организации-учредители. Был с помощью подтасовок, юридических хитростей переписан устав, и те союзы, которые организовывали международный Литфонд, оказались из него вышвырнуты. Я считаю, что это нанесло очень серьезный вред консолидации культурных сил на постсоветском пространстве. Они об этом пишут письмо очень горькое, оно вышло у нас на первой полосе под шапкой “Мы не посторонние”. Кстати, за день до нас это же обращение в чуть сокращенном виде опубликовала “Новая газета”. Они туда обратились. И, по-моему, премьер очень озаботился этим попранием здравого смысла и прав писателей СНГ во имя обогащения кучки каких-то дельцов, совершенно не имеющих отношения к литературе.

Кроме того, я говорил о судьбе толстых журналов, продолжив тему, которую начал Валентин Распутин. Он первый высказался, он вообще первый выступал, и озаботился судьбой журналов. И я на вопрос премьера, каким образом можно помочь журналам, той же “Литературной газете”, которая по своему статусу тот же толстый журнал, только выходящий четыре раза в месяц, я сказал, что у нас в стране более ста тысяч библиотек, и если хотя бы половина из них будут подписаны с помощью бюджета на толстые журналы и “Литературную газету”, то дальше уже они разберутся сами. Другое дело, что это перед толстыми журналами, нашей “Литературной газетой”, конечно, будет ставить совершенно другие задачи. Потому что сейчас, когда у журнала тираж три-пять тысяч, он издается для своих, для какой-то узкой тусовки. Все-таки широкий читатель – это уже серьезно.

Кроме того, я продолжил тему, которую начал в своем выступлении Андрей Георгиевич Битов - это с ситуацией в Переделкино. Высказал опасение, как бы эта заповедная территория, где находится музей Пастернака, Окуджавы, где Дом творчества знаменитый находится, как бы она не превратилась в заурядный, унылый, строго охраняемый очередной элитный поселок. И, может быть, потерянный для писателей. Там тоже в основе махинации с законом. У нас, к сожалению, сегодняшний закон служит тем, у кого больше денег и больше нахальства. Мне показалось, что Путин озаботился этой проблемой, потому что действительно Переделкино - это уникальная территория, заповедная.

И, конечно, я говорил о приближающемся 180-летии “Литературной газеты” - это старейшее издание в стране. И сказал: Владимир Владимирович, вы с “Советским спортом” встречались на юбилей, неужели не встретитесь с “Литературной газетой”, которой 180 лет? И премьер заверил, что обязательно встретится с коллективом “Литгазеты”. Тем более, что разговор с писателями, как он сам сказал в завершение, ему очень понравился.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Дмитрий Быков, заместитель главного редактора журнала “Огонек”, заранее почувствовал ложность ситуации.
На день рождения обычно зовут ближайших друзей, я, во всяком случае, так делаю и, думаю, что все. Я не чувствую себя ближайшим

Дмитрий Быков: Одно дело - придти поговорить, другое дело - придти поздравить. Казалось бы, ППП - писатели пришли поговорить, а ППП - писатели поздравляют Путина, аббревиатура та же, а смысл другой. На день рождения обычно зовут ближайших друзей, я, во всяком случае, так делаю и, думаю, что все. Я не чувствую себя ближайшим. Мне кажется, с моей стороны было бы бестактным придти туда и высказывать какие-то пожелания, предложения, а личных просьб у меня нет. Так что здесь не так все однозначно. Но мне кажется, что для этого можно было бы найти другой день, другой по целому ряду причин.

(Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.)

Другой участник встречи писателей с Владимиром Путиным, Александр Архангельский, также задал премьер-министру два вопроса. Об этом Архангельский рассказал в программе "Время гостей", которую вела Анна Качкаева:

- Я спросил: почему наше сильное государство не может помиловать фигурантов "дела Ходорковского", и в первую очередь - рядовых, тех, кто "попал под раздачу"? Они-то за что? Что они за звери такие, что они сидят?..

Второй вопрос был насчет ситуации вокруг Подрабинека. Я сказал: "Наверное, вы слышали о статье Подрабинека. Я не про статью. Если бы про нее просто спорили как угодно жестко, я бы вопрос не задавал, это дело нормальное. Но о ней не спорят, а человека начинает травить молодежное движение "Наши", которое ссылается при этом на то, что оно действует как властное движение. Как вы, председатель правительства, к этому относитесь? В частности, как вы относитесь к таким словам одного из идеологов "Наших"... (И я процитировал слова Бориса Якеменко, который говорит в своем "Живом журнале" о том, что "нужно создать условия, при которых Подрабинек не сможет выходить на улицу, не будучи оплеванным. И это только начало. Есть и другие варианты…"). Путин ответил, что он что-то слышал про шашлычную, в курсе про статью Подрабинека, "хамскую статью", как он сказал, и про бурную реакцию, но деталей, о которых я ему сказал, он не знал.

(Полностью текст программы "Время гостей" читайте здесь).

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG