Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Киношок” в Анапе





Марина Тимашева: В Анапе завершился Открытый фестиваль кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии “Киношок”. Пожалуй, это единственный фестиваль, на котором зрители и критики имеют возможность увидеть новые фильмы, созданные кинематографистами республик бывшего Советского Союза и судить о тенденциях развития кинопроцесса в этих странах. О фестивальных радостях и разочарованиях рассказывает Павел Ходасевич.

Павел Ходасевич: Свое совершеннолетие нынешний “Киношок” отмечал в условиях экономического кризиса. Последний, судя по всему, не повлиял ни на количество лент, представленных в программах фестиваля, ни на размах, сопутствующих этим программам, мероприятий. Все было так, как и прежде: торжественные церемонии открытия и закрытия, встречи со зрителями, в том числе, в знаменитой станице Гостагаевской, кинопоказы в городе Анапе, на Театральной площади, полуночные программы на пленэре с участием кинематографических и музыкальных знаменитостей. Почетными гостями фестиваля на этот раз стали казахские и болгарские кинематографисты. Фильмом открытия фестиваля стала казахская лента “Прыжок Афалины”. Это был первый шок “Киношока”. Полубоевик-полутриллер повествует о происках бывших работников спецслужб Казахстана и коррумпированных представителей оппозиции, которые не только плетут козни вокруг любимого народом президента, но даже намереваются его убить, причем, не одного, а вместе с коллегой из братской России. Для реализации этого замысла ими используются любые способы, вплоть до привязывания к телу несчастного дрессированного дельфина Афалины мощной бомбы. Сценарий фильма, содержащего невероятное число нелепиц, написан, как говорят, нынешним министром обороны Казахстана, который до этого руководил несколькими гражданскими министерствами и ведомствами. Судя по всему, главная задача авторов фильма состояла в том, чтобы население Казахстана, узнав о коварстве отдельных представителей оппозиции и продажных работников спецслужб, теснее сплотилось бы вокруг всенародно избранного президента. Под стать сценарию оказалась работа многих актеров занятых в фильме, в том числе, приглашенных из России. Возможно, этой киноподелке не стоило бы уделять столь пристального внимания, если бы не одно “но”. Представители Госкино Казахстана ставят перед собой задачи “успешного продвижения кинофильма на российский кинорынок”. Продвигаться на российский кинорынок вполне могли бы более достойные казахстанские картины, показанные на фестивале, например, трагический фильм “Подарок Сталину”, снятый по сценарию Павла Финна режиссером Рустемом Абдрашевым, или грустная лирическая киноверсия повести Чингиза Айтматова “Прощай, Гульсары!” режиссера Ардака Амиркулова, и даже жесткая, но при этом красивая этнографическая семейная сага под названием “Келин” о жизни казахов в доисламский период, снятая Ермеком Турсуновым. Нужно с прискорбием отметить, что некоторые фильмы полнометражного конкурса так же, как вышеупомянутый “Прыжок Афалины”, вряд ли способствовали повышению престижа фестиваля. Например, в программе, представленной Украиной, с пронзительной “Мелодией для шарманки” Киры Муратовой соседствовала примитивная лента “День побежденных”, претендующая на жанр народной комедии. Невразумительным и скучным оказался фильм из Литвы “Ближний свет” снятый режиссером Игнасом Мишкинисом, а на обсуждении фильма “Песен Южных Морей”, ставшего копродукицей кинематографистов нескольких стран, его продюсер Юрий Обухов признал, что фильм получился неудачным, вследствие разногласий среди участников проекта. Бесспорным лидером основной конкурсной программы стала “Мелодия для шарманки”. Специальный диплом жюри с формулировкой “за отстаивание гуманитарных ценностей” достался фильму по своей сути очень похожему на фильм Киры Муратовой. Называется он “Другой берег”, снял его грузинский режиссер Георге Овашвили по сценарию Рустама Ибрагимбекова и Нугзара Шатаидзе. Если перипетии трагического путешествия маленьких героев “Мелодии для шарманки” происходят в условиях хотя и жестокого, беспощадного, но мирного времени, то у 12-летнего грузинского мальчика-беженца Тедо, отправляющегося на розыски своего отца в Абхазию, война отнимает все. Авторы не пытаются никого обвинять, они предлагают зрителям поразмыслить о том, как получилось, что люди, веками жившие бок о бок, докатились до взаимной ненависти, братоубийства и равнодушия к детям. В фильме азербайджанского сценариста и режиссера Октая Миркасыма также звучит тема войны, но здесь она проходит как бы по касательной, опаляя судьбу главной героини - талантливой театральной актрисы, вдовы офицера. О том, что послужило импульсом к созданию фильма, рассказывает его сценарист и режиссер Октай Миркасым.

Октай Миркасым: Я увидел как-то девушку, которая, счастливая, сияющая, красивая, чистенькая, с таким сияющим, целомудренным обликом шла под руку с молодым офицером. Она гордилась им, а он был счастлив, что рядом с ним красивая его невеста, благородный такой, красивый лоб, волосы. Я остановился и залюбовался на них, и сразу подумал, что это все из прошлого, потому что гордость была быть подругой офицера, а не барыги какого-то, лавочника. И вот эта картинка, она и повела меня дальше.

Павел Ходасевич: Приз за лучший сценарий и операторскую работу получил фильм режиссера Наны Джорджадзе “Метео-идиот”, снятый по сценарию классика грузинского кино Ираклия Квирикадзе. И, наконец, о единственном российском участнике главного конкурса, о фильме, который разделил зрителей на два лагеря - непримиримых противников и восторженных почитателей. Называется он “С черного хода”, снял его режиссер Станислав Митин по своему же сценарию, написанному по повести Михаила Рощина. Трогательная история первой любви десятиклассника к своей учительнице.

Станислав Митин: На пресс-конференции меня спросили, мол, что это за фильм, где нет никакой провокации. На что я сказал, что провокация есть как раз в моем фильме, потому что он провоцирует то, что является сегодня большим дефицитом – дефицит добра, дефицит любви, дефицит человеческого общения, дефицит красоты человеческого общения. Потому что то, как они общаются, это и есть красота, то, как он ее любит, это и есть нежность, и есть любовь. Я так по этому соскучился, мне так надоели пошлость, цинизм, которыми нас каждый день поливают и говорят, что это и есть жизнь. Неправда. Но если даже это и есть жизнь, то она - по горло. А хочется дышать свежим воздухом. Вот я хотел снять историю свежего воздуха. Какая бы жизнь ни была, “среди забот и скуки бытия/, чей гнет мы терпим только от бессилья/, блажен, кого невидимые крылья/ уносят в лучезарные края”. Это написал Рембо. Так вот, я хочу про это блаженство. Вот мне кажется, что это самая главная провокация моего фильма.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG