Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Где найти трактористов, которые не пьют и не воруют (Нижегородская область)


- Лет 5, наверное, не пью.

Игорь Телин: Вот так завершается каждый трудовой день механизаторов села Василёвка Починсковского района. Работники товарищества на вере "Шамов и Ко" каждый вечер сдают тест на алкоголь на самом обычном алкотестере, который раньше использовали сотрудники Госавтоинспекции. В качестве бонуса успешно прошедшие контроль механизаторы получают шоколадки и около конторы их ждут дети в ожидании того, что папы порадуют их сладким угощением. Те же, кто тест не прошел, лишаются не только шоколада, но и права на получение части зарплаты. Потери в конечном итоге могут быть значительные. Алкотест - одна из мер руководителя сельхозпредприятия Юрия Шамова по борьбе с пьянством среди работающих жителей Василёвки.

Юрий Шамов: Люди пьют давно и помногу. Поэтому на работу часто приходили пьяные. Поэтому самое главное для меня, чтобы не пили в рабочее время. Трезвый пришел, трезвый ушел.

Игорь Телин: Сельхозпредприятие имеет статус товарищества на вере. Особенность этого статуса и в том, что руководителя никто не имеет права переизбрать, пока он назначается главным учредителем, каковым является сам Шамов. Сам себя переизбирать он, конечно, не будет, так что и ведет себя как настоящий помещик, устанавливая собственные правила жизни и труда на "своей", так сказать, территории. На введение проверок на алкоголь, Шамова, как он сам говорит, вынудило повальное пьянство, которое процветало в Василёвке. Все началось с того, что однажды он притащил в свой кабинет полуторапудовую гирю и поставил похмельных мужиков перед выбором: не поднимете 10 раз - запишу прогул. И лично продемонстрировал, как с этой гирей обращаться.

Юрий Шамов: Гирю поднимает, то есть похмель отрабатывает, 10 раз. Я каждый раз показывал, что я гирю поднимаю больше, чем они.

Игорь Телин: Система борьбы с пьянством в отдельно взятом селе "по-Шамовски" включает в себя также кодирование работников сельхозпредприятия в наркологических клиниках. В первый раз медицинскую процедуру оплачивает хозяйство, в каждый последующий - сам работник. Тракторист Иван Николаев дважды проходил эту процедуру.

Иван Николаев: Выглядит страшно. После укола целый час трясет.

Игорь Телин: Последнего раза было достаточно. Николаев алкоголь теперь и в рот не берет, что не замедлило сказаться на его отношении к работе. По итогам года он в своей сфере показал наилучший результат, за что и был награжден спутниковой антенной. Характерно, что призеры производственных соревнований механизаторов, доярок и других работников награждаются подпиской на газеты. Николаев кодировался дважды - после первого раза не удержался, когда зашел в гости к соседке-самогонщице.

Иван Николаев: Получился скандал такой неприятный. Маленько был срыв.

Игорь Телин: Вызволять оттуда Ивана его жене пришлось с рукоприкладством.

- Напоила и там у себя держит. Я пришла и говорю - ну-ка, открывай двери! Она мне двери не открыла. Я говорю - подойти сюда. Стала его будить. Поглядела в окошечко. Смотрю - правда, он там спит пьяный. Я говорю - открой дверь, мужа буди! Они тоже пьяная была, не пускает. Она к окошку подошла, у меня в руке галоша была, я ей этой галошей по роже надавала.

Игорь Телин: И тем не менее, пьянство в Василёвке не прекращается. Даже штрафные санкции оказывались неэффективными. "Я понял, почему, - говорит Юрий Шамов. - Воруют!". По словам директора, работники тащили и молоко с фермы, и зерно из хранилищ, и все - на пропой. В селе есть самогонщики. Вот у них-то и обменивали они украденное на самопальные алкоголь. Тогда и решил Шамов установить тотальный контроль над своими работниками. Так появились на улицах Василёвки камеры видеонаблюдения, а также специальные контрольно-пропускные пункты, или как они здесь называются, "столы встречи". Здесь, под объективом камеры, возвращающиеся с работы сельчане должны выкладывать все из сумок и в буквальном смысле слова выворачивать карманы.

Юрий Шамов: Подходят к этому "столу встречи". Ставят свои вещи сюда. У него есть сопроводительный документ, выписанный на ферме. Опускает в почтовый ящик документ, октрывает сумку, показывает все, что несет. Если показывает, что ничего не несет, складывает все в пакет, и счастливый пошел, что он проверился.

Игорь Телин: В своем кабинете Шамов оборудовал приемное устройство, которое в круглосуточном режиме записывает картинку с 16 видеокамер. Эти камеры установлены на фермах, в зернохранилищах, машинно-тракторном парке.

Юрий Шамов: Мы можем все это приблизить, посмотреть, какие мои действия были. Его даже никто не вызывает, не допрашивает - чего ты нес, зачем нес. Нес? Нес. Значит, воровал. Все!

Игорь Телин: Говорит это Шамов с полной уверенностью в своей правоте. Ну, просто настоящий помещик, истина в последней инстанции для местных жителей. Впрочем, никто не ропщет, по крайней мере, открыто. А часть сельчан - из числа пожилых и непьющих, действия директора кажется даже одобряют.

- Кто ворует с фермы молочко, их видят и сразу - цап! - и ловят. Для этого и повесили камеры, чтобы не воровали. Ему это дорого встало.

Игорь Телин: Обошлась Шамову система тотальной слежки в 200 тысяч рублей. Однако, по его словам, затраты оправдали себя с лихвой.

Юрий Шамов: С мешком уже не идет. Если он спрятал под полой, я включу такую чувствительность видеокамер, что до трусов будет всех видно.

Игорь Телин: Все действия жителей Василёвки на виду у руководителя предприятия. Хотя сам Шамов говорит, что так же как жизнь сельчан, прозрачна и бухгалтерия возглавляемого им товарищества на вере. И ведет в контору, где на стене висят нарисованные от руки картинки, отражающие местную экономическую жизнь. Почему картинки? Для наглядности, говорит Шамов.

Юрий Шамов: Экономическое вливание людям в голову. За каждый месяц ожидаемый доход. Планируется доход наших денег. Смета расходов составляется. В конце стоит зарплата. Вот когда эта кружка производственных расходов за месяц наполнится, закроем ее крышкой, сюда проденем трубочку и деньги потекут... молоко потечет в эту кружку. Это зарплата. Люди ждут, когда сюда начнут капать доллары. Да, это привлекает внимание. Когда кружка закроется, напишу, что берем кассу такого-то числа после 14 часов.

Игорь Телин: Однако, к пьянству. Победить его среди жителей Василёвки так и не удается. Например, совсем недавно умерла от цирроза печени 26-летняя доярка, оставив четверых детей. Об экономическом эффекте для сельхозпредприятия борьбы с пьянством работников можно говорить очень относительно - ни высокими надоями, ни урожайностью здесь похвастаться не могут. С другой стороны, благодаря антиалкогольным усилиям Юрия Шамова хозяйство сохраняется на плаву, в то время как половина сельхозпредприятий Починковского района прекратили свое существование. Вообще, к тому, что делает в Василёвке Шамов, тоже нельзя относиться однозначно. Тут и диктат, и барские замашки, и штрафы, и тотальный контроль с системой видеонаблюдения, и вместе с тем - предложение сельчанам альтернативных алкогольным форм отдыха. Вокруг Василёвки разбиты зоны отдыха, обустроены парки, родники, восстановлен местный храм, построен даже памятник "Крест на мече" - в честь защитников государства Российского.
XS
SM
MD
LG