Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В США обсуждают присуждение Бараку Обаме Нобелевской премии мира


Сергей Сенинский: Присуждение Нобелевской премии мира 2009 года Бараку Обаме вызвало неоднозначную реакцию в самих Соединенных Штатах. Многие считают это решение, как минимум, преждевременным, а саму награду – пока незаслуженной. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Процесс присуждения Нобелевской премии мира носит традиционно закрытый характер, и все же на последнем этапе в прессу, как правило, просачивается список финалистов. Выдвижение президента Обамы было окутано непроницаемой тайной. Как утверждает пресс-служба Белого Дома и сам президент, решение Норвежского Нобелевского комитета оказалось для него полнейшей неожиданностью.

Барак Обама: Я не ожидал и весьма смущен решением Нобелевского комитета. Скажу откровенно: я не рассматриваю его как признание моих личных заслуг. Я считаю его признанием американского лидерства во имя чаяний всех народов мира.
Честно говоря, я не чувствую себя достойным быть в одном ряду с преобразователями, удостоенными этой премии – мужчинами и женщинами, которые воодушевляли меня и все человечество своим мужественным стремлением к миру.
Но я также знаю, что эта премия отражает видение мира, который эти мужчины и женщины, а также все американцы хотят построить - мира, в котором воплотятся надежды наших отцов-основателей. И я знаю, что на протяжении своей истории Нобелевская премия мира присуждалась не только как награда за те или иные свершения, но и как импульс для определенного хода событий. Именно поэтому я приму эту награду - как призыв к действию, призыв ко всем странам противостоять общим вызовам XXI-го столетия.

Владимир Абаринов: Первой реакцией американцев на известие о Нобелевской премии Обамы было недоумение. Президент слишком недавно находится на этой должности, он еще не успел сделать ничего существенного на благо мира, за исключением нескольких эффектных речей. Более того, в ближайшие дни ему придется принимать непопулярное решение об увеличении численности американского контингента в Афганистане – вряд ли этот шаг можно квалифицировать как действия миротворца. Присуждение премии Бараку Обаме комментирует в интервью телекомпании CNN сенатор Джон Маккейн.

- Президент Соединенных Штатов, который год назад в эти самые дни был вашим соперником на заключительном этапе избирательной кампании, стал лауреатом Нобелевской премии мира за 2009 год. Заслуженно?

Джон Маккейн: Я уверен, что для президента - большая честь получить эту награду, а Нобелевский Комитет... я не могу угадать все их намерения, но я думаю, что отчасти это решение объясняется ожиданиями. И я уверен, что президент понимает, что теперь планка ожиданий для него поднята еще выше. Но, как американцы, мы испытываем чувство гордости, когда наш президент получает такую престижную награду.

- А вас не удивляет, что всего за восемь месяцев пребывания в должности, хотя, да, поставлены высокие цели во внешней политике, ему не удалось добиться от НАТО направления дополнительных войск в Афганистан? Что он не убедил израильтян сделать то, что он считает необходимым, чтобы начать переговоры с палестинцами... Вы были удивлены?

Джон Маккейн: Думаю, все мы удивлены решением, но, полагаю, американцам всегда приятно, когда их президент получает признание такого уровня.

Владимир Абаринов: Эксперт Фонда «Наследие» Найл Гардинер считает, что Норвежский Нобелевский комитет своим решение снизил значение высокой награды, которой в прошлом удостаивались действительно выдающиеся борцы за свободу и демократию.

Найл Гардинер: На этот раз я согласен с президентом Обамой. Он заявил сегодня утром, что не заслуживает награды. Комитет в Осло принял в высшей степени политическое решение. И я не думаю, что президент заслуживает присуждения этой награды в настоящий момент, всего на девятом месяце своих полномочий. Я считаю, это решение снижает ценность Нобелевской премии. Говоря начистоту, есть множество людей, гораздо более достойных этого отличия, тех, кто действительно помогает сегодня делу свободы на мировой арене.

Владимир Абаринов: Обозреватель CNN, известный политолог Фарид Закария не согласен с такой оценкой – он полагает, что Барак Обама уже добился важнейшего изменения в климате международных отношений, а именно: сделал Америку снова популярной в мире.

Фарид Закария: Думаю, в известном смысле - это награда Соединенным Штатам в большей мере, чем Обаме лично. Это награда Соединенным Штатам за то, что они снова взаимодействуют с миром, за то, что они покончили с восемью годами Джорджа Буша, и, наконец, Обаме лично - за то, что он не отступает от своих предвыборных обещаний - за новый подход к войне с террором, за отказ от пыток, за подтверждение Женевской конвенции, за сворачивание войны с Ираком, за обращение к мусульманскому миру. В 2008 году рейтинг президента Соединенных Штатов в Великобритании, нашем ближайшем и очень стойком союзнике, сражавшемся вместе с нами во всех войнах, составлял 17% . Сегодня он – 82%, а во Франции и Германии – еще выше. Кардинальные изменения налицо.
И в этом - заслуга Обамы. Но во многом это еще и желание мира видеть Соединенные Штаты, которые в большей мере взаимодействуют с миром, которые не запугивают, который не считают, что они знают решение любой мировой проблемы. И дело в том, что Обама персонифицирует такое представление...

Владимир Абаринов: Найл Гардинер сравнивает популярность Барака Обамы с популярностью поп-звезд.

Найл Гардинер: Я считаю, что глобальное лидерство – это не популярность. И я думаю, правительство Обамы воспринимает мир так, как если бы это была расширенная эстрада телеконкурса «Американский идол». Это - не эстрада. Это - очень опасное место. И я думаю, что эта администрация путает популярность с реальным лидерством на мировой арене.

Владимир Абаринов: Политический комментатор Дэвид Герген работал советником четырех президентов – Никсона, Форда, Рейгана и Клинтона. По его мнению, Нобелевская премия мира может осложнить жизнь президенту Обаме, особенно во внутренней политике.

Дэвид Герген: Весь мой опыт работы в Белом доме говорит о том, что, если американский президент популярен за границей, это усиливает его позиции на переговорах и в дипломатии. Но это и усложняет позиции внутри страны.
Взять политику в отношении Афганистана. Если он теперь не примет решения значительно расширить численность войск, его сразу же обвинят в том, что он играет на руку тем европейцам, которые считают, что за мир не жалко заплатить любую цену. Это еще больше поляризует общество и сделает еще более сложным достижение консенсуса по таким трудным вопросам, как политика в отношении Афганистана и Ирана. Так что это большое благо для президента, но это и бремя для него здесь, дома.

Владимир Абаринов: Журналисты президентского пула сделали присуждение премии главной темой очередного брифинга пресс-секретаря Белого Дома Роберта Гиббса.

Роберт Гиббс: Как сказал сегодня президент, это признание не достижений одного человека, а надежд миллионов людей на всей планете, надежд на то, что они будут жить в мире без ядерного оружия; в мире без угрозы распространения оружия массового уничтожения; в мире без войны на Ближнем Востоке; в мире, который решает проблемы изменения климата. Я думаю, на все это надеются миллионы людей во всем мире, однако эти задачи не могут быть решены одним человеком. Они должны быть решены совместными действиями всего мира. И над этим он продолжит работать.

- Некоторые считают, что присуждение премии президенту подчеркивает тот факт, что он пока больше говорит, чем делает. Что вы ответите им? Ведь он получил премию на ранней стадии своего президентства...

Роберт Гиббс: Я опять-таки не намерен разбирать слова президента. Я полагаю, одна из причин, отмеченная комитетом, - это то, что через возобновление американского лидерства мы можем помочь миру решить многие задачи, которые обрисовал в общих чертах президент. Я не думаю, что это плохо. Наоборот, я думаю, что это очень хорошо.
Я думаю, роль Америки в мире, способная привести к решению проблем, обозначенных президентом, касающихся оружия массового уничтожения, ядерного нераспространения, изменения климата, - эта роль выражает устремления многих.


- Президент сказал сегодня: "Я не чувствую себя достойным быть в одном ряду с преобразователями". Он рассматривал возможность отказа?

Роберт Гиббс: Мне об этом ничего не известно.

- Деньги – 1 миллион 400 тысяч долларов. Обсуждался ли вопрос – я знаю, еще рано – но обсуждался ли вопрос, куда он направит эти деньги?

Роберт Гиббс: Мне об этом ничего не известно. Но, опять же, напомню окончание той фразы, начало которой вы процитировали: "Но я также знаю, что эта премия отражает видение мира, который эти мужчины и женщины, а также все американцы хотят построить - мира, в котором воплотятся надежды наших отцов-основателей".

- Большинство демократов похвалили решение, а большинство республиканцев сказали: "Это что, шутка? Рональд Рейган не получил Нобелевскую премию мира, а Барак Обама, выдвинутый на нее всего через 12 дней после приведения к присяге, - получает".
Даже некоторые демократы опасаются, что это событие расширит межпартийный водораздел, и в результате станет достичь согласия по какому бы то ни было вопросу станет еще труднее...

Роберт Гиббс: Замечание о том, что это каким-то образом еще больше расколет Америку?.. Знаете, я думаю, этих мудрецов надо в принудительном порядке обязать проводить часть года за пределами Вашингтона и его информационного рынка...
Я думаю, люди верят в то, что возобновление американское лидерство ради безопасности стран, ради соответствия нашим собственным идеалам и идеалам, которым многие в мире хотят соответствовать - это хорошо и - важно. Не думаю, что это - узкопартийный вопрос.

- Многие думают, что это - узкопартийный вопрос, потому что Эл Гор, Джимми Картер и теперь президент Обама получили премию.

Роберт Гиббс: Я не являюсь членом комитета по присуждению Нобелевских премий мира...

Владимир Абаринов: В Вашингтоне уже объявлено, что денежную часть премии президент направит на благотворительные цели, но на какие именно – лауреат еще не решил.
XS
SM
MD
LG