Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поспорил ли Медведев с Лавровым?


Дмитрий Медведев не сказал ничего сенсационного. По крайней мере, пока и публично

Дмитрий Медведев не сказал ничего сенсационного. По крайней мере, пока и публично

В сегодняшнем номере британской газеты Financial Times опубликована статья, в которой отмечается расхождение позиций президента Медведева и министра иностранных дел Лаврова.

Автор статьи, московский корреспондент FT Чарльз Кловер, отметил различия в подходах президента Медведева и министра иностранных дел Лаврова по вопросу о санкциях против Ирана. Президент РФ на переговорах с госсекретарем США Хиллари Клинтон, как стало известно обозревателю FT, выразил готовность подержать санкции против Ирана - если Тегеран отступит от своих обещаний, данных по поводу своей ядерной программы. Сергей Лавров, встречаясь в тот же день с Клинтон, назвал введение санкций непродуктивным.

Однако, как сказал Радио Свобода автор статьи Чарльз Кловер, трудно в действительности сказать, насколько это расхождение можно считать существенным, поскольку позиция Лаврова была обозначена публично, а позиция Медведева стала известна от чиновников госдепартамента.

- И, тем не менее, вы как английский журналист, работающий в Москве, ощущаете наличие каких-либо серьезных внешнеполитических разногласий внутри российской элиты?

- Я ощущаю, что есть консерваторы и есть либералы. Но при этом я не могу сказать, что есть существенные разногласия между президентом Медведевым и министром иностранных дел Лавровым. Если зона разногласий и существует, то достаточно узкая. Во всяком случае, публичные позиции Медведева и Лаврова почти не отличаются. Ведь Лавров тоже говорит, что в некоторых случаях санкции можно применить.

- Ваша статья отражает ощущения и ожидания западной дипломатии по поводу разногласий в российских верхах?

- Здесь есть тонкий нюанс. Я бы сказал так: да, есть ощущение, что разногласия существуют. При том, что, повторю, нельзя уверенно сказать, что разногласия есть на самом деле, - сказал Чарльз Кловер.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, бывший замминистра иностранных дел России Георгий Кунадзе с трудом представляет себе ситуацию, когда президент и министр иностранных дел расходились бы в каких-то оценках.
Я не очень понимаю попытки противопоставить эти позиции, хотя, конечно, за этим угадывается попытка противопоставить позиции президента и премьер-министра

- Министр иностранных дел - это прямой подчиненный президента. Вообще, разговоры о том, вводить санкции против Ирана или не вводить, поверхностны. С одной стороны, санкции, как одно из эффективных и последних средств воздействия на государство-нарушителя, должны вводиться. Об этом говорили все, в том числе, и президент Медведев, и, кстати, министр иностранных дел. С другой стороны, остается важный вопрос: когда вводить, в каких условиях, какие именно санкции. Дьявол, как известно, в деталях. Поэтому я не очень понимаю попытки противопоставить эти позиции, хотя, конечно, за этим угадывается попытка противопоставить позиции президента и премьер-министра.

- Но не только в FT и не только по иранскому вопросу появляются подозрения, что некоторые расхождения, тем не менее, имеют место. Действительно ли есть поводы для серьезного размышления или это естественные спекуляции на тему?

- Это работа журналистов - спекулировать на каких-то фактах. Совершенно нормальная вещь. Меня всегда учили, что если министр иностранных дел расходится с главой государства в каких-то вопросах, министр иностранных дел уходит в отставку. Когда и если это случится, мы узнаем постфактум, а не накануне.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG