Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент РФ Дмитрий Медведев в течение ближайших 10 дней не планирует встречаться с представителями думских фракций. Об этом сообщила пресс-секретарь президента Наталья Тимакова. Тем не менее, депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева, представляющая фракцию "Справедливая Россия" - одну из трех фракций Госдумы, покинувших в полном составе зал заседаний в знак протеста против фальсификаций на выборах 11 октября, - ждет встречи с президентом в ближайшее время.

- Мы сформулировали позицию фракции, даем оценку ситуации с выборами, - заявила Оксана Дмитриева ("Справедливая Россия") в интервью Радио Свобода. - Это уже не то, что "кто-то кое-где у нас порой": масштаб фальсификаций превышает реальную явку по некоторым регионам, что полностью изменяет волеизъявление граждан. Соответственно, этот масштаб достигает политических размеров.

Первое: мы считаем, что должна быть встреча с президентом - предметное обсуждение нарушений прошедших выборов и тех условий, которые к этой ситуации привели.

Второе: мы считаем, что должны быть проведены тщательные расследования, а затем - уголовное наказание виновных. Конкретные правонарушения делаются совершенно конкретными людьми. Пока у нас не будет посажен хотя бы один или несколько председателей участковых, территориальных избирательных комиссий, которые допустили фальсификации - пусть по устному указанию, потому что письменных указаний нигде нет... Устные указания от региональных властей были даны, безусловно; но исполняли их конкретные люди. И пока они будут исполнять эти неправедные указания, мы порядок с выборами не наведем. Поэтому они должны отвечать: за фальсификацию на выборах у нас предусмотрено уголовное взыскание.

Третье: мы считаем, что необходим ряд изменений в выборное законодательство. Одним из принципиальнейших моментов по этим выборам было то, что количество проголосовавших намного превышало явку фактическую. Фактически были голосования за тех людей, которые не пришли на выборы, которые все время не приходят на выборы. Эта технология уже вполне отработанная. Поэтому выходом может быть публикация фамилий и имен всех лиц, которые проголосовали на выборах. В нынешней ситуации, при нынешних информационных средствах это можно сделать: вывесить на сайте в Интернете.

- А что мешает "нарисовать" тех, кто не пришел на выборы, и вывесить их на сайте? Ничего же не докажешь потом.

- Как это "не докажешь"! Человек говорит: "Я на выборы не приходил, меня не было. Я никогда на выборы не прихожу". Возможность доказать факты фальсификации гораздо больше. Вам не нужно доказывать, что у вас вброшена тысяча бюллетеней. Вы по одному случаю докажете, что человек фиксируется как проголосовавший, а у него есть документальное подтверждение, что он вообще в это время не находился, допустим, в Москве или в республике Марий Эл. Я как экономист-математик вам скажу: чтобы доказать, что нечто верно, вы должны доказать все случаи того, что это верно. А чтобы доказать, что нечто неверно, - вы можете сделать это хотя бы по одному случаю. Хотя бы один доказанный факт фальсификации (человек не пришел, а он фиксируется как пришедший) - уже основание для уголовного преследования.

- Убедили. А теперь – к адресату требований. Либо президент Медведев не реагирует, либо он реагирует общими словами - о том, что свобода лучше несвободы, а честные выборы гораздо лучше, чем нечестные. Ваши дальнейшие действия?


- В любом случае мы будем готовить эти изменения в законодательстве. Посмотрим, какая будет реакция со стороны администрации президента, правового управления и соответствующих структур; не думаю, что она будет однозначной. Если будет формальная реакция по расследованиям... опять же, не думаю, что она может быть формальной. Потому что мы говорим: вот, есть нарушения на выборах. Мы требуем, чтобы расследования были доведены до конца. Если президент скажет: нет, я не считаю, что нужно проводить расследование всех случав нарушения выборного законодательства, - то это, конечно, повод для серьезного обсуждения в партии и формулирования отдельной позиции по этому поводу. Но я больше чем уверена, что президент такого сказать не может, потому что это прямое нарушение Конституции.

- Геннадий Гудков, ваш коллега по фракции, говорит о готовности выйти на улицу вместе с народом. Вы готовы пойти в этом направлении?

- Как парламентская партия, мы полагаем, что у нас на данный момент есть политические возможности для проведения своей линии. Сегодня мы это обсуждали с нашими коллегами по оппозиции - с КПРФ. Обсуждали и вопрос выхода на улицы. Наша позиция на данный момент: пока что остаемся в рамках парламентского и юридического поля. Мы - оппозиция. Мы обращаемся и требуем встречи с президентом. Мы хотим получить ответы на все поставленные нами вопросы. Мы настаиваем на некоторых изменениях в регламенте Госдумы. Настаиваем на соответствующей работе прокуратуры и правоохранительных органов по поводу нарушений на выборах. Мы даем определенное время на то, чтобы все эти вопросы либо решить, либо не решить. И если все, что мы требуем, будет полностью проигнорировано, - вот только тогда мы должны принимать иные решения. Но пока, коль скоро нас люди избрали... Они же нас делегировали в Госдуму, чтобы мы там работали и выполняли свои функции. И мы эти функции должны выполнить. Если мы говорим: все, мы ничего сделать не можем, парламент ничего не значит, депутат тоже ничего не значит, мы должны с вами идти на улицы, - это уже следующий этап. Но я считаю, что мы обязаны достигнуть результата в рамках тех полномочий, которые у нас есть. У нас есть Государственная Дума. Она должна работать. Оппозиция должна работать как парламентская оппозиция, если у нее есть места в парламенте.

- Когда и при каких условиях ваша фракция вернется в зал заседания Госдумы? Известно ли вам что-нибудь о соответствующих намерениях ваших коллег - КПРФ и ЛДПР?

- Мы хотим, чтобы была четко назначена встреча с президентом - в самое ближайшее время. Я не думаю, что мы будем требовать что-то вроде "пока не встретимся, в зал не придем"; но встреча должна быть назначена, а ее повестка - определена. Это первый вопрос. Второй вопрос - это четкие изменения в регламенте работы Государственной Думы. Чтобы не получалось, что нам затыкают рот и мы не можем использовать трибуну Госдумы для заявлений о своей политической позиции или своего политического протеста; чтобы не выходить на улицы, а заявлять все это в Государственной Думе, коль скоро мы парламентская фракция. Следующее наше требование - это обсуждение на правительственном часе действий главы ЦИК Владимира Чурова: всестороннее обсуждение всех итогов выборов с принятием в Госдуме соответствующих решений. Дата правительственного часа должна быть четко обозначена. Вся эта совокупность условий должна быть выполнена.

Мы - конструктивная оппозиция. Но, например, встречи с президентом мы ожидаем не через месяц или два: она должна быть назначена в ближайшие сроки - допустим, в пределах октября. И подчеркну: наша позиция по приходу или неучастию в работе на пленарном заседании будет синхронизирована с другими оппозиционными партиями.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG