Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красноярский край на карте России – одна из самых больших адмнистративных единиц, а наш городок Минусинск – на самом юге этой единицы. Название это веселит слышащих, хотя, как предполагают историки, в его основе – просто тюркский гидроним, и перевести его примерно можно как «много воды» - здесь действительно много проток Енисея и впадающих в него рек (одна из этих проток делит город надвое). В России это название слегка прославилось благодаря двум вещам: минусинским помидорам – у нас ежегодно празднуют День Помидора, даже собирались поставить сему синьору памятник - и книге современного прозаика Романа Сенчина «Минус». О книге – особый разговор, а вот огромные помидоры, как и другие овощи и фрукты (в частности, арбузы, которые здесь солят и в бочках, и в банках) в самом деле отменные: Минусинск лежит в естественной котловине, климат здесь парниковый, и декабристы - а Сибирь ведь в основном страна ссыльных-пересыльных – отмечали это место как весьма пригодное для земледелия. И не просто отмечали, а сами вывели многие полезные культуры, отчего пошла бысть весьма процветавшая некогда местная Опытная станция садоводства. Этим земледелием всегда и жил наш регион, по крайней мере, до последних времен, когда окрестные села одно за другим стали ветшать, поля – зарастать бурьяном, а вешать ярлык «Минусинские помидоры» на свою сомнительного качества продукцию стали приезжие китайцы, раскинувшие под полиэтиленовыми сводами свои огородные фабрики (недавно в Живом Журнале встретил чью-то горькую шутку: «Блаженны кроткие китайцы, ибо они наследуют нашу землю»…).

Написал: «климат здесь парниковый» - и горько вздохнул: климат в Минусинске меняется на глазах, и не сказать, чтобы в лучшую сторону… Начало этим переменам было положено, как говорят, в 70-х годах прошлого судьбоносного века, когда Енисей перегородили два гиганта – Красноярская и Саяно-Шушенская ГЭС. Последняя прогремела (в прямом и переносном смысле) совсем недавно, в августе сего года: комиссия по изучению причин случившейся на ГЭС аварии, унесшей немало человеческих жизней, подтвердила факт: Саяно-Шушенская ГЭС – весьма ненадежна… Нетрудно представить, почему весть об этой аварии вызвала в Минусинске и близлежащих населенных пунктах такую панику: случись что – и воды из водохранилища наполнят нашу котловину моментально. Помню, в самый день аварии на ГЭС я служил Литургию в маленьком храме при местном доме-интернате для инвалидов и престарелых. Человек с возгласом: «ГЭС прорвало!» вбежал в храм как раз в самый момент причащения прихожан… При том, что более-менее внятная информация о случившемся дошла до населения лишь через несколько часов, я вполне понимаю многих своих знакомых, предпринявших, в состоянии паники, самые разные действия: многие побросали работу и побежали по домам, чтоб собрать детей-деньги-документы (моя жена, помимо сего непременного набора, держала под мышкой и престарелого нашего кота), кто-то сел в машину и уехал в окрестности города, на гору, называемую Тараска, куда, предполагается, вода не дойдет (можно представить себе столпотворение машин у въезда на гору и многочисленные костры, сидя у которых со стаканчиком горячительного, столь необходимого в минуту стресса, горожане готовились наблюдать вторжение стихии в город), кто-то надувал на балконе многоэтажки резиновую лодку, а кто-то – обвязался пустыми пластиковыми бутылками… Нам же, понимающим, что абсолютно безопасного места на земле нет, оставалось только крепче молиться и надеяться на милость Божию к грешникам.

Минусинск, собственно, находится в Азии, и окрестные пейзажи вполне азиатские: степи, цепочка Саян вдалеке, ветер, сосны, песок, Хакасия и Тува – рядом. Эти места – Мекка археологов со всего света, изучающих остатки пребывающих здесь некогда древних культур – Окуневской, Тагарской и других. Работы археологов курирует местный краеведческий музей, являющийся, как и наш Спасский собор (о соборе расскажу отдельно), одной из визитных карточек города. Символ степной Азии – ветер – еще и спасение для города: дым от печей, топимых углём, выхлопные газы - всё это застаивается в воздухе котловины, и путешественник, подъезжая к городу, видит лежащее серое плотное одеяло, становящееся проницаемым для глаза именно в ветреные дни. Мы приехали в Минусинск двадцать лет назад, и мне, уроженцу ангарской тайги, до сих пор никак не привыкнуть к местному климату… Что ж, как говорят, куда Бог воткнул – там и торчи, и, несмотря ни на что, я благодарен Ему, что оказался здесь.

(Продолжение следует)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG