Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему правительство Испании замалчивает, что в Афганистане идет война


Ирина Лагунина: Испанская общественность, после гибели очередного военнослужащего в Афганистане, потребовала от правительства пересмотреть официальный статус испанского контингента в этой стране - отказаться от показного пацифизма и признать, что Испания участвует не в гуманитарной операции, а в боевых действиях против международного терроризма. С подробностями из Мадрида – Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий:
Чтобы понять суть полемики в Испании вокруг афганской проблемы, следует обратиться к недавней истории. Нынешнее левое правительство страны, представленное Испанской социалистической рабочей партией, пришло к власти к 2004 году под флагом воинствующего пацифизма. Мы добьемся полной гармонии на планете, мы, не в пример Америке, справимся с международным терроризмом без применения силы - путем диалога и оказания гуманитарной помощи мусульманским странам. Об этом заявил испанский премьер Хосе Луис Родригес, выдвинув сразу же после своего назначения на пост так называемую доктрину «Альянса цивилизаций». Родригес подчеркнул ее глобальный характер:

Хосе Луис Родригес: Альянс цивилизаций – это стратегическая глобальная инициатива. Она будет действовать на долговременной основе и, безусловно, будет иметь успех. Речь идет о конкретных политических и социальных действиях.

Виктор Черецкий: Между тем, за минувшие после провозглашения доктрины пять лет ее никто в серьез так и не воспринял. Но испанские власти продолжают настаивать, особенно во внутренней пропаганде, на своем «пацифизме». Дело дошло до парадокса: женщина-министр обороны Карме Чакон заявила, что и она радикальная пацифистка: не терпит армию, военных и самым категоричным образом выступает против применения силы в международных делах. И это при том, что испанские военные присутствуют, помимо Афганистана, в бывшей Югославии, в Ливане, Чаде и Сомали. Публицист Альфонсо Уссия считает, что испанским руководителям хотелось бы стать некими «всемирными Ганди»:

Альфонсо Уссия: Постулаты Альянса цивилизаций мне представляются несуразными. Речь идет о весьма фривольном толковании сложнейшей проблемы терроризма, когда всерьез делается ставка на возможность обещаниями гуманитарной помощи умиротворить фанатиков-убийц, одержимых идеей мирового господства. Появление данной доктрины объясняется желанием поиграть во «всемирного Ганди».

Виктор Черецкий: Тем не менее, свое военное присутствие в Афганистане Испания, под нажимом союзников по НАТО, постепенно наращивает: за годы правления социалистов оно увеличилось вдвое. Однако сказать об этом открыто испанские власти не отваживаются: ведь, как отмечают наблюдатели, слишком очевидной станет пацифистская демагогия, используемая для привлечения леворадикального электората – крикливых и нестриженых сторонников так называемой «антисистемы». Поэтому для посылки дополнительных контингентов придумываются разные предлоги, например, очередные выборы в Афганистане. И всякий раз говорится, что Испания вовсе не намерена расширять свое военное присутствие. Так, в минувшем апреле премьер Родригес заявил:

Хосе Луис Родригес: Как я уже неоднократно отмечал, наше правительство выступает против расширения военного присутствия в Афганистане. И мы не станем расширять это присутствие. У нас там 770 военных. Сейчас мы пошлем дополнительный батальон в 450 человек, но лишь для помощи в подготовке выборов. По завершению избирательного процесса – через 3-4 месяца – батальон вернется в Испанию. Так что численность наших войск в Афганистане не возрастет.

Виктор Черецкий: Со времени посылки дополнительного батальона прошло более шести месяцев. Он так и не вернулся – остался в Афганистане, хотя выборы давно прошли. Сейчас к нему прибавились еще 200 человек. Так что теперь о численном составе своего, кстати, именуемого «ограниченным», контингента, испанские власти больше не упоминают. Зато сама антитеррористическая операция в Афганистане продолжает официально именоваться сугубо «гуманитарной», а ее цель – не борьба с международным террором, а «укрепление афганской демократии». Директор частной медиа корпорации «Восенто» Хосе Алехандро Вара:

Хосе А. Вара: Возмущает упорство наших властей в нежелании признать участие в военных действиях в Афганистане испанских военных. Речь идет о попытке скрыть очевидные факты. Взять хотя бы официальную телепропаганду, которая выпущена к национальному празднику 12 октября. Нам стараются внушить, что у нас нет армии как таковой. Наши военные в Афганистане изображаются в виде нянек, сестер милосердия, сердобольных барышень, которые едут в зону конфликта, чтобы заботиться о больных и обездоленных. Это ложь – в Афганистане они воюют, убивают и умирают сами.
Виктор Черецкий: Что касается гибели испанских военных, то она представляется всякий раз как результат несчастного случая. Например, сбили моджахеды ракетой испанский вертолет с 17 военными на борту, а власти заявили, что вертолет упал сам – от порыва ветра. Так что в гибели военных следует винить лишь природу. Подрывы испанской бронетехники на фугасах – тоже дело случайное. Мины заложены неизвестно кем, неизвестно когда и неизвестно для чего – во всяком случае, не для уничтожения испанских войск. Ну а когда дело доходит до перестрелок, в результате которых бывают убитые и раненные, то здесь официальная пропаганда тоже не теряется – народу объявляется, что военные столкнулись с бандой афганских наркоторговцев или уголовников, которые хотели что-то украсть. Так что, вроде бы, участием в военных действиях подобные столкновения не назовешь. Мадридский публицист Курри Валенсуэла:

Курри Валенсуэла: Жертвой военных действий в Афганистане стали 90 испанских военных. Тем не менее, правительство продолжает утверждать, что испанцы не участвуют в боевых действиях. Речь идет о действиях против боевиков, которые совершают теракты – закладывают мины, устраивают засады и так далее. Любопытно, столько еще лет мы будем воевать в Афганистане, и отрицать этот факт?

Виктор Черецкий: Действительно, ложь долго продолжаться не может. Тем более, что она вовсе не безобидна. Когда, к примеру, парламентская оппозиция спрашивает правительство, почему в Афганистане военные передвигаются на устаревших бронемашинах, находящихся в строю более 30 лет и не имеющих защиты от мин, ей отвечают, что на этих машинах очень удобно доставлять гуманитарную помощь населению. Так что требования снабдить контингент современной боевой техникой, чтобы обеспечить элементарную безопасность личного состава, повисают в воздухе. К тому же у властей нет средств для перевооружения армии. Дело дошло до того, что отправляемым в Афганистан военным дают устаревшие и давно снятые с вооружения штурмовые винтовки «СЕТМЕ».
Ну а что касается раненных и инвалидов, то они не рассматриваются как лица, пострадавшие в ходе военных действий. Это лишь жертвы несчастных случаев, а посему они не получают ни положенных за войну пособий, ни пенсий по инвалидности, да и ордена им выдаются второстепенные – за участие в гуманитарной миссии. Аналитик центра стратегических исследований в Мадриде – Института Элькано – Фермин Гонсалес:

Фермин Гонсалес: Ситуация в Афганистане не простая. Там ведутся военные действия. Почему правительство не желает признавать факт участия в них наших войск? Думается, что исключительно по идеологическим соображениям: оно не желает отказываться от своего пацифизма. Этого больше нельзя делать хотя бы из-за военных, которые становятся жертвами конфликта. Инвалиды получают значительно меньшие пенсии, чем те, что им положены за участие в военном конфликте.

Виктор Черецкий: Парламентская оппозиция отмечает, что дальнейший отказ признать факт участия Испании в антитеррористической борьбе ведет лишь к деморализации общества и армии. Почему, за что гибнут наши сыновья? – восклицают матери погибших солдат, которым никто не объяснил и не намерен объяснять, что отправляются испанские военные не на раздачу карамелек афганским детишкам, а на войну с международным терроризмом, на защиту мировой цивилизации от фанатизма и террористической экспансии. Мигель Анхель Родригес, журналист, бывший госсекретарь по вопросам информации:

Мигель А. Родригес: Испания и ее союзники обязаны защищать Запад, нашу цивилизацию. Линия обороны Запада на сегодняшний день проходит через Афганистан. У нас, к сожалению, этого никто не объясняет гражданам. О ситуации в Афганистане мы умалчиваем, разглагольствуя чуть ли не о благотворительной миссии, а в принципе, мы должны были бы гордиться нашими военными. Ведь солдаты гибнут в Афганистане, защищая нашу свободу.

Виктор Черецкий: Оппозиция отмечает, что Испания заинтересована в антитеррористической борьбе в Афганистане как ни одна другая европейская страна. Ведь по планам джихадистов, она вообще в будущем не должна существовать. Вместо Испании возродится средневековый халифат под названием Аль-Андалуз, а ее население будет частично истреблено, а частично обращено в ислам. Об этом неоднократно говорил такой идеолог международного террора, как египтянин Айман аз-Завахири, правая рука Бин-Ладена, и другие экстремисты. Шейх Али Аль-Факр:

Али Аль-Факр: Мы заявляем, что все пространство от Палестины – от реки Иордан и Средиземного моря до Испании, Аль-Андалуза – это земля ислама. Она должна быть возвращена нам, поскольку речь идет о земле, оккупированной нашими врагами, подлежащими уничтожению - иудеями и христианами.

Виктор Черецкий: Парламентская оппозиция требует признания правительством демагогического характера антивоенной пропаганды, а также неправомерность вывода в 2004 году испанского контингента из Ирака. Полемика вокруг этой последней проблемы особо актуальна. Ведь речь также идет о национальной безопасности Испании. Дело в том, что направление в свое время в Ирак небольшого испанского контингента, который в боевых действиях не участвовал и не нес никаких потерь, имело чисто символическое значение. Это была в большей степени политическая поддержка антитеррористической операции Соединенных Штатов, главного стратегического партнера Испании. Решение о выводе войск премьер Родригес принял, придя к власти, под тем предлогом, что якобы операция в Ираке, в отличие от Афганистана, не была поддержана ООН. Лидер либеральной парламентской оппозиции Мариано Рахой опровергает это утверждение:

Мариано Рахой: Организация Объединенных Наций приняла в свое время на Совете безопасности резолюцию (Испания ее поддержала), в которой содержался призыв к странам-членам ООН помочь Ираку, в том числе путем направления туда воинских контингентов. Наши войска присутствуют сегодня в различных странах мира, где этого требует ситуация. В Ираке положение тоже требует иностранного военного присутствия и не меньше, чем, к примеру, в Ливане или Афганистане. Об этом просит само правительство Ирака, поскольку страна нуждается в стабильности, в поддержании безопасности. Не забывайте, что Садам Хусейн был убийцей. Он травил газом свое собственное население. Он повинен в развязывании войны с Ираном, в результате которой погибли более миллиона человек. Обо всем этом нельзя забывать. Нельзя забывать и о том, что западные демократии обязаны помогать народам, ставшим жертвами тирании.

Виктор Черецкий: После демонстративного и поспешного вывода войск из Ирака, которое сопровождалось антиамериканскими высказываниями премьера Родригеса, стратегическое партнерство с США было заморожено. Под ударом оказалась безопасность Испании: у нее имеются острые территориальные споры с южным соседом – Марокко – вокруг североафриканских анклавов – городов Сеута и Мелилья, а также взаимные претензии в связи с ситуацией в бывшей испанской колонии – Западной Сахаре. Сдерживающим Марокко фактором в этом противостоянии и являлось в последние десятилетия стратегическое партнерство Испании с США.
Кроме того, как отмечает оппозиция, со стороны Испании было нелепо и нелогично проявлять воинствующий пацифизм в связи с событиями вокруг Ирака и одновременно наращивать свое военное присутствие в Афганистане, хотя бы и под предлогом гуманитарной помощи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG