Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хазарско-русский словарь


Милорад Павич

Милорад Павич

Исполнилось 80 лет одному из самых популярных в России зарубежных писателей – Милораду Павичу, изобретателю концепции так называемой интерактивной прозы, автору романов "Хазарский словарь", "Пейзаж, нарисованный чаем", "Последняя любовь в Константинополе", "Внутренняя сторона ветра" и других книг.

О феномене русской популярности серба Милорада Павича говорит главный редактор петербургского издательства "Амфора" Вадим Назаров:

- "Хазарский словарь" - первый из романов Павича, опубликованный на русском языке - увидел свет в издательстве "Азбука", где я тогда работал главным редактором. Мы поняли, что это огромный писатель, главный славянский писатель. В издательстве "Амфора", в котором я работаю, выходили его новеллы. Так сложилось, что мы получили лицензию на все его творчество, и у нас сейчас готовится полное собрание сочинений. Павич, подписывая контракт, грустно сказал: "Наверное, вы последний мой издатель". Ему 80 лет, а наш контракт – пятилетний; дай ему Бог здоровья.

Роман сегодня - форма, полностью утраченная, отработанная в XIX веке. Но Павич своими романами-кроссвордами, романами-словарями, романами-пособиями для гадания создает новые формальные конструкции, которые вдруг оказываются живучими. Играют. А главное – влияют на современников.

* * *
Милорада Павича считают сложным для читательского восприятия писателем-постмодернистом. С таким мнением не согласна Лариса Савельева, переводчик большинства книг Павича на русский язык.

- Почему вам интересно переводить Павича? Для переводчика - сложная работа.

- По-моему, совсем не сложная. Хотя мне никто не верит, когда я так говорю.

- Очень образный язык, большое количество метафор, нелинейная литература. С одной стороны, большой простор для переводчика, а с другой - необходимость максимально точно перенести авторскую мысль.


- Я никогда не думаю о том, как устроен текст, потому что мне это мешает. Линейная она или нелинейная – в общем-то, мне на самом деле все равно: это просто устройство текста и все. Любую метафору можно выразить совсем простыми словами. Для меня литература Павича ценна тем, что она очень красивая и очень увлекательная. Если посмотреть на его текст отвлеченным взглядом - ясно, что он, в самом деле, употребляет не очень много слов. Слова эти все простые, у него никогда не бывает чего-то заковыристого. Да и фраза всегда просто построена; она может быть длинной, но в принципе построена просто. Павич для меня - совершенно отдельный мир, другая планета даже, которая устроена по каким-то своим законам. И мне просто интересно на этой планете – все равно как развалиться в кресле и посмотреть в калейдоскоп. Я это люблю.

Я перевела два романа Павича, заранее их не читая. Не потому, что я спешила или мне неохота их было читать; просто мне было интересно, что из этого получится. Получилось ровно так, как если бы я их читала; только переводить гораздо интереснее. Просто тебя несет, ведет - и ты только успеваешь соответствовать тому, что там написано, и вовремя подбирать какие-то слова.

- В русском языке вам хватает слов, чтобы перевести сербский язык Павича?

- В русском языке даже слишком много слов - и это, между прочим, проблема. Совсем недавно я с новым редактором работала над переизданием Павича - и она принялась редактировать в смысле "украшения" текстов. Очень хороший редактор; просто она не въехала в то, что такое Павич. Ее раздражало, например, что там на одной странице одно и то же слово может повторяться пять раз. Но он так пишет. Когда начинаешь вместо этого слова придумывать какие-то замены, красивости, то его текст сразу теряет нерв и превращается в среднестатистическую литературу - советскую, переводную, 60-70-х годов. Я познакомилась с Павичем до того, как начала переводить; я слышала, как он говорит. И я видела его детские фотографии. Это очень многое решает.

Фото Khazars.com
XS
SM
MD
LG